Як на смерть Мотороли відреагували політики, волонтери та журналісти

    • Марина Бердичевська

      Журналіст

    • 21 Жовтня, 2016, 15:07
    • Розсилка

    Про те, як на смерть проросійського сепаратиста відреагували українські політики, волонтери та журналісти, російські «ліберальні» і неліберальні ЗМІ, а також західна преса

    Мовою оригіналу

    «Объявление как нельзя кстати. И это не о лифте, а о здоровье», – пишет в Facebook всемирно известный украинский писатель Андрей Курков, публикуя картинку с объявлением такого содержания: «Подходя к лифту, вспомните, что существует лестница. Ходите по лестнице! Лифт не прибавляет здоровья. Лестница – лечит!» Пользователь «Радио Свобода» ретвитит твит «Донбасс.Реалии»: на картинке – панель с кнопками из лифта старого советского образца и подпись: «Motorola выпустила новый кнопочный телефон». Народный депутат Украины, глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев постит в Facebook изображение старой модели мобильного телефона и подписывает его так: «Моторола Це 200». Пресс-секретарь организации «Правый сектор» Артем Скоропадский лаконично отмечает в своем аккаунте: «Це не ми». 

    Это – самые нейтральные в своей ироничности публикации, вал которых начался в соцсетях после подтверждения новости о гибели в оккупированном Донецке  пророссийского сепаратиста Арсения Павлова по прозвищу Моторола, взорвавшегося в лифте «собственного дома».

    С поправкой на его волонтерскую деятельность, более или менее нейтральной можно считать и «эпитафию», которую составил боевику самопровозглашенной ДНР глава фонда «Вернись живым» Виталий Дейнега: «Он работал автомойщиком и воевал на нескольких войнах. Он убивал наших «киборгов» (как минимум Игоря Броневицкого). Он был не самым плохим солдатом. Теперь он сам убит. Гибридная война порождает гибридных «героев». Она же их и забирает. Во время ротаций в ДАП через сепарские блокпосты с ним пересекались наши военные. Я их спрашивал о том, кто он на самом деле. И ответ был прост: «Мне он показался тупым животным, которому просто нравилось убивать». Больше о нем сказать нечего. Он ушел, но его не забудут. Он навсегда останется анекдотичным персонажем, «героем» своей пластилиновой республики. Посмешищем для нас, для тех, для кого есть настоящие герои. Еще одна шестерка крапленой сепарской колоды ушла в отбой. Привет другим таким же гусям, временно топчущим нашу землю. Очень и очень временно».

    Взвешенный и нейтральный текст публикует в «Новой газете» ее корреспондент Павел Каныгин, излагая все известные ему факты деятельности «полевого командира» самопровозглашенной ДНР, перечисляя всех, кто мог быть заинтересован в гибели Павлова и делая такой вывод: «Русская весна» закончилась после бесславной высылки из Донецка Стрелкова-Гиркина российскими кураторами еще летом 2014 года. Удаление всех остальных полевых командиров (разной степени лояльности Москве) и замена их на «отпускников» были делом времени. Гибель Моторолы в лифте – символический конец эпохи «народной войны» и «народных лидеров» в Донбассе. Весна автомойщиков, трактористов и реконструкторов завершена теперь уже официально. Сама война, к сожалению, похоже, будет продолжаться».

    В остальном же в глазах рябило от количества «фотожаб», на которых в основном изображали надгробный памятник в виде известной модели мобильного телефона, пожеланий: «земля бетоном», «земля стекловатой», восклицаний: «побольше бы таких дней, как сегодня». В своих лентах Твиттера и Фейсбука (в первом я подписана на все украинские, западные и российские «либеральные» СМИ, а во втором – на многих волонтеров, активистов, украинских политиков и журналистов) за первые несколько суток после гибели Моторолы я нашла только две записи, в которых осторожно указывалось на то, что ликование в ответ на новость о гибели врага, повинного в смертях украинских военных, – это все-таки ненормально.



    Первая принадлежит перу бывшего журналиста, а нынче народного депутата Мустафы Найема: «Хочется, чтобы смерть перестала быть единственным способом торжества справедливости, а мы снова разучились такой смерти радоваться». Найем – популярный блогер, у него тысячи подписчиков, и, наверное, поэтому в комментариях под постом началась настоящая вакханалия. Политику пеняли даже на то, что его родной брат, несущий службу на передовой в зоне АТО, «воюет в Фейсбуке, а не на самом деле». Вот примеры наименее резких комментариев: «Цей пост доводить, що війна на сході України – це не ваша війна, це не війна за вашу країну. Бо ви не розумієте причин радості. Ніхто не радіє смерті як такій, як явищу. Люди радіють з того, що зник ворог, який в будь-який момент ладен вбити тебе. Це відчуття має в основі інстинкт самозбереження. І його відчувають лиш ті, для кого ця війна є справжньою вітчизняною війною…»; «Если человек является бешеным животным, несущим смерть и насилие окружающим, без совести, сострадания, мозгов наконец, то ликвидация подобного существа есть торжество справедливости».

    Второй пост, посвященный как раз абсурдности героизации таких, как Павлов, написал  корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк. Он отметил: «Радоваться смерти человека – немного людоедство. Всерьез называть такого, как Павлов, «героем» – безумие». На что в комментариях также получил реплики такого рода: «Оно – не человек».

    На вторые сутки дискуссия в соцсетях именно о том, нормально или ненормально радоваться смерти врага, достигла такого градуса, что заместитель гендиректора телеканала ATR Айдер Муждабаев, обращаясь, вероятно, прежде всего к своим бывшим российским коллегам, написал: «Радоваться смерти того, кто пришел в твой дом убивать, – нормально. Украинцы – нормальные. И если вам так не кажется, то это чокнулись вы».

    А ведь в этот момент уже вовсю шла вакханалия с обратным знаком в российском сегменте Фейсбука среди пропагандистов и на российских телеканалах. О Мотороле скорбели, его неистово героизировали посмертно, в организации его убийства искали следы новых мифических «украинских ДРГ», а Украине обещали кару и отмщение. Цитировать выдержки из выпусков Дмитрия Киселева и ток-шоу Владимира Соловьева не имеет смысла. Через два с лишним года гибридной войны против Украины стало понятно, что эти пропагандистские продукты готовятся исключительно для «внутреннего пользователя».

    А вот статью Александра Косована под названием «5 фактов о погибшем Мотороле» в издании «Сноб», которое в Украине справедливо считали «либеральным» российским СМИ, отметить стоило. В тексте Моторолу называют «ополченцем», события на востоке Украины – «войной за ДНР», а «киборгов» – «так называемыми». По полочкам разложила этот текст в своем Фейсбуке главный редактор издания «Левый берег» Соня Кошкина. «Если бы помойка типа Раша Тудей или Лайфньюз это опубликовала, я бы еще поняла, но «Сноб»!» – пишет Кошкина. И делает вывод: «Кого-то в том лифте не хватало, по-моему. Извините».

    Немедленную реакцию украинских журналистов и активистов получила также публикация в The Washington Post, в заголовке которой Моторолу называют «пророссийской медиазвездой, которую убили украинские нацисты, как говорят повстанцы». Сотни пользователей написали в комментариях под статьей о недопустимости такой формулировки. Многие писали на аккаунт в Твиттере автору статьи – Эндрю Роту, который работает на The Washington Post из Москвы. Результат: редакция издания сменила заголовок. Об этом написал руководитель проектов социальных медиа «Internews Украина» Виталий Мороз: «Коли редактори працюють. Сьогодні редакція Washington Post таки змінила скандальний текст про Моторолу. По-перше, прибрала тупий заголовок. По-друге, забрала з тексту відео з нібито «нацистами», які зізнаються у вбивстві ватажка терористів. Чудово, коли редакції вміють слухати своїх читачів. Адже визнавати помилки – означає будувати відносини з лояльною аудиторією. Однак URL початкової версії залишився (для трафіку), й Google проіндексував про «нацистів»». Новый заголовок The Washington Post теперь звучит так: «Сепаратист, героизированный прокремлевскими медиа, убит в результате взрыва бомбы».

    Как видно, на этот раз шестеренки российской пропагандистской машины вылезли и в российских «либеральных» СМИ, и в западных изданиях, которые продолжают размещать свои «восточные» корпункты не в Киеве, а в Москве. И действительно, закономерным является вопрос: если для той стороны в том числе информационных войск все методы хороши, то почему должны быть запрещенными какие-либо методы для наших лидеров мнений?

    С другой стороны, открытым пока остается вопрос, могут ли лидеры мнений публиковать такие посты, какой написал шеф-редактор новостей издания LIGA.net Петр Шуклинов: «Даже так называемые либеральные СМИ в России пишут об убитой русской обезьяне – которая, напомню, расстреливала украинских пленных, мучила и калечила безоружных, признаваясь в этом публично и хвастаясь – с нотками жалости или даже осуждения украинцев за радость избавления. Сволочи вы конченые. Вы же просто оболочки пустые. Оседлали вас, ссут в морды тугой струей прямо с кремлевских балконов, отстреливают, рты закрывают, бьют и убивают, запрещают и уничтожают. А вы языки свои либеральные в жопу засунули. Стадо баранов. И еще кое-что. Бога ради, Петр Порошенко, пожалуйста, прекратите давать русским скотам украинское гражданство».

    Открытым также остается вопрос, симптомом каких процессов в обществе является такой уровень агрессии и каких последствий этих процессов стоит ожидать, в том числе и через десятки лет.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Костянтин Боровой
    Костянтин Боровой

    Російський політик

    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Олеся Яхно
    Олеся Яхно

    Кандидат політичних наук

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ