Енергетична незалежність. Час та гроші

    • Кирило Сазонов

      Політичний оглядач

    • 29 Листопада, 14:11
    • Розсилка
    Вугілля
    Фото: gk-press.if.ua
    Вугілля

    Вугільну та газовидобувну галузі України повільно, але впевнено знищували багато років. Російські куратори цього напрямку легко знаходили союзників серед представників української владної верхівки

    Мовою оригіналу

    Ситуация в угольной и энергетической отрасли Украины в последнее время остается в центре внимания. Интерес к ней подогревают не только политики, постоянно выискивающие очередную «зраду», но и вполне реальные угрозы представителей так называемой ДНР перекрыть поставки угля с оккупированной территории. В холодных батареях и веерных отключениях хорошего мало. А ради повторения в масштабах всей Украины сценария, который произошел в Алчевске нескольких лет назад, Кремль готов пойти на существенные убытки. Прошлой зимой в критической ситуации мы были вынуждены закупать электроэнергию у России. Гарантий, что в критический момент агрессор согласится что-то нам продавать – нет.

    Проблема в том, что угольную и газодобывающую отрасли Украины медленно, но уверенно уничтожали много лет. Российские кураторы этого направления легко находили союзников на самых верхних этажах украинской власти, позволяя им участвовать в разделе прибыли от импорта газа и угля с профильными олигархами. А в отечественную добычу инвестиции не шли – низкая стоимость угля и газа внутренней добычи делала ее неинтересной.

    Система была выстроена таким образом, что одновременно решались две задачи. Первая – уничтожение отрасли. Вторая – обогащение конкретного клана, разворовывающего дотации. Именно формально низкие цены и государственная поддержка из бюджета привели к тому, что отрасль не стимулировалась конкуренцией, а миллиардный дотационный ресурс попросту разворовывался угольными генералами, «смотрящими» и кураторами из высшего эшелона власти. В связи с этим, добыча постепенно сокращалась, а с началом войны и вовсе обвалилась. Сохранять систему в прежнем виде было не просто преступно, а вообще невозможно. У государства не было средств продолжать дотации в прежних объемах и единственный путь - дать угольщикам рыночную цену, и рынок все расставит на свои места. Но порочная практика прежних лет не прошла для отрасли даром. К началу российской агрессии мы подошли уже в статусе страны, которая всерьез зависит от импорта энергоносителей и ни о какой энергетической независимости речь уже не идет.

    Тем не менее, правительством было принято волевое решение полностью отказаться от импорта российского газа. Это дало возможность Нафтогазу обратиться в суд с иском к Газпрому на сумму более 30 миллиардов долларов, которые мы переплатили по газовым контрактам Тимошенко. Шансы на победу у Украины достаточно высоки, потому что ряд европейских компаний уже выиграли такие же иски у России. При условии, что мы не согласимся на новую закупку газа у российского монополиста по действующему контракту с любой скидкой.

    С углем ситуация сложнее, хотя казалось бы, «черного золота» у нас всегда хватало. Но затянувшийся ремонт блоков на АЭС заставил компенсировать мощности генерации за счет ТЭС, что серьезно истощило наши запасы. По состоянию на сентябрь обстановка была достаточно сложной и эксперты всерьез опасались веерных отключений. Столицу можно было удержать за счет новой линии и мощностей атомщиков, а вот областные центры – тот же Днепр, Черкассы и многие другие могли вспомнить девяностые, с их регулярными отключениями. К концу ноября обстановка гораздо благоприятнее, хотя говорить о том, что все в полном порядке, пока рано. Вообще формулировка «в полном порядке» допустима только тогда, когда Украина сможет на 100% обеспечить себя собственным газом и углем. Но по самым оптимистичным прогнозам даже сейчас при поддержке отраслей на это уйдет минимум пять лет.

    В настоящий момент уголь идет на склады ТЭС достаточно стабильно и с начала ноября запасы выросли уже на 18%. Как заявляют в компании ДТЭК, по состоянию на 24 ноября на складах станций находится 1,2 млн тонн. Принепровская ТЭС также получает топливо в необходимом для стабильной работы объеме. На складах предприятия находится 129 тыс. тонн угля, с начала месяца запасы пополнились на 30 тыс. тонн. Отдельно стоит упомянуть, что из 14 украинских ТЭС 7 работают на антраците (в том числе Приднепровская), а перевод их на газовую марку угля не представляется возможным по целому ряду причин.

    В Украине в текущих условиях уже возникает дефицит газовой марки угля. При переводе ТЭС на эту марку угля стране придется его импортировать тогда, как антрацит украинской добычи не будет востребован. Для переоборудования нужно полностью остановить станцию на 9-12 месяцев, что может привести к дефициту маневренной мощности в энергосистеме.

    Перевод ТЭС с антрацита на газовую марку угля существенно повышает пожаро и взрывоопасность, поскольку газовый уголь более воспламеняем. Ну и вопрос цены – стоимость переоборудования 1 энергоблока составляет порядка 100 млн грн. К примеру, для перевода всех 6 блоков Приднепровской ТЭС необходимо направить на переоборудование 600 млн грн.
    На данный момент закупки антрацита идут в стабильном режиме, в чем существенную роль играет диверсификация поставок. Повышение закупочной цены угля в стоимости производства электроэнергии развязало энергетикам руки и лишило российских марионеток возможности шантажировать нас поставками. Да, закупка угля по мировым ценам обходится нам дорого. Независимость вообще обходится дорого, в том числе и энергетическая. Дешевой бывает только ее имитация.

    Соотношение количества угля, которое мы добываем в Украине и импортируем с завезенным с неконтролируемых территорий позволяет считать, что мы переживем блокирование поставок. Внутренняя добыча постепенно растет, увеличить импорт можно в течение двух недель – такого временного лага требует логистика. Тот же ДТЭК за 9 месяцев 2016 года увеличил добычу до 22,3 млн тонн. Из них на НКТ всего 5,3 млн тонн. Кроме того компания уже импортировала 130 тыс. тонн газовой марки угля из Польши и 79 тыс. тонн антрацита из ЮАР для формирования страхового резерва. Кроме частных компаний импортом угля занимаются и госкомпании. Так «Центрэнерго» до мая 2017-года законтрактовало 1 млн тон антрацита из ЮАР.



    Конечно, при сильных морозах и перебоях с поставками именно антрацита возникают риски. В министерстве энергетики на этот случай разработали план, который предполагает включение в энергосистему газо-мазутных блоков на Трипольской и Запорожской ТЭС.

    В целом тепловые электростанции Украины в настоящее время вырабатывают треть электроэнергии в Украине. Плюс – именно они позволяют быстро маневрировать в условиях пиковых нагрузок и спадов потребления. Подобные маневры с атомными блоками могут закончиться очень печально. Так что развитие собственной добычи угля в Украине для нас альтернативы не имеет. Если мы планируем стать энергетически независимым государством. И для этого есть все возможности. Кстати, газа и нефти это тоже касается – мы можем и должны не просто полностью обеспечивать себя, но и экспортировать углеводороды. И первые шаги в этом направлении уже сделаны. Но одних инвестиций и приведение цен к уровню рыночных для этого недостаточно – требуется еще и время. Это та цена, которую мы обязаны заплатить за то, что когда-то его беззаботно и бездарно растратили.

    Джерело: блог Кирила Сазонова

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Ігор Ляшенко
    Ігор Ляшенко

    Видавець

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ