Миф о стратегическом гении Путина

    • Майкл Макфол
      Американский политолог
    • 29 Жовтня, 2015, 10:52
    • Розсилка

    Президент России Владимир Путин продолжает удивлять.

    Президент России Владимир Путин продолжает удивлять. Военное вмешательство России в Сирии и с последующая за этим личная встреча в Москве с президентом этой страны Башаром Асадом, поразили мир.

    Как и после действий Путина в Украине в прошлом году, мы услышали целый хор комментариев о его стратегическом гении. В этой интерпретации Путин действует решительно, захватывая инициативу и реально меняя ситуацию на месте, в отличие от беспомощных усилий Запада в Сирии.

    В действительности все наоборот.

    Пять лет назад позиции России были гораздо сильнее, как внутри страны, так и на международной арене. Сегодня Путин играет в обороне. Руководствуясь устаревшей теорией международной политики, он идет удваивает ставку, принимая плохие решения.

    Указание на ошибки России, однако, не гарантирует ее будущий провал. Соединенные Штаты и наши союзники не могут сидеть сложа руки и ждать, когда Россия потерпит крах. Вместо этого, мы должны принять всеобъемлющую стратегию для того, чтобы минимизировать негативные последствия действий России и максимизировать позитивные последствия.

    Пять лет назад позиции России в мире укреплялись. В 2010 году в Украине Кремль помог стать президентом своему союзнику Виктору Януковичу. На постсоветском пространстве российские лидеры работали над созданием Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС) – их ответом Европейскому Союзу.

    Москва также улучшила отношения с Европой и Соединенными Штатами. Президент Дмитрий Медведев даже посетил Лиссабонский саммит НАТО в 2010 году и говорил о развитии «стратегического партнерства», которое оставило бы «позади трудный период в наших отношениях». Основной темой было сотрудничество в области противоракетной обороны, а не расширение НАТО.

    Как американская, так и русская общественность заметили прогресс. В 2010 году около двух третей россиян позитивно смотрели на США, в то время как такой же процент американцев видели в России союзника или партнера.

    Экономика России возвращалась к росту после финансового кризиса 2008 года. Торговля с США расширялась, существовали более тесные связи с европейскими экономиками, а Россия была на пути к вступлению во Всемирную торговую организацию.

    В 2010 году Россия также сыграла важную роль в обеспечении новых санкций против Ирана. Тем самым она продемонстрировала, что способна к решительному лидерству во внешней политике, даже ценой напряженности в отношениях со своим важным союзником.

    А потом, в 2011 году начались протесты.

    По разным причинам общество в арабском мире, Украине и России начало мобилизовываться против своих лидеров. Сначала президент Медведев встал на сторону народа, демонстративно воздержавшись, вместо того чтобы наложить вето на резолюцию Совета Безопасности, разрешающую применение силы в Ливии. Медведев также взаимодействовал с лидерами российской оппозиции и провел некоторые скромные политические реформы, прежде чем покинуть Кремль в мае 2012 года.

    У Путина, однако, был противоположный подход. Он видел в этих процессах руку США, и считал, что ответом на них – будь то в Сирии, Египте, России или Украине – должно быть принуждение и сила.

    После своей инаугурации в качестве президента Путин начал действовать жестко против российских участников протестов, называя их предателями. Его тактика подавила активность оппозиции.

    Но его краткосрочные успехи привели к долгосрочным издержкам. Паранойя Путина в отношении независимых политических субъектов породила растущий страх у бизнеса, не входящего в его олигархическую клику. Экономическая реформа застопорилась, инвестиции упали, а доля государственной собственности выросла.

    Наступила также и политическая стагнация. В течение первых двух лет третьего президентского срока рейтинг одобрения Путина колебался вокруг 60 процентов – самый низкий показатель за все время. Только его вторжение в Украину в конечном итоге снова вернуло его рейтинг к прежним высотам.

    В Украине, однако, разгон протестующих провалился. К тому времени когда Янукович попытался очистить улицы силой, как советовал Кремль, его неуверенные попытки применить силовую тактику дали противоположный результат, заставив его бежать.

    Путин, возмущенный тем, что он считал операцией ЦРУ по свержению режима в стране-союзнике России, нанес ответный удар: он аннексировал Крым и захватил еще большую территорию в Восточной Украине, которую сторонники российской экспансии называли «Новороссией».

    И снова Россия потеряла больше, чем получила. В результате санкций и падения цен на нефть российская экономика сократилась с $2 триллиона в 2014 году до $1,2 триллионов. А НАТО, ранее искавшая свою новую миссию, теперь снова сконцентрирована на сдерживании России.

    Путин также был вынужден отказаться от проекта Новороссии: его марионетки в восточной Украине не получили народной поддержки и не смогли наладить эффективное управление. Кроме того, своими действиями Путин гарантировал, что Украина никогда не присоединится к Евразийскому экономическому союзу и не будет снова ориентироваться на Россию.

    Его политика по отношению к другому союзнику, Асаду, также провалилась. Несмотря на блокирование резолюций Совета Безопасности против правительства Асада, поставки оружия в Дамаск и поощрение союзников Сирии встать на защиту режима, усилия Путина не слишком помогли Асаду укрепить свои позиции. После четырех лет гражданской войны Асад правит меньшей территорией и противостоит более грозным врагам. Вот почему Путин должен был вмешаться — чтобы спасти своего авторитарного союзника от разгрома.

    В краткосрочной перспективе российские бомбардировки в Сирии могут воодушевить сирийскую армию и ее союзников на контрнаступление против оппозиционных повстанцев — то есть, против всех, кроме «Исламского государства». Но в долгосрочной перспективе одними лишь российскими авиаударами невозможно восстановить контроль Асада над всей страной.

    Путин умеет находить краткосрочные тактические решения проблем, но менее талантлив в долгосрочной стратегии. Даже при отсутствии реакции со стороны Запада, зарубежная кампания Путина в конце концов потерпит неудачу, особенно по мере нарастания внутренних экономических проблем.

    Но Соединенные Штаты и их союзники должны стремиться сократить это время, противостоя России на нескольких фронтах. Поскольку Путин делает все, чтобы поддержать своего союзника в Сирии, мы должны сделать то же самое с нашими партнерами и союзниками — не только в Сирии, но также в Европе и во всем мире.

    В Сирии Соединенные Штаты не могут позволить России уничтожить всех игроков кроме Асада и «Исламского государства». Мы должны увеличить поставки оружия и усилить поддержку других повстанческих групп. Мы должны предупредить Путина, что дальнейшие атаки против повстанцев, не относящихся к «Исламскому государству» вынудит нас защищать их либо путем введения бесполетной зоны, либо посредством вооружения их зенитными средствами.

    Соединенные Штаты и западные союзники должны использовать отвлечение внимания Путина на Сирию, чтобы усилить поддержку Украины. При условии прогресса в экономических реформах, особенно в том, что касается мер по борьбе с коррупцией, мы можем предложить большую финансовую помощь для развития инфраструктуры и социальных программ. Кроме того, сейчас подходящий момент для того, чтобы укрепить украинскую армию, усиливая военную подготовку и оборонительные вооружения.

    В других странах Европы НАТО следует разместить наземные войска на территории тех союзников, которым особенно угрожает Россия. Аннексия Крыма Россией и вмешательство в Восточную Украину нарушает Основополагающий акт Россия-НАТО и другие договоры. В ответ наши союзники по НАТО заслуживают новых надежных обязательств от нас.

    Наконец, мы должны продолжить продвижение к долгосрочным внешнеполитическим целям, укрепляя американское лидерство и подчеркивая изоляцию России. Ратификация соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, заключение многостороннего соглашения по климату в конце этого года, углубление связей с Индией и развитие отношений с Китаем — все это части общей стратегии Америки.

    Соединенные Штаты, конечно, заинтересованы в появлении сильной, богатой и демократической России, полностью интегрированной в мировое сообщество. В конечном итоге, новые российские лидеры также могут понять, что путь к величию России требует реформ в стране и ответственной внешней политики. Поддерживать свергаемых диктаторов посредством применения силы — не лучшая стратегия.

    Сейчас, однако, единственный способ, чтобы подтолкнуть Россию в другом направлении – сдерживать Путина и противостоять его курсу, не только реагируя на события в Сирии, но и проводя последовательную политическую стратегию по всему миру.

    Источник: The New York Times

    Перевод: The Insider

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ