Новая философия экологии для Украины

    • Анна Свириденко
      Cоветник вице-премьер-министра Украины
    • 15 Квiтня, 2015, 17:16
    • Розсилка

    Реформирование страны, поиски новых путей решения вечных проблем приводят к необходимости переосмысления, казалось бы, привычных вещей.

    Реформирование страны, поиски новых путей решения вечных проблем приводят к необходимости переосмысления, казалось бы, привычных вещей. Не в последнюю очередь это касается экологии. В привычной системе координат экология представляется чем-то малосерьезным: уменьшить количество вредных веществ в природе, насадить побольше деревьев, убрать мусор – всего то и делов. А между тем экология в современном мире получила не только фундаментальную научную основу, но и масштабную общественную поддержку. И обычными инициативами волонтерских групп и активистов решить экологические проблемы невозможно.

    Социологические исследования показывают, что экологическая тематика неизменно привлекает внимание достаточно большого количества граждан. В стабильное время экология занимала 3 – 4 ступень в своеобразной «пирамиде Маслоу» украинских граждан, сейчас – в условиях кризиса – не ниже 5 строки. Это – намного выше, чем проблемы евроинтеграции или внеблоковости. Народ абсолютно адекватно сопоставляет проблемы экологии с проблемами здоровья, самочувствия, благосостояния. При этом любая спекуляция на теме экологии (как то создание политических партий экологического характера и их участие в выборах) неизменно терпит фиаско: для граждан важна реальная политика в сфере экологии, а не лозунги, служащие трамплином к достижению политических целей отдельных групп. Успех в 1998 году и дальнейшее громкое фиаско Партии зеленых на парламентских выборах в Украине – тому свидетельством.

    Это – и общемировой тренд: экологические партии, столь мощно заявившие о себе в Европе и мире в последней четверти ХХ века и даже сохранившие свое влияние в ранние «нулевые», сегодня переживают своеобразный кризис. На выборах 2009 года в Европарламент Европейская партия зеленых показала результат в 7,5%, в 2014 году – 6,7%. Наилучшие показатели партия смогла продемонстрировать в Германии (14 депутатов) и Франции (7 депутатов). Остальные страны Евросоюза смогли провести в Европарламент по 1 – 2 «зеленых» (17 стран – ни одного). Ни единого «зеленого» нет в составе Еврокомиссии. Темы, которые поднимают сегодня европейские «зеленые», зачастую далеки от вопросов экологии (вопросы военного вторжения в ту или иную страну, легализация наркотиков, защита свободной миграции и свободного рынка и т.д.). Наиболее яркие представители движения «зеленых» - лидер французской студенческой революции 1968 года Даниэль Кон-Бендит, бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, депутат Европарламента, добившаяся запрета в Германии ядерной энергетики, Ребекка Хармс, лидер французских фермеров, выступающих против генномодифицированных продуктов, Жозе Бове – отходят постепенно в политическую тень, превращаясь в «почетных» и «заслуженных» политиков. На смену им приходят политики типа Франциски «Ска» Келлер – 33-летней представительницы Восточной Германии, возглавившей список «зеленых» на прошлых выборах в Европарламент. Госпожа Келлер известна не благодаря своим экологическим программам, а защите прав мигрантов.

    Понятно, что мире и в Европе высокие экологические стандарты деактуализируют вопрос борьбы с проблемами экологии. Экологические партии превращаются в разновидность левого движения. Точно та же трансформация в свое время произошла с социал-демократическими движениями, которые в меру исчезновения пролетариата как класса обуржуазились и от первичной идеологии оставили лишь несколько цитат из «Капитала» и внешнюю атрибутику. И это – абсолютно объективный процесс.

    Для Украины же экологическая тематика будет еще долго актуальной, учитывая состояние ряда промышленных предприятий, отсутствие модернизации промышленности, фактор последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также наличие новых проблем, связанных с войной на Востоке страны. Можно смело говорить о том, что вся предыдущая политика государства в сфере экологии и природоохранной деятельности была лишь имитацией работы, ибо коэффициент полезного действия предпринимаемых мер был чрезвычайно низок.

    Что же необходимо сделать сегодня в сфере экологии?

    Для начала – прочитать Конституцию Украины. Статья 13 Конституции гласит: «Земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы, находящиеся в границах территории Украины, природные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в границах, определенных данной Конституцией. Каждый гражданин имеет право пользоваться природными объектами права собственности народа в соответствии закону».

    К сожалению, данная статья Конституции не всегда читается внимательно. В украинском законодательстве, где четко регламентирована государственная, частная собственность, собственность акционерных обществ и т.д., абсолютно отсутствует определение «собственность Украинского народа», «народная собственность». Чрезвычайно размытая формулировка относительно того, что «от имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления» не вносит никакой дополнительной ясности: модерация собственности не значит прав на собственность. И тогда возникает вопрос: а куда, собственно, идут средства от ренты за пользование недрами, воздухом, водой и иными ресурсами?

    И это – немалые средства. В 2007 году Валерий Геец подсчитал, что бюджет Украины из-за слабо модерируемой ренты ежегодно недополучал около 30 миллиардов гривен (это при курсе 5 гривен за доллар). Как правило, все эти средства служили обогащению узкой прослойки олигархов. Не сложно подсчитать, что сегодня эта сумма будет измеряться в совершенно иных цифрах – из-за курсовой разницы и усугубления анархии в данной сфере. Уже тогда ряд политиков (в том числе с министерским статусом) предлагали создать отдельный фонд, в котором каждый гражданин Украины получил бы свой лицевой счет и ежемесячные отчисления (некое подобие Стабилизационного фонда или специальных фондов, существующих в Норвегии, Туркмении, Канаде, Саудовской Аравии, Российской Федерации и других странах). Здравую мысль тогда – восемь лет тому назад – не услышали.

    Вполне уместным было бы сегодня - в процессе реформирования государственной системы – вернуться к данной идее и создать за счет модерирования ренты специальный фонд, в котором государство выступало бы гарантом, но не собственником. Средства, аккумулируемые фондом, шли бы исключительно на экологические программы и развитие медицины (поскольку отрасли взаимозависимы, и любой врач скажет, что львиная доля проблем здравоохранения лежат в сфере профилактики, а не лечения болезней).

    Соседняя с нами Молдова провела самую успешную на постсоветском пространстве медицинскую реформу. И успех ее состоял в том, что власти решились на фиксацию бюджетных отчислений на медицину – в размере 10% от ВВП страны. Это – самый высокий показатель на территории бывшего СССР. Для сравнения – в России этот показатель составляет около 5% от ВВП, в Украине никогда не поднимался выше 2,5% - и то без фиксации. Понятно, что при сегодняшнем состоянии экономики нашей страны добиться молдавского показателя нереально. Именно потому речь идет о том, чтобы экологические и медицинские вопросы вообще снять с государственного бюджета и перевести на абсолютно новую основу, ранее создававшую почву для теневой экономики. Добавьте тот фактор, что жесткое модерирование природной ренты значительной степени решает вопрос борьбы с коррупцией.

    Таким образом, экологическая политика в стране выходит за рамки волонтерства и получает солидную финансовую базу. Плюс экологическая политика рассматривается теперь в неразрывной связи с политикой в сфере здравоохранения. Это – в свою очередь – должно привести к новому перераспределению функциональных обязанностей в системе управления государством и самой структуре Кабинета Министров.

    Кстати, средства, получаемые Украиной по Киотскому протоколу, также должны стать достоянием новосозданного Фонда и идти только на программы здравоохранения и воссоздания экобаланса. По крайней мере, это справедливо.

    Получение 100 – 120 млрд грн. для конкретных отраслей могут решить многое: мы получим качественно новый подход к страховой медицине, возможность вводить профилактические меры (в том числе те, которые были ликвидированы после 2014 года – как то профилактика туберкулеза или ряда детских заболеваний), рассматривать вопросы предоставления государственных грантов и займов для модернизации промышленных объектов.

    Политика в сфере экологии требует не желания и энергии, а средств и системного подхода. Одними «души прекрасными порывами» ситуацию в экологической сфере сдвинуть с мертвой точки не удастся. А перекладывание проблемы на плечи исключительно общественных организаций неизменно – как показывает опыт иностранных государств – приводит либо к спаду активности, либо к волне «экологического экстремизма» (когда отчаявшиеся общественные деятели, не видя плодов своей деятельности, идут на экстремальные шаги и совершают погромы предприятий или насилие относительно сотрудников).

    Только тогда, когда появится возможность эффективного, а не косметического воздействия на экологическую ситуацию в стране, возможно и появление реального «зеленого» движения, которое будет иметь под собою и ресурсную, и идеологическую основу, а также возможность влиять на политику государства. До тех пор, пока под экологию не будет подведена ресурсная основа и не будет изменена сама философия экологии, любые попытки выступать в качестве «зеленой» партии будет рассматриваться исключительно как предвыборный трюк или как способ спекуляции на экологической проблематике.

    Вспомните, что и первые экологические проекты на Западе появлялись в ХХ веке как побочный эффект борьбы крупных корпораций – используя риторику в стиле «Спасите китов!», фирмы, использующие смазочные материалы на основе переработки нефти, выдавливали с рынка конкурентов, использующих более качественные смазки на основе животных жиров. Это потом пришло осмысление экологии как некоего нового слова в общественной жизни и новой основы для политической работы. Но прежде, чем получить поддержку со стороны граждан стран Запада, экологи смогли убедить в необходимости и возможности внедрения экологических программ и их актуальности для общества.

    У нас в актуальности экологии убеждать никого не приходится. Надо показать эффективность и возможность реально что-то изменить в обществе. В том числе, радикально повлияв на самочувствие и здоровье каждого гражданина Украины. В этом и состоит новая философия экологии для нашей страны.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Сергій Запорізький
    Сергій Запорізький

    Підприємець

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ