Тени Майдана: о том, как меняется Киев

    • Александра Вагнер
      журналист
    • 26 Вересня, 2014, 20:00
    • Розсилка

    В предыдущий раз я приезжала в Киев во время самой напряженной фазы противостояния на Майдане

    В предыдущий раз я приезжала в Киев во время самой напряженной фазы противостояния на Майдане. Тогда вовсю полыхали баррикады на улице Грушевского, ведущей к правительственному кварталу, и протестующие не собирались расходиться до отставки Виктора Януковича. Позже, когда президент бежал из страны, с главной площади Украины не уходили, добиваясь выполнения главного требования – подписания договора об ассоциации с Европейским союзом. Потом часть тех, кто участвовал в протестах, отправилась в зону боевых действий в Донбасс, а на Майдане остались те, кто не хотел уходить – либо по своим убеждениям, либо потому, что некуда было идти. Некоторые и сегодня продолжают свой протест, ставший своеобразной вещью в себе.

    Просто так, например, не попадешь за забор, отделяющий улицу от одного из исторических зданий Киевской крепости – построенной в Печерске системы укреплений XIX века. Одна из сохранившихся до наших дней башен крепости отдана Штабу самообороны. Это здание не использовалось много лет и теперь восстанавливается активистами: они уже успели очистить территорию от буйно разросшегося кустарника, а волонтеры обещали до зимы вставить окна. Здесь, по словам бойца третьей сотни Майдана Мыколы, собирают помощь «для фронта», а также могут остановиться те, кто приезжает из зоны боевых действий: «Наша функция в том, чтобы самооборона – то явление, которое так называлось на Майдане, – не рассеялась, не рассыпалась. Чисто психологически, для тех ребят, которые ушли на фронт добровольцами, мы создаем, пусть и эфемерный, но тыл, чтобы куда-то можно было вернуться». Мыкола считает, что баррикады в центре Киева разобрали правильно: «Нормальные ребята с Майдана ушли на фронт». Однако при этом Мыкола говорит: власть «захватили нечистые на руку люди».

    То обстоятельство, что после разгона студенческой демонстрации, которая стала предвестником Евромайдана, в декабре протест возглавили политические лидеры, критикует и лидер четвертой (казачьей) сотни Майдана Николай Бондарь, являющийся также атаманом Украинского казацкого войска: «Часть сотников получили назначение в органах власти. Пропали сотники, пропали сотни». По его словам, власти сейчас в Украине нет, так как даже обеспечением участников боевых действий занимаются в основном волонтеры: «Мы берем на себя функции нам не свойственные: собираем амуницию, провизию, лекарства для антитеррористической операции».

    Казачья сотня – после вынужденного ухода из центра Киева – разбила лагерь на Трухановом острове. Гостям демонстрируют подожженную во время разгона Майдана вместительную палатку, в которой сейчас размещается тренажерный зал. Помимо него здесь есть все необходимое для жизни под открытым небом, а по вечерам читают лекции по истории Украины. Бондарь рассказывает, что «последние лет 500 Россия пытается уничтожить Украину. Это постоянное действие».

    О действиях России в Крыму и Донбассе говорят и на киевских улицах. В начале улицы Институтской, где находится временный мемориал памяти погибших во время протестов, каждый день собираются желающие обсудить политическую ситуацию. «Они пытаются нас рассорить, – говорит одна из участниц дискуссии. – Я уже перестала общаться с двоюродной сестрой. Она в России живет».

    В этой атмосфере актуальным оказалось творчество Тараса Шевченко. По случайному совпадению, в этом году празднуют 200 лет со дня рождения классика украинской литературы, поэтому о поэте снимают фильмы, а по его произведениям ставят театральные постановки. Я побывала на спектакле Черниговского театра кукол, основанном на тексте поэмы-мистерии, как определил этот жанр сам автор, «Великий льох» (в русском переводе поэма называется «Стоит в селе Суботове«). В одной из частей представления три ворона обсуждают трагические события истории Украины, например, разорение, по приказу Петра I, Батурина, города-резиденции Войска Запорожского – после решения гетмана Мазепы выйти из-под влияния Москвы. Поэма посвящена критике русского самодержавия, и смысл ее по-новому прочитывается после событий в Крыму и на востоке Украины: некоторые герои появляются на сцене в экипировке донбасских сепаратистов, в черной форме с черными балаклавами на голове.

    Война в Донбассе для жителей мирного Киева – не только на театральных подмостках или по телевизору. Некоторые здесь до сих пор верят, что Путин не остановится на востоке и начнет наступление на Киев, даже отказываются ехать в летний отпуск и в ожидании худшего держат необходимые вещи под рукой. Война отчасти отодвинула воспоминания о протесте на Майдане, хотя на Институтской – рядом с фотографиями погибших – много цветов, а у некоторых женщин здесь на глаза наворачиваются слезы. Но всего в нескольких метрах – другая жизнь, туристической индустрии. На одной из раскладок, установленной там, где раньше были свалены мешки с песком, ограничивавшие узкие проходы протестного лагеря, продают футболки с портретом Путина и словами известной кричалки, а также копии золотого батона, найденного в резиденции Януковича. Желающих посетить его резиденцию зазывают по громкоговорителю. По прибытии в Межигорье беру на прокат велосипед и проезжаю по огромной территории, краем глаза замечая обветшавшую лестницу, ведущую к некогда частному причалу. Даже президент страны не был застрахован от коррупции: и Януковичу строители пожалели бетона, чтобы как следует укрепить ступени.

    По дороге обратно в Киев в автобусе разгорается нешуточная дискуссия о будущем Украины. Парень из Запорожья отстаивает необходимость сохранения памяти о Советском Союзе: «В Запорожье никому не дам переименовать проспект Ленина. Если бы не Ленин, не энергетика, наш город никогда не превратился бы в областной центр, так и был бы уездным». Ему возражает пожилая дама: «Не будь продразверстки, коллективизации, ГУЛага, поверьте, это была бы совсем другая страна. И вообще Ленин никогда не бывал в Украине».

    О том, что Ленин никогда не приезжал в Украину, написано и на постаменте сброшенного протестующими в декабре прошлого года памятника Ленину, а в бывшем музее его имени, где раньше принимали в пионеры, теперь – вопреки рабочим и колхозницам на барельефах фасада – создают музей Майдана. Солнечные лучи, проникающие в здание через стеклянный купол, подсвечивают расписанные художниками каски и щиты протестующих, их стоптанные ботинки и портреты первых погибших от снайперских пуль. Экспозицию планируют расширить, добавив гильзы от газовых снарядов и боевого оружия, применявшегося против демонстрантов. Организаторы этого музея – в отличие от некоторых критикующих правительство представителей самообороны или сомневающихся в необходимости не однобоко воспринимать эпоху СССР – верят, что перемены возможны. Лидер Автомайдана Сергей Коба объявил о начале акции «Гады лезут в Раду»: активисты движения планировали распространять информацию о тех политиках, которые были замечены в поддержке сепаратизма, коррупции или занимали высокие посты в правительстве Януковича и при этом решили баллотироваться на назначенных на октябрь внеочередных парламентских выборах.

    Тогда еще не был подписан закон о люстрации, но под давлением общественности этот документ все-таки приняли. Он подразумевает люстрацию не только тех, кто был связан с Януковичем, но и запрещает на протяжении 10 лет занимать государственные должности бывшим сотрудникам КГБ, тем, кто находился на руководящих должностях в Коммунистической партии СССР и ЛКСМУ (Комсомоле). Люстрация тех, кто имел отношение к советскому режиму, происходит впервые в истории Украины. Этим путем шли все страны Центральной Европы, которые сегодня являются членами Европейского союза.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Ігор Ляшенко
    Ігор Ляшенко

    Видавець

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ