Россия переживает острейшую агрессивную фазу советского реваншизма

    • Анатолий Вершик
      Российский математик
    • 7 Серпня, 2014, 17:27
    • Розсилка

    «Русской весной» назвали агрессию в Украине циничные разработчики спецоперации, а восторженные идиоты не стесняются повторять.

    «Русской весной» назвали агрессию в Украине циничные разработчики спецоперации, а восторженные идиоты не стесняются повторять. Разве это «весна», когда русские воюют с украинцами? Кровавая или русская? Что происходит на самом деле? Ответ прост: Россия переживает острейшую агрессивную фазу советского реваншизма.

    Неясную тоску по советскому прошлому, надежному и безоблачному, когда «не все было плохо», когда «партия и народ – едины», когда развитой социализм почти победил, – эту тоску тщательно взращивала официальная пропаганда последние 15 лет. На это работал большой штат авторов книг, сериалов, воспоминаний и пр. В сознании многих людей – не только у обывателей, но и у думцев, и даже у первых лиц государства – зрело желание наконец сказать обо всем громко. Не просто заменить гимн или поставить на место старые памятники, а восстановить «все лучшее», что было. Усилить политический сыск, освежить кое-что из советской идеологии, вспомнить ряд запретов и запретить ряд воспоминаний, а главное – установить единомыслие посредством спецопераций, с применением ОМОНа и закона об иностранных агентах. Не все ведь забыто, да и новое поколение политических хунвейбинов подросло. Эта материя долго тлела в сознании многих, и вот сейчас прорвало.

    Кто постарше, помнит, что главным политическим ругательством у нас в стране с конце 40-х и до 70-х годов было выражение «немецкий реваншизм». Высоцкий пел «про реваншистов в Бонне», смеясь над этим штампом советской пропаганды. Никакого реваншизма на государственном уровне в Германии после Второй мировой войны не было и быть не могло. И вот к столетию Первой мировой (после которой реваншизм, как известно, был) подспудное желание вернуться в существенном к прошлому победило. Это и называется реваншизмом.

    Нетрудно зомбировать население, привыкшее внимать площадной пропаганде. «Да, хотим, чтобы Крым как был наш, так и снова стал; пусть Новороссия (никогда не существовавшая) будет нашим форпостом; мы победили фашистов и сейчас дадим им отпор (!); хотим, чтобы нас уважали и боялись» и т. д. И базарный гул идет по интернету: «Нам холодная война не страшна, нам бойкоты нипочем, все нашенское лучше ихнего, обойдемся своим и никуда не поедем, мы не Европа, у нас всегда весна. А вы потеряли всякую духовность». И еще звучит подкинутая тема о несправедливом поражении в холодной войне; о том, что страну после этого унижали и пинали; о том, что надо отомстить.

    Более глубокая причина советского реваншизма кроется в том, что страна до сих не отрефлексировала свою историю, не осознала, почему «Россия проиграла ХХ век» (выражение Александра Солженицына). До конца непонятая трагичность прошлого накрывает, к сожалению, настоящее и будущее. Советский реваншизм в той или иной форме был и остается необходимым российским верхам. Очевидно, что последние годы стали временем постепенного перехода к полусоветским порядкам – и в политике, и в методах руководства, и даже в какой-то мере в экономике.

    Политический ландшафт похож на брежневский, даже стал еще более фальшивым, разве что разбавлен клоунадой. Как и ранее – бутафория демократических институтов: Дума, общественные советы, тот же бессудный суд, та же импотентная общественность, то же отсутствие реальной политической жизни. Особенно отвратительно выглядят нынешние средства массовой информации; понимают ли их работники свою позорную роль в зомбировании населения? Сознают ли публицисты, с хорошо оплаченным негодованием разоблачающие «русофобов» и «внутренних предателей», что ничем не отличаются от еще более хорошо оплаченных наемников, «защищающих» мирное население и стреляющих по мирным самолетам?

    Реваншизм советского образца предполагает сохранение главного know-how советской власти – правила ее передачи: только по предварительному и согласному решению самых верхов. В советские времена «верхами» было Политбюро, а сейчас, как говорят, правление кооператива «Озеро». Какая впрочем, разница, Политбюро даже демократичнее!.. Еще ранние критики советской системы отмечали, что неотлаженность механизма передачи власти – ее слабое место. И вот что действительно «верхам» было невозможно стерпеть – уход Украины от этой советской традиции. Украина позволила себе, и не впервые, менять власть другим способом, прямо скажем, тоже неотлаженным, но уж очень «не нашим». Теперь, кажется, стало ясно, что смена власти в Украине будет происходить отныне только цивилизованным образом, а не по советско-российскому образцу. Это, конечно, большая и тяжелая потеря, теперь мы будем хранить эту драгоценную традицию только вместе со Средней Азией и с Белоруссией. Конечно, такой демарш требует беспощадного ответа, ну, как, например, в случае с Чехословакией в 1968-м или с Венгрией в 1956-м.

    Еще одна причина официального реваншизма – в интеллектуальном бессилии верха: титанические попытки сочинить что-то новое в идеологической сфере ничего не дали кроме «суверенной демократии» и «духовных скреп», пришлось ворошить старую ветошь – советскую, или другую, похожую. Какие-то доморощенные политические шаманы (не чета идеологическому отделу ЦК КПСС) придумывают и поставляют негодный товар наверх, такой, как нелепая и бесперспективная идея «Новороссии».

    Реваншизм безнадежен, потому что тянет назад, в прошлое и перекрывает дорогу в будущее. Он может иметь временные успехи, может снова погубить тысячи людей, может «восстановить» авторитет, вернуть названия, но он недолговечен и пуст. Реваншизм опасен, и международные оценки здесь едины.

    Будет написано много исследований, почему так случилось после 1990-х годов. Несомненно, важно (но, возможно это и не было обязательным), что страну возглавил выходец из самого «советского» ведомства, смысл существования которого сводился к борьбе с инакомыслием. Новый лидер пригласил к управлению государством своих коллег, и такого профессионального единства в руководстве страны не было, наверное, никогда. Пагубность ельцинского выбора наследника была ясна с самого начала. Наивно думать, что несколько лет якобы демократической стажировки способны изменить психологию бывшего сотрудника КГБ, созревшего в циничные брежневско-андроповские годы, с профессиональной привычкой ко лжи, фальшивым презентациям, с пристрастием к тайным операциям, блатной лексике и к презрительному отношению ко всему «чужому».

    Президент, провоцирующий разрыв страны с цивилизованным миром, отношения с которым так долго и с таким трудом нормализовались после советских времен, снова обрекает Россию на стагнацию, а себя – на полную изоляцию. Происходящее в последнее время не оставляет надежд на то, что президент может сменить принятый им де-факто авантюристический реваншистский внешнеполитический курс России на более разумный.

    Что же делать? К сожалению, у нас нет возможности использовать демократический способ – инициирование импичмента президента через парламент: по Конституции это возможно, но бутафорский характер Думы исключает этот вариант. Вспомним, что во времена Ельцина такое было возможно, такое почти случилось! Остается одно: использовать право высказывать открыто свои мнения и заявить четко о нашем требовании: «Президент и его ближайшее окружение должны по собственной инициативе уйти в отставку».

    В России за эти годы появилось много креативных и современно мыслящих людей в разных областях – администрировании, бизнесе; есть большое число специалистов высокого класса в науке, технике, ведь еще не все уехали. И, наверно, такие люди есть и наверху, и они должны бы поддержать наши доводы. Важно, чтобы призыв к отставке был тверд, но без ненужной политизации, без вульгарности и грубости. Все это можно обсуждать. Никакие силовые, тем более кровавые способы смены власти неприемлемы, и призывы к ним – провокации.

    Трудно представить себе, что президент сделает такой выбор. В другую историческую эпоху он уже говорил, что не сделает. Сейчас все кардинально изменилось, добровольный уход мог бы изменить и его собственное будущее. Но риск, что сейчас будут сделаны непоправимые шаги, велик. Опасность хаоса в стране имеет под собой основания, но его можно предотвратить. Помимо всего, очень хочется надеяться, что в политическом поле нет затаившихся фанатиков, подобных тому, кто тайно отправился в 1917 году в опломбированном вагоне из Цюриха в Россию реализовывать придуманные им планы кровавого захвата власти и воплощать в жизнь незрелые фантазии о будущем, определившие, увы, трагическую судьбу страны.

    Еще трудней обнаружить сегодня достаточно многих, желающих высказать или подписать такое предложение, а ведь под письмом 2010 года «Путин должен уйти» в интернете оставили свои подписи более 100 000 человек. Невозможно поверить, что в стране, где 30-40 лет назад в гораздо более сложных условиях активничали диссиденты, религиозные деятели, националисты, где ученые подписывали протестные письма, в которой существовала огромная неподцензурная литература, в которой полулегальная общественная деятельность захватила большой круг людей, что в такой стране нет людей, не потерявших здравый смысл, понимающих, что происходит, желающих хоть что-то сказать о своем отношении к происходящему. Пока тишина нарушается, к сожалению, только теми, кто всегда кричит.

    Когда в 70–80-е годы диссиденты обращались к западным политикам с просьбами помочь в защите политических заключенных, в делах эмиграции, это было естественным шагом в тех безвыходных условиях и иногда приводило к успеху. Однако сейчас думать о том, что санкции Запада помогут России сменить власть, наивно, а ждать и ничего самим не делать стыдно. Запад делает то, что считает нужным, он осторожен, но достаточно ясно и, заметим, вполне предсказуемо выразил свое отношение к реваншизму, проявляемому путинской властью в различных политических вопросах; было бы ошибкой считать его реакцию «дружеской критикой». Вместо пресловутого «многополярного мира», прокламируемого Путиным, Россия может очутиться опять в жестком «биполярном мире», и притом в худшей позиции, чем 50 лет назад, представляя пока в жалком одиночестве реваншистский полюс.

    Около 50 лет назад Андрей Сахаров впервые выступил со своим знаменитым трактатом «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», в котором провидчески писал о предстоящей конвергенции Запада и Востока. Помню, что многие люди из разных лагерей сочли тогда эти идеи наивными мечтаниями. Но Сахаров оказался прав. 10-15 лет назад нам казалось, что мы уже достигли какой-то стадии конвергенции. Сейчас нас вдруг хотят опять запереть в похожем застенке. Не выйдет.

    Почему? Да по очень простой причине: не президенты и не политики определяют сегодня жизнь обществ и жизнь стран. Что-то от них зависит, конечно, но мир устроен теперь иначе, чем даже в ХХ веке. У нас есть возможность нарушить тишину, «ввести собственную санкцию», каковой должно быть публичное выражение своего негативного отношения к нынешней политике президента и публичное же требование ухода в отставку и его самого, и его ближайшего окружения.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Ігор Ляшенко
    Ігор Ляшенко

    Видавець

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ