Дмитрий Святаш: Президент гиперлоялен к кошмару на Крещатике

    • Павло Вуєць
    • 25 Грудня, 2013, 18:26
    • Розсилка

    Депутат-регионал: Харьковский Евромайдан – это три калеки, которые друг друга лупасят

    Пока прозревшая недавно Инна Богословская предлагает не подавать руки тем, кто является членом Партии регионов, рядовые регионалы не склонны драматизировать ситуацию. Риторика депутатов провластной партии не меняется – насилие по отношению к активистам Майдана, по их мнению, не выгодно власти, в страну надо вернуть стабильность, а к вопросу евроинтеграции вернуться как-нибудь потом. Дмитрий Святаш – как раз один из таких «адвокатов власти», в некоторых выражениях которого можно расслышать весьма радикальные нотки.

    Складывается впечатление, что как только градус напряжения снижается, все начинается заново – я об избиении Татьяны Чорновил. Кому выгодно это нагнетание?

    Вы совершенно четко подметили, что как только снижается градус и уже сложно четко объяснять людям, зачем находиться на Майдане, необходимо вызвать у людей на уровне эмоций ненависть. А такая ненависть может быть вызвана только одним – избиением кого-то с Майдана. Мне со стороны, кажется, что логика именно такая, потому что, поверьте мне, – в последнюю очередь власти и людям, к ней приближенным, на фоне снижения градуса противостояния в обществе выгодно его поднимать. Мне очень жаль, что с Татьяной такое произошло, я этого даже врагу своему не могу пожелать. Это совершенно зверское избиение, очень надеюсь, что преступники будут наказаны, но вопрос «кому выгодно» в этой ситуации становится первоочередным.

    То есть кто-то загадочный опять подставляет власть, как в случае с событиями 30 ноября?

    Я исхожу из определенной логики, что это максимально выгодно тем, кто себя считает направляющей силой руководства Майдана. То есть оппозиции.

    А во власти разве не может быть сил, которым выгодна такая эскалация?

    Власть сегодня – это Президент, Кабмин и парламентское большинство. Частью власти является и оппозиция, но по большому счету она серьезно не влияет на процессы в государстве. Так кому из мной перечисленных представителей власти это выгодно?

    Ну, вы же понимаете, что то, что может быть выгодно условному Клюеву, будет невыгодно условному Левочкину и так далее.

    Это теория заговора. Всегда хочется найти сложное решение, когда простое лежит на поверхности. Не думаю, что это выгодно Клюеву, Левочкину, Арбузову, сыну Виктора Федоровича, кого еще можно назвать? Но простая логика говорит, что более всего это выгодно лидерам Майдана.

    А кто, по-вашему, стоит за нападениями на активистов Евромайдана в вашем родном Харькове? Вы, как Кернес, считаете, что это оппозиция сама себя режет и поджигает?

    Харьковский Евромайдан – это три калеки, которые стоят возле памятника и мусорят. Они друг друга лупасят, чтобы кто-то на них внимание обратил. Может, через свой вонючий Евромайдан они хотят попасть в большую политику, но так туда не попадают. Я полностью исключаю участие в этом городских властей и харьковской милиции. А то, что к представителям оппозиционных сил в Харькове крайне негативное отношение, очевидно. Если задать харьковчанам вопрос «Считаете ли вы ВО «Свобода» фашистским объединением?», то 90 % ответят утвердительно. Любое выступление г-на Тягнибока дает в Харькове минус один процент оппозиции, поэтому пусть он побольше выступает. Тогда «Свобода» не возьмет в Харькове и 0,01 %, а вместе с ними их партнеры – «Батькивщина» и Кличко. Сегодня же город находится в позитивном настроении перед празднованием Нового года – у нас самая красивая площадь.

    Зачем ее, кстати, огораживали решеткой?

    Особенность проезда площадью Свободы в Харькове такова, что чтобы оградить людей от машин, выставляются легкие переносные металлоконструкции. Просто чтобы большой новогодний сад, где находятся елка, аттракционы и люди гуляют, был огражден от проезда автомобилей. Так делается уже лет десять перед Новым годом. И никаких проволок и решеток нет – это бред сивой кобылы.

    Вернемся к Майдану в Киеве. У Президента, если выражаться экономическими терминами, очень волатильное отношение к Майдану – то он говорит, что там стоят экстремисты, то аплодирует и оправдывает этих людей. Как вы считаете, какое у него реально отношение к происходящему?

    Президент рефлексирует на события, которые происходят, как любой нормальный человек. Где-то он, конечно, понимает людей, которые вышли за европейскую мечту. Если в 60-х годах выходили за мечту о космосе, то сейчас мечта – Европа. Причем выходят, абсолютно не понимая в большинстве своем, каков уровень ответственности за данный политический шаг будут нести и они сами. Также Президент понимает, что люди возмущались по поводу разгона Майдана – это абсолютно нормальная реакция, как и сегодня будет на избиение Татьяны Чорновил. Безусловно, Президент понимает, что люди вышли не только за стремление в Европу, но и против коррупции, которая существует в обществе. Но когда на фоне этого мирного собрания появляются «вождьки» – один длинный, другой в очках, третий сумасшедший, а четвертый баптист – и начинают призывать к захвату государственных зданий, то это у любого здорового человека вызывает полное неприятие.

    Вы верите обещаниям власти и милиции, что уже не будет никакого силового разгона Майдана, сколько бы он ни стоял?

    Безусловно, силового разгона Майдана не будет. Хотя, с моей точки зрения, Президент гиперлоялен к тому кошмару, который происходит на Крещатике.

    А что бы вы на его месте сделали?

    Я бы сделал то же самое, что делали власти в Германии, Испании, США при подобных действиях. Не было бы Майдана.

    То есть на корню бы придушили смуту?

    Абсолютно такими же способами, как это действует во всех цивилизованных странах мира. Но, конечно, не в странах с хунтой, где такие майданы обычно расстреливают.

    Погодите – вы же сами признаете, что люди вышли за нормальную идею. Зачем их разгонять?

    Люди вышли за идею, но когда это перерастает в нарушение десятка норм Административного и Уголовного кодексов, – это другое дело. К тому же, я убежден, что еще будет расследовано большое количество уголовных преступлений. В частности, дело по пламенным выступлениям господина Турчинова, и, если оно попадет в парламент, я проголосую за снятие с него неприкосновенности.

    То есть версии об аресте лидеров оппозиции недалеки от реальности?

    Из всех оппозиционеров я вижу состав преступления только в действиях Турчинова. О Тягнибоке не говорю, потому что состав преступления в его высказываниях есть на протяжении всей его политической деятельности, ему место в тюрьме давно. Турчинов же непосредственно призывал к захвату госучреждений, объяснял, каким образом он должен быть произведен. По идее, это спланированные действия по свержению законной власти. План был очень простой: блицкригом захватить Администрацию Президента и Кабмин, получить доступ к связи и начать деструктивные действия в стране.

    И почему этот план сорвался?

    Не знаю, почему. Видать, не все прошли дружную подготовку для подобных действий. Но если власть сегодня не отреагирует на подобные действия безответственных политиков, завтра мы получим «пивной путч», аналогичный 30-м годам в Германии. Дело по Турчинову уже существует, потому что есть заявление, и я убежден, что должно быть доведено до логического конца.

    Вы считаете, что власть не должна идти хотя бы на символические уступки Майдану?

    Я не вижу требований Майдана. Требования отправить Президента в отставку, распустить Кабмин – бред, для этого нет оснований. Вступить завтра в Евросоюз на тех условиях, которые были по договору о свободной торговле, – абсолютно неприемлемо. Необходимо доводить их хотя бы до минимально допустимых для Украины.

    Ну почему же переформатирование Кабмина – это бред, если сам Президент об этом заявлял?

    Я говорю не о переформатировании, а о требованиях отставки. И это требование Майдана не будет принято. А вопрос переформатирования поднимался и у нас на фракции, и Президентом, и я убежден, что в ближайшее время кадровые изменения произойдут.

    Вы считаете, что Азаров не должен ответить за печальную историю с Ассоциацией и за разгон Майдана? Он все-таки второй по ранжиру человек в стране.

    90% документов по договору о свободной торговле с ЕС готовило Министерство экономики во главе с господином Хорошковским. Мало того, были протоколы, скрепленные подписями. В принципе, это очень напоминает вступление Украины в ВТО. Ее туда «вступало» семь правительств, и задача ставилась сделать это как можно быстрее. И как раз когда господин Хорошковский был министром экономики, было подписано максимальное количество самых невыгодных для Украины соглашений по вступлению в ВТО. А там же процедура – если протокол подписан, к нему уже никто не возвращается.

    Так это Хорошковский – тот самый вредитель, который, по словам Януковича, подготовил плохое Соглашение об ассоциации?

    Я говорю о фактах.

    Но у Азарова было достаточно времени, чтобы разобраться.

    В последние два года больше обсуждалась политическая составляющая соглашения, а не экономическая, которая уже была подписана. И все это время экономический блок вел переговоры, но нам регулярно отказывали в переподписании подобных протоколов для договора о свободной торговле. Когда мы поняли, что договориться по хорошему не получается, мы соответственно приостановили это действие, и сейчас вернемся с совершенно новыми основаниями к вопросу о квотах по поставкам украинского металла, сельхозпродукции, текстиля, о квотах на ввоз в Украину европейской сельхозпродукции, которая дотируется из бюджета Евросоюза. Маленький нюанс: у нас сегодня квота на поставку кукурузы в ЕС составляет 4 миллиона тонн, а в договоре о свободной торговле прописано 450 тысяч. Куда ни ткни – везде вопросы.

    А вы уверены, что евровектор для нас не закрыт, после того как Россия взяла нас на крючок кредитами и временным снижением цены на газ?

    Я не согласен с вашей формулировкой. Она не взяла на крючок, а предоставила кредиты и снизила цену на газ.

    Но сам газовый договор не был пересмотрен. То есть вы не считаете, что Москва теперь сможет более успешно влиять на наши переговоры с ЕС?

    Она наверняка захочет влиять, но то, что объективно сможет, – очень вряд ли.

    Сейчас в заявлениях европейских и наших чиновников большой разнобой относительно продолжения переговоров. Как вообще понимать состояние наших отношений с ЕС на данный момент?

    Выступлений очень много, но я бы обратил внимание на выступление Ангелы Меркель, которая сказала, что с ее точки зрения российская позиция не может быть серьезной помехой для переговоров. Это выступление не чиновников третьего эшелона, а политического европейского тяжеловеса, которых, по сути, в Европе трое. От их позиции на 90 % зависит решение, которое будет принято в Евросоюзе. Особенно мне нравится, когда самыми активными комментаторами украинской ситуации выступают президент страны, население которой примерно как в Харьковской области, – Литвы и Эстонии, население которой меньше, чем Полтавской области. Они без году неделя находятся в Евросоюзе, но уже проявляют огромную активность, раздавая комментарии космической глупости. Поэтому я считаю, что процесс присоединения Украины к Евросоюзу будет проходить в плановом порядке в соответствии с интересами европейского государства.

    Вы уверяли, что, в отличие от многих ваших коллег по партии, всегда поступательно выступали за евроинтеграцию. У вас не было разочарования после Вильнюса?

    У меня было огромное разочарование, когда я очень подробно ознакомился с договором о Зоне свободной торговли с ЕС, а не когда мы его не подписали в Вильнюсе. У меня не было европейской мечты. Мечтали о безвизовом въезде в Евросоюз – но лично у меня с этим нет проблем, как и у огромного количества людей, у которых есть шенгенские визы. Вопрос о трудоустройстве в Евросоюзе для меня не стоит, поскольку я работаю в Украине. Эти два основных для людей на Майдане вопроса договор об Ассоциации не решает. Вопрос легального трудоустройства в странах Евросоюза может быть поднят, только когда Украина войдет в члены ЕС и украинцы получат карту социального страхования европейского вида.

    Вас не смущает, что при декларируемой неизменности вектора многие ваши однопартийцы сейчас взяли на вооружение антизападную риторику? Зачем нам эта загнивающая Европа и все такое. Даже тот же Азаров, выступая на Антимайдане, пугал, что ради безвизового режима нам придется узаконить однополые браки, что явно его фантазии.

    Если говорить о базовых европейских ценностях, они, безусловно, мне импонируют и я подписываюсь под каждым словом. Если же мы говорим о либерализации отношения к гомосексуалистам и гомосексуальным бракам, это категорически противоречит моим убеждениям о культуре. Это не-при-род-но. И сегодня, когда, к сожалению, в Европе эти тенденции приобретают нарастающий характер, я не могу этого принять и категорически не хотел бы, чтобы это было в нашей стране.

    Но от нас никто не требует признавать однополые браки, более того, Хорватия, которая стала членом ЕС недавно, провела референдум и их отвергла. К чему спекуляции на этой теме?

    Суть закона, который нас просят принять, следующая. Завтра гомосексуалист, обиженный, что его работодатель не ответил взаимностью, пойдет в суд и скажет, что его ущемляют по ориентации. Возбуждается дело, и по этому закону уже не работает общая позиция презумпции невиновности. Теперь работодатель должен будет доказать, что он никого не дискриминирует. Не будет этого в нашей стране. Не будет в нашей стране министра иностранных дел, который имеет мужа, хочется верить, что не будет мэров-гомосексуалистов, как в Берлине и Лондоне. У нас общество этого не воспринимает.

    Впервые при руководстве Партии регионов страна входит в Новый год без бюджета. Почему? Исключительно из-за того, что все ждали, чем завершатся договоренности с Россией?

    Безусловно, потому что мы должны были понимать базовые макроэкономические показатели. Конечно, очень плохо, что январь мы проживем в формате «одна двенадцатая», но убежден, что с февраля система государственного бюджета заработает полностью.

    Многие регионалы высказывали недовольство поданным бюджетом. Он сейчас переписывается?

    Конечно, есть определенное количество мажоритарщиков, которые хотели бы, чтобы на их округ выделили больше денег. И я тоже этого хочу. Я посмотрел то, что предложило правительство, внес предложения по государственным программам. До 14 января я получу какие-то ответы от бюджетного комитета, надеюсь, что положительные, и буду голосовать за этот бюджет. Голосов за него хватит.

    Одним из вариантов выхода из нынешнего кризиса называют возврат к Конституции 2004-го года. Как вам эта идея?

    Я голосовал за политреформу в 2004-м году и считаю, что парламентско-президентская форма правления для Украины и украинской ментальности более гармонична. Но опять же та политреформа принималась как набор общественных компромиссов, а во всем, что принимается быстро, есть серьезные прорехи. И мы видели прорехи этой реформы, когда два месяца Ющенко не подписывал состав Кабмина, который подало парламентское большинство. К такому вопросу должны подходить не политики и не политологи, а юристы-конституционалисты. Должна быть идея, которая передается рабочей группе из ведущих юристов в области конституционного права. Эта группа предлагает наиболее оптимальное решение, а уже после этого данный документ рассматривается обществом и парламентом. Считаю, что к этой идее возвращаться имеет смысл, а вот к политреформе 2004-го года – нет.

    Вы доверяете свежим рейтингам, согласно которых Янукович во втором туре президентских выборов проигрывает кому угодно?

    Не доверяю. Я прекрасно знаю, как делается социология, и мои интуиция и здравый смысл подсказывают мне, что на сегодня серьезных реальных оппонентов для Президента нет.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ