Евгений Захаров: Первые назначения в милиции делал не Аваков, а Ярема

    • Павло Вуєць
    • 1 Квiтня, 2014, 10:29
    • Розсилка

    Известный правозащитник, вошедший в экспертный совет при МВД, о грядущих реформах в органах

    Деятельность Арсена Авакова во главе министерства внутренних дел вызывает не однозначные отзывы. Против министра ополчился «Правый сектор», а парламентская комиссия по расследованию убийства Саши Белого уже потребовала от Авакова уйти в отставку на время расследования. Тем не менее, несмотря на массу оперативных задач, министр хочет продемонстрировать наличие реформ в милиции, которые не ограничатся ликвидацией одиозного «Беркута». Так при министерстве создается экспертный совет по соблюдению прав человека, который должен заняться подготовкой инициатив по реформированию МВД с целью гуманизации работы органов. Первое заседание этого совета должно состояться уже на днях. Возглавить его шеф МВД предложил земляку – главе Харьковской правозащитной группы Евгению Захарову. В беседе с «Главкомом» Захаров рассказал, чем будет заниматься совет, как правильно проводить люстрацию и почему он одобряет действия Авакова.

    Это Аваков предложил вам возглавить совет? Почему именно вам?

    В 2005-2009 я был сопредседателем общественного совета при МВД. Насчет того, чтобы возглавить, пока речи не было, это сам совет будет решать. 9 марта мне позвонил Аваков и предложил встретиться. Я как раз был в Киеве, и мы в тот же день встретились в министерстве. Он попросил меня восстановить все проекты гражданского контроля за деятельностью милиции, которые были в МВД до 2010-го года – общественные советы, мобильные группы по мониторингу прав человека в местах лишения свободы, подотчетных МВД, региональные помощники министра по правам человека и т.д.

    После этого предложения от министра я стал советоваться с коллегами, которые этим занимались, и довольно быстро пришел к Авакову с конкретными предложениями. Мы сказали, что сейчас нужен не столько общественный, сколько экспертный совет, главной задачей которого будет подготовка и проведение реформы МВД. Исходя из того, что при самом благоприятном сценарии Аваков будет в должности где-то до ноября, времени у нас очень мало. За эти шесть месяцев, если они у нас будут, мы должны приготовить точечные изменения и провести такую реформу МВД, какая только возможна за такой короткий период.

    Вы считаете, что другой министр не будет заинтересован в работе вашего совета?

    Понятия не имею, но этот точно заинтересован. Причем нам не надо никаких денег, кабинетов, оплата экспертных усилий – это наши проблемы. Все, что я рассказал Авакову, он принял и попросил меня заняться формированием совета. Должен акцентировать на том, что наш совет при МВД – по правам человека. При министерстве существует еще один экспертный совет, в который входят несколько депутатов парламента, бывшие милиционеры, возглавляет его генерал-полковник Михаил Корниенко. В наш совет вошли 14 человек – представители организаций, которые занимаются проблемой соблюдения прав человека в МВД. Из Хельсинского союза, из Центра политико-правовых реформ, Ассоциации украинских мониторов, Харьковского института социальных исследований, Центра гражданских свобод и других.

    С этими коллегами мы вместе работали ранее. В 2010-м году одним из первых приказов нового министра Могилева было разогнано управление мониторинга прав человека в МВД, уволены помощники министра по правам человека, и мы из тех же самых людей создали Ассоциацию украинских мониторов прав человека в правоохранительных органах. Эта ассоциация за почти четыре года очень хорошо развилась, один из ее проектов – проект реформирования МВД, уже есть готовая концепция, и пишется новый закон о полиции и полицейской деятельности.

    То есть милицию собираетесь переименовывать?

    Да, одним из основных принципов будет девоенизация милиции. Не должно в ней быть людей в погонах. Также должна быть местная муниципальная милиция. Вообще реформа предусмотрена радикальная. Среди наших предложений – объединение патрульно-постовой службы и ГАИ, оплата штрафов через госбанки в режиме онлайн, установка регистраторов на входе в каждый райотдел, чтобы можно было фиксировать, кто когда в него вошел и вышел. В Британии мы подсмотрели такую систему, когда каждый чих людей, которые находятся под стражей, регистрируется – вызвал врача, позвонил другу – все фиксируется. И хотим то же самое ввести у нас.

    Аваков написал в своем блоге, что вы с Егором Соболевым входите в люстрационный комитет, который помогает ему с кадровыми решениями.

    Аваков ошибается, пока такого комитета не существует. Были пожелания Майдана, кто и на каком месте должен быть в правительстве. Соболев в этих пожеланиях был главой люстрационного комитета, а я – уполномоченным по правам человека. Но люстрационный комитет пока не создан. Егор пытается организовать широкую общественную кампанию за создание такого комитета, а наша организация сотрудничает с ним. Честно говоря, меня напугало наличие радикальных законопроектов о люстрации, которые, по-моему, принимать ни в коем случае нельзя. Харьковская правозащитная группа подготовила сначала концепцию, а потом и свой законопроект, которые обсуждались на нескольких экспертных встречах. Кстати, офис омбудсмена предоставляет общественным организациям место для сборов, что позволяет экономить деньги на аренде помещений. По итогам этих обсуждений появилась уже третья редакция, которую, считаю, можно вносить в парламент и принимать.

    Критерии люстрации должны быть четкими, не содержать оценочных суждений. Люстрационной процедуре могут подвергаться чиновники первой, второй, третьей категории и приравненные к ним в правоохранительных органах, остальные четыре категории, мы считаем, трогать не нужно. Законопроектом предусмотрено следующее – все чиновники этих категорий пишут декларации о том, что они не подпадают под критерии люстрации. Или признаются, что подпадают – в таком случае такая информация является непубличной, и они увольняются сами. Люстрация происходит по заявлениям граждан, и сам люстрационный комитет может это делать по собственной инициативе, исходя из своей информации. То есть, если есть уверенность, что данные, написанные в декларации чиновником, не соответствуют действительности.

    И какие «нерадикальные» критерии для люстрации вы намереваетесь применять? Назовите несколько.

    Надо проводить люстрацию, которая не была проведена еще в начале 90-х, и ограничить возможность штатных сотрудников спецслужб и негласных агентов попадать на определенные должности. Также люстрационным критерием должна быть принадлежность к руководству ЦК КПСС, ЦК КПУ, ЦК ЛКСМ, к руководству областных комитетов Компартии СССР и Украины и комсомола до 19 августа 1991-го года, сотрудничество со спецслужбами других стран.

    Если говорить о более близком времени, то ограничивается право занимать определенные должности на срок 3-10 лет тех, кто занимал высшие посты при втором сроке Кучмы – с 15 декабря 2000-го года по 23 января 2005-го года, и первом и, надеюсь, последнем, сроке Януковича. Также люстрации надо подвергнуть тех, кто участвовал в фальсификации президентских выборов 2004-го года, недавних парламентских выборов в проблемных округах, препятствовал проведению мирных собраний в последние 4 года, организовывал преследование людей за их общественную и политическую деятельность, чьи действия приводили к нарушению прав человека, что было признано Европейским судом и так далее. Но принципиально, что эти обстоятельства должны быть подтверждены решениями суда, который установит соответствующие факты.

    Но надо разделять тему люстрации и то, чем будет заниматься совет при МВД. Нынешние кадровые назначения в милиции, чем я тоже занимаюсь, – это не люстрация. Мы с Егором Соболевым и Юрием Бутусовым входим в комиссию по кадровым назначениям в МВД. Авакова много ругали, что он не тех назначает, что ему деньги заносят за назначения, последнее – просто чушь. Но фактически первые назначения делал не Аваков, а Ярема как опытный милиционер. Авакову, в конце концов, все эти разговоры надоели, и он взял и уволил всех начальников областных управлений и приняв их работу в качестве «и.о.». На все эти должности был объявлен публичный конкурс. Поскольку все одновременно сделать нельзя, начали с самых проблемных, где назначенных из Киева начальников просто не пускали на рабочее место, – Тернопольской, Львовской, Волынской и Киевской. Заявки кандидатов на эти посты собирали до прошлой среды включительно. Всего есть 33 кандидата: 14 – во Львовской области, 8 – в Тернопольской, 7 – в Киевской и 4 – в Волынской.

    И как теперь из них собираетесь выбирать?

    МВД обнародовало электронный адрес, на который граждане могли писать все, что знают и думают о кандидатах, кого они хотят, кого не хотят. А мы втроем собираем о них информацию по своим каналам. Лично у меня есть две сети, в которых я активно участвую. Первая – правозащитная, у нас богатая база данных, по которой можно проследить, замешаны ли были кандидаты в нарушениях прав человека. Навожу справки о них у коллег-правозащитников из тех областей. Вторая сеть – милицейская, те, кто работал раньше в МВД, в отделе мониторинга прав человека. Также добываю информацию у бывших милиционеров, с которыми знаком много лет по самым разным причинам, – этот круг достаточно обширен. И третий источник – журналисты, особенно те, которые занимаются криминальной тематикой.

    Фактически в милиции анонсируется масштабная ротация. Куда потом девать уволенных из милиции?

    Такую масштабную ротацию, к сожалению, делает каждый новый министр, начиная с 2005-го года. Каждый новый министр полностью менял всех своих замов и всех начальников областных управлений.

    Но ведь это и рядовых сотрудников касается. Ликвидирован «Беркут» одним из первых указов нового министра, сейчас власть планирует сокращения в милицейском аппарате…

    Вместо «Беркута» уже сделали другое подразделение и перевели туда людей, которые были в «Беркуте». А из Внутренних войск сделали Национальную гвардию, еще и увеличив численность. Массовых увольнений, насколько мне известно, не было. Надо же разбираться, проводить расследование и только потом увольнять. Как надо проводить расследование того, что случилось 30 ноября – 1 декабря, последующих убийств. Если этот режим его не проведет, он тоже обречен. Но знаю, что расследование ведется.

    В адрес нынешнего руководства МВД раздается много критики, специальная комиссия требует временного отстранения Авакова. Вы лично считаете действия министерства адекватными ситуации?

    Министр выглядит гораздо лучше, чем можно было бы ожидать. Особенно учитывая, что он никогда в милиции не работал. То, что он делает, я в целом одобряю. Он ошибается – это правда, например, часто пишет на своем аккаунте в «фейсбуке» вещи, которые, на мой взгляд, писать не стоило. Но само наличие такого аккаунта говорит о том, что он открытый публичный человек. Скоро мы с Соболевым и Бутусовым придем к нему с нашими, надеюсь, консолидированными предложениями по назначениям. Лично я считаю, что глав трех облуправлений, которые сейчас пребывают в статусе «и.о.», назначать нельзя, хотя они также являются претендентами.

    Думаю, что отстранять Авакова в такое неспокойное время, как сейчас, просто неправильно. Ведь часто нужна немедленная реакция именно министра на многочисленные провокации. Если бы он был лично причастен к смерти Александра Музычко, я бы еще понимал такую позицию комиссии, но это же не так. Я как раз был у Авакова следующим утром и могу сказать, что он ничего не знал о деталях смерти Музычко.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ