Вице-губернатор Святослав Олийнык: Днепропетровская область кормит 17 регионов

    • Павло Вуєць
    • 11 Липня, 2014, 10:30
    • Розсилка

    Заместитель Коломойского о том, как Киев ворует у Днепропетровска и почему Ахметов и Пинчук не хотят раскошелиться на войну

    «Приватовскую» команду в руководстве Днепропетровской области уже успели окрестить примером успешного кризисного менеджмента в сложной обстановке на востоке страны. Правда, уже раздаются опасения, что Игорь Коломойский и Ко на фоне борьбы с сепаратизмом взяли область под такой полный контроль, что даже новому Президенту придется считаться с непомерными аппетитами «приватовцев». Член команды Коломойского, заместитель главы Днепропетровской ОГА Святослав Олийник уверяет, что их с Порошенко цели совпадают, размышляет о «коллективной особенности» Донбасса, жалуется на Киев и надеется на общественную реабилитацию своего соратника, экс-заместителя главы Администрации президента Януковича Андрея Портнова.

    «Ахметов сегодня ситуацию очень слабо контролирует»

    Со стороны вашей команды прозвучало оригинальное предложение провести конфискацию имущества, заводов, акций сторонников сепаратизма. Это вы серьезно?

    Я, честно говоря, об этом предложении узнал из «фейсбука». Оно реальное, но его технико-экономическую часть я не знаю.

    Прозвучали прямые намеки на Рината Ахметова. Он причастен к сепаратистским движениям, по-вашему?

    Как обычному жителю Днепропетровска мне кажется, что Ахметов мог играть более активную роль в борьбе с сепаратизмом на ранних этапах. Но время он утратил и сегодня очень слабо контролирует ситуацию. Но чтобы он поддерживал сепаратизм, у меня таких данных нет.

    Донбасс все-таки посложней регион будет, чем Днепропетровщина…

    Согласен, намного сложней. У нас априори люди более свободные, есть традиции казачества, чаще была проблема анархии и махновщины, чем тоталитарного правления. А Донецкий регион склонен к коллективным формам управления – масса людей работает на крупных предприятиях и люди больше подвержены коллективному мышлению, они более подчиненные. Сейчас происходит хоть и трагический, но довольно закономерный процесс, потому что кризис возник именно там. Сложность позиции людей Донбасса в том, что им живется плохо, но они стараются удержать этот плохой образ жизни, боясь будущего и неизвестности. По большому счету, свой привычный бандит и криминальный авторитет для них понятней, чем какие-то новые тенденции в государстве. Они все очень дружно поддерживали Януковича и его команду, но когда Янукович сбежал, он оставил этих людей в состоянии глубокой коллективной дезориентации. Утрата Януковича как символа стабильности стала для них поводом для коллективного страха. И эта дезориентация привела к созданию очень благоприятной среды, которая еще и умело стимулировалась извне, чтобы маргинальные криминальные структуры, которые сейчас пообъявляли себя новой властью, вылезли на поверхностность и начали диктовать условия. А все их действия очень часто сводятся к банальному грабежу и мародерству, на что жалуется масса моих знакомых, которые живут в тех регионах.

    А то, что представители «республик» воруют машины, грабят магазины, не обозляет местных жителей? Или все равно «киевская хунта» страшнее?

    Мы точно знаем, что люди побогаче давно попрятали дорогие автомобили и имущество и пересели на дешевые машины. Сегодня самый актуальный вопрос – это грабеж урожая. Во многих местах происходит буквально битва за урожай, потому что это живые деньги.

    Можно ожидать, что мирное население будет само сдавать сепаратистов? В большом Донецке наверняка найдутся недовольные новыми гостями.

    Ключевой проблемой является человеческий страх. Многие люди в Донецке привыкли подчиняться сильному. Приходит наркоман с автоматом – они чувствуют в нем силу и значит это власть. Приходит украинская армия с автоматом, побеждает наркомана – значит она власть. Люди там руководствуются именно этим принципом.

    Сколько беженцев приняла Днепропетровская область? К тому же Коломойский хотел стимулировать донецкий бизнес для переезда в вашу область.

    У нас есть две категории людей. Есть предприниматели и жизненно активные граждане – они переезжают сами и нигде особо не регистрируются. Они переезжают со своими семьями, по возможности даже с активами и перерегистрируют предприятия. Точной статистики о таких людях мы не узнаем. А зарегистрированных беженцев – 3314 человек. Это довольно сложная категория – люди, которые приезжают с требованиями, чтобы им предоставили и жилье, и работу, решили материальные вопросы. И часто эти требования неадекватны с точки зрения гражданской позиции – они сюда приезжают с негосударственными настроениями, а требуют себе каких-то материальных благ. Когда наши службы и волонтеры с этим сталкиваются, многие люди морально устают, потому что вместо благодарности слышат инфантильное требование и, конечно, это очень демотивирует.

    Насколько страдает бизнес Днепропетровщины из-за событий на Донбассе? Ведь те же ГОКи туда поставляют свою продукцию.

    Гораздо больше страдают предприятия Донбасса – и крупные, и средние, местами вообще остановился экономический процесс. Днепропетровская область не испытывает глобального напряжения по этому поводу, у нас очень гибко устроена экономика. Мы работаем со всеми регионами, в том числе, с заграницей. У нас нет глубокого кризиса в экономике – при всей сложности ситуации мы оптимистично смотрим на текущие процессы и реально видим предпосылки для экономического роста.

    «Коломойский не может заменить собой государственный бюджет»

    Все чаще можно услышать мнения, что не стоит так уж безоговорочно восхищаться Коломойским и его командой, поскольку есть опасность, что олигарх фактически захватывает область да еще и передел собственности теперь задумал.

    Филатов (замгубернатора Днепропетровщины, бизнес-партнер Коломойского, - «Главком») имел в виду, чтобы имущество тех, кто финансирует сепаратистов, передавалось в открытое акционерное общество, где акционерами будут люди, пострадавшие от боевых действий. Юридически несложно прописать этот механизм.

    Но это какой-то большевизм…

    Если бы это происходило в мирное время, то да, но надо делать поправку на то, что у нас военное положение, которое обязывает к принятию радикальных решений, не вписывающихся в рамки обычной цивилизованной жизни.

    Где сейчас находится Игорь Коломойский? А то ходили слухи, что он в Швейцарию уехал.

    Он не уезжал в Швейцарию и находится либо в Днепропетровске, либо в Киеве.

    А как же аллергия на амброзию. Именной этой проблемой он объяснял свои длительные отъезды из Украины.

    Есть такая проблема с аллергией. Обычно в нормальной ситуации он старался менять климат в этот период времени в конце лета. Как он будет в этом году делать, не знаю. Кстати, не он один страдает от аллергии и мы сейчас занимаемся комплексной программой по выведению амброзии с территории области. В этом году мы по понятным причинам немного пропустили срок, но в следующем, думаю, у нас этой проблемы не будет. Эта проблема была не только в нашей стране, и есть регионы, которые благополучно с ней справились. Биологические последствия только позитивные, и экологи активно выступают за ликвидацию амброзии.

    Много было шума по поводу платы Коломойским за пойманных сепаратистов. Много ли поймали таким образом и действует ли эта программа сейчас?

    Этот процесс идет, он видоизменяется, но его данные не разглашаются по военным причинам. Даже я не владею точными данными, занимаюсь больше внутренними делами – антикоррупционными вопросами, правоохранительными органами.

    И как – уже победили коррупцию?

    Ее никто еще толком не победил, но могу ответственно заявить, что уровень коррупции мы существенно уменьшили. Сегодня практически невозможно украсть бюджетные деньги, которые тратятся очень подконтрольно. Взяточничество имеет две формы. Первая – это вертикально восходящие потоки, а это киевская проблема, которая очень тяжело решается. В Киеве коррупция процветает, а мы, борясь с этим, наживаем себе много политических врагов. Чего греха таить – система никем принципиально не менялась, а 23 года выстраивалась в сторону того, чтобы воровать народное достояние. И киевские вертикали – одна из наших самых сложных проблем, потому что здесь мы это пресекаем, а там это стимулируется.

    Примеры можете привести?

    История с присланным «смотрящим» Ярошенко. Дело же замяли, ни ответа, ни привета, хотя Президент дал поручение в течение суток разобраться. Тема замылена на этапе квалификации, ведь, согласно официальным сообщениям, расследовали дело о покушении на мошенничество. А это неправильная квалификация, потому что он деньги вымогал. И это просто один из примеров, мы все время сталкиваемся с какими-то попытками из Киева воровать в Днепропетровске. Есть еще спонтанная хаотичная коррупция, но она имеет тенденции к уменьшению. Спонтанную коррупцию мы не победим без серьезных финансовых реформ и повышения зарплат минимум в три раза милиционерам, таможенникам, всем контролирующим органам.

    Еще один пример. У нас несколько месяцев не назначается руководитель управления земельных ресурсов, потому что киевская вертикаль придерживается откровенно коррупционных формул, а мы этому препятствуем. У нас установлен там локальный порядок управления, но он ненадлежащим образом выглядит.

    Землей «Свобода» сейчас занимается.

    Да, но это не означает, что она сделала серьезный вклад в антикоррупционное реформирование. Я таких примеров не знаю.

    Вы все небедные люди. Не было идей доплачивать отдельным категориям бюджетников из собственного кармана?

    Коломойский однозначно не может заменить собой государственный бюджет. Тогда надо, чтобы и налоги он собирал, а их мы пока кладем на государственную полочку, но оттуда ничего не получаем. Днепропетровская область кормит 17 регионов, что довольно много. Государство должно провести централизованные реформы по сокращению и оптимизации работы госаппарата и, безусловно, увеличению зарплат чиновников. Сейчас же мы не можем требовать с людей качественную прозрачную работу, пока не созданы условия для нее. А ключевым менеджерам, конечно, нужно искать неофициальные формы доплаты.

    Вы привлекали на госслужбу людей из бизнеса, чем наш новый Президент активно занимается?

    Не так много людей было назначено именно нами на государственные должности. И большая часть чиновников назначается по формуле двойного согласования – центральной вертикали и обладминистрации. Мы применяем критерии профессионализма, а профессиональным все равно должен быть чиновник, который работает в этой сфере. Насчет назначения бизнесменов я не вспомню таких случаев.

    «Мы работаем на рейтинг Президента»

    Удалось ли принудить или убедить бизнес к финансированию антитеррористических мероприятий в области?

    Этот процесс идет полным ходом. Колоссальные финансы выделяются на удержание обороноспособности, но все эти финансы частные.

    Так люди добровольно деньги несут или вы их «настоятельно просите»?

    Часть – абсолютно добровольно: от небольших пожертвований простых людей до достаточно крупных пожертвований бизнесменов. Часть людей мы агитируем так – в тех традиционных сферах, где они платили коррупционные взносы, теперь этого делать не надо. Будучи в шоке от этого, они охотно дают деньги на наши фонды.

    А какие это суммы?

    Есть взносы крупных предприятий по 800 тысяч гривен, миллиону… Но если люди приносят по 500, 1000 гривен, это тоже очень важно, и все эти деньги идут в общий котел.

    Виктор Пинчук, я так понимаю, от этих процессов самоустранился.

    Мне неизвестно о его взносах в этот процесс. Причем он не обязан делать какие-то вклады в фонды, которые мы инициировали, но мог бы сам какую-то инициативу проявить. Мы этого не видим.

    Какова роль в событиях на востоке вашего земляка Олега Царева, за голову которого Коломойский пообещал вознаграждение? Через него какие-то деньги на сепаратистов передаются?

    Он, наверно, выполнял больше функции фронтмена, публичного флагмана этого антигосударственного процесса. А финансово вряд ли, потому что у него было не очень хорошее материальное положение.

    Все его имущество на Днепропетровщине уже «экспроприировали»?

    Имущества у него здесь практически не осталось, оно было миллион раз заложено разным кредитным учреждениям. Поэтому он был в большой финансовой зависимости от российских кредиторов, что и объясняет его действия.

    Очевидно, что новый Президент будет достаточно ревностно относиться к тому, что другой крупный бизнесмен фактически царствует в одной из областей. Вы уже ощущаете какое-то противодействие Киева?

    Президент заинтересован в стабилизации ситуации и скорейшем окончании военных действий. Мы его большие и мощные союзники, работающие на достижение этой цели. У нас с ним в этом нет никаких проблем. Проблемы возникают на низшем уровне, чем Президент – Верховная Рада, коалиция. Достаточно посмотреть на некоторых представителей парламента. Думаю, это более сложная проблема и для Президента в том числе. Но мы сейчас общие задачи выполняем и, с другой стороны, работаем на рейтинг Президента.

    Но, говорят, Порошенко вашего губернатора Палицу из Одессы хочет убрать.

    Я об этом читал в прессе, но пока этого не произошло.

    Вы раскритиковали проект президентской Конституции, отметив, что там нет никакой децентрализации. А какая вашей области нужна децентрализация?

    Мне не нравится проект Конституции, потому что предлагаемая модель очень громоздкая. Сейчас есть два центра принятия решений – местный совет и вертикаль госадминистраций, чего и так много, а предлагается сделать три таких центра – раду, исполком и представителя Президента с очень абстрактными функциями. Где же децентрализация, если представитель Президента может инициировать роспуск местного совета?

    Вы можете прояснить отношения вашей группы с «Правым сектором»? Вы совместные пресс-конференции давали, Коломойского называли одним из спонсоров этой уже легендарной организации.

    Мы поддерживаем определенные горизонтальные контакты, но «Правый сектор» же в динамике, они видоизменяются, у них появляются разные центры влияния. А про спонсорство мне сложно говорить, но вряд ли это так.

    Поддерживаете ли вы общение с Андреем Портновым, который сейчас живет в Москве, и нардепами из так называемой «группы Портнова», в которую вас тоже в свое время вписывали, – Писаренко и Пилипенко?

    С ребятами поддерживаю, хоть и вижу их редко, потому что редко бываю в Киеве. Что касается Андрея, знаю, что он достаточно болезненно воспринимает свое отсутствие в стране. Он попал под общую гребенку, как и многие другие менее публичные и известные люди. Только время и история должны расставить все по местам – у кого какая была реальная роль. На каком-то этапе нам надо рассмотреть вопросы публичной реабилитации части людей, которые были связаны с прежним режимом. Ведь далеко не все принимали участие в централизованном воровстве, как далеко не все поддерживают сепаратизм и военные действия. Пусть пройдут все расследования, будут сделаны выводы – и какая-то общественная реабилитация должна быть для части людей, которые не причастны к репрессиям и убийствам. Я Андрея давно последний раз слышал – он ограничивает свои контакты с Украиной по понятным причинам. Он находится на территории государства, которое нашу днепропетровскую власть не любит, и контакт со мной для него может быть более сложным, чем для меня (смеется).

    Когда олигарха Коломойского только назначили губернатором, все предполагали, что это временное явление. Мол, пусть он сейчас успокоит обстановку, а потом его поменяют. Но Коломойский вошел во вкус и уже не исключает, что серьезно займется политикой.

    Ситуация пока очень далека от налаженной. И по нашим прогнозам, вся эта неприятность может продолжаться годами. Сегодня политика должна сводиться к двум вещам – прекращению войны и системным реформам. Если это называть политикой, то Коломойский однозначно ею занимается. Но политикой в привычном смысле – заводить какую-то партию, куда-то ее баллотировать, выходить с популистскими тезисами – он не занимается.

    Вы говорите, что ситуация в области далека от спокойной. А как вы ее можете охарактеризовать?

    Если в нескольких словах, то ситуация сложная, но контролируемая. Органы государственной власти функционируют весьма эффективно. Мы впервые столкнулись с такой сложной ситуацией морального разложения правоохранительной системы, отсутствия финансирования, коррупции. Но сейчас правоохранительные органы справляются с проявлениями сепаратизма.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ