Прокурор Киева Сергей Юлдашев: Мне чисто по-человечески обидно, что я попадаю под закон о люстрации

    • Павло Вуєць
    • 30 Жовтня, 2014, 10:00
    • Розсилка

    Руководитель столичной прокуратуры признал: Киев лидирует по уровню преступности в стране

    В прошлую субботу в газете «Голос Украины» был опубликован недавно принятый Радой закон о прокуратуре, который вступит в силу только через полгода. Но сейчас в ведомстве Виталия Яремы так далеко не заглядывают – поствыборные расклады предвещают большие кадровые перестановки во власти. Прокурор Киева Сергей Юлдашев был назначен на эту должность аккурат после прихода Яремы на пост Генпрокурора, причем Ярема подчеркнул, что лично с назначенцем незнаком, но «он назначен исключительно по личным характеристикам». До этого назначения Юлдашев несколько лет работал в прокуратуре Днепропетровской области, а последнее время – заместителем прокурора Луганской области и главой Днепровской районной прокуратуры Киева. В разговоре с «Главкомом» Юлдашев рассказал, как отразится на прокуратуре новый закон, насколько ухудшилась криминогенная обстановка в столице и почему он не согласится с собственной люстрацией.

    «Надзор за деятельностью Антикоррупционного бюро останется за Генпрокуратурой»

    Как вы оцениваете новации закона о прокуратуре, в частности, отмену общего надзора. Это усложнит работу прокуратуры?

    Однозначно ответить на этот вопрос трудно. С одной стороны, общий надзор прокуратуры – это рудимент советской эпохи, который перекочевал из Конституции УССР 1978 года в Закон Украины «О прокуратуре». С другой стороны, эта функция добавляла нам определенный вес. Мы более широко, эффективно могли провести проверку. После лишения надзора мы не имеем такого широкого круга полномочий.

    Я бы хотел привести несколько цифр. Благодаря этой функции, прокуратура Киева в 2014 году обеспечила возмещение почти 240 млн грн, выплачено более 133 млн грн. задолженности по заработной плате. Мы вернули киевлянам 456 гектаров земли на суму более 1,6 млрд. грн, восстановлены права 37 тысяч человек. Я мог бы продолжить перечислять, но просто не хочу нагружать вас цифрами. Это наилучшие показатели среди всех региональных прокуратур. А теперь мне бы хотелось задать вопрос – кто все это будет делать? Сейчас необходимо срочно позаботиться, чтобы многие сферы не остались без контроля.

    Но прокуратуре теперь явно будет сложнее кошмарить бизнес?

    Последнее время много говорят, что прокурор своим надзором за соблюдением законности «кошмарит», как вы говорите, бизнес. Я не исключаю, что кто-то злоупотребляет этим правом. Но, как я уже сказал, благодаря нашему реагированию идут большие суммы возмещения в бюджет. И мы также реально защищаем права граждан.

    Буквально пару недель назад Верховная Рада проголосовала за создание Антикоррупционного бюро. Насколько эффективным может стать этот орган, как он будет соприкасаться с прокуратурой?

    Безусловно, идея создания такого органа очень позитивна. Я бы даже сказал, что это новый этап реформирования правоохранительных органов. На сегодняшний день у нас противодействуют коррупции органы прокуратуры, СБУ и МВД. И, кстати, именно следователи прокуратуры по переходным положениям закона «О прокуратуре» расследуют коррупционное преступление в отношении должностных лиц 1–3 категорий.

    Теперь все эти подразделения будут объединены в один универсальный орган, который будет одновременно и выявлять преступления, и их расследовать. И все же сам по себе факт создания Антикоррупционного бюро проблемы не решает. Очень много зависит от менеджмента и от кадров в этом органе. В структуре Национального Антикоррупционного бюро будет порядка 700 человек. Кто пойдет туда работать? Очевидно, что это не будут агенты ФБР. Могу предположить, что кадровый состав будет сформирован теми же следователями прокуратуры, теми же оперативными работниками из МВД и СБУ. Да, они будут проходить проверку на полиграфе, у них будет высокая зарплата – от 18 до 60 тысяч грн. И это, действительно, очень большой стимул для честной и добросовестной работы. Но это будут те же наши украинские правоохранители – плоть от плоти украинского народа. Нам необходимо четко понимать, что в коррумпированном обществе не может быть кристально чистых правоохранителей, даже если их каждый день будут проверять на полиграфе. К слову, так или иначе, надзор за деятельностью Антикоррупционного бюро останется за Генеральной прокуратурой.

    Мне кажется, самое главное, чтобы этот орган возглавил решительный и бескомпромиссный человек. И тогда действительно что-то можно будет изменить к лучшему.

    «Зарплаты прокуроров остаются невысокими»

    Вы упомянули о высоких зарплатах в Антикоррупционном бюро. Мол, они отобьют всякое желание заниматься темными делишками. В прокуратуре, согласно новому закону, тоже будет новый порядок зарплат и матобеспечения. Это поможет побороть коррупцию в ведомстве?

    Это, безусловно, поможет в борьбе с низовой и средней коррупцией. Без этого шага не имеют смысла никакие реформы, иначе все это превращается в фарс. Но в том-то все и дело, что зарплаты остаются по-прежнему невысокими. Раструбили, что прокурорам повысят зарплаты, но, на самом деле, это не такое уж и существенное увеличение. С учетом инфляции это та же зарплата, что была. Нам до европейских зарплат еще очень далеко, к сожалению.

    Какая у вас самого зарплата?

    Где-то 10 тысяч гривен.

    А станет?

    Зависит от размера минимальной зарплаты в бюджете.

    Штат в киевской прокуратуре оптимален или раздут? Его планируется сокращать?

    Учитывая, что часть работников прокуратуры занимаются сегодня тем надзором, который новым законом не предусмотрен, могу предположить, что может произойти реорганизация и сокращение штатов. На каком участке далее будут задействованы эти прокуроры, в ближайшее время определит Генеральный прокурор. Не исключаю, что мы можем на 10% сократить свои штаты.

    Вы попадаете во вторую волну люстрации, анонсированную Арсением Яценюком. Вы уже написали заявление об увольнении, как сделали некоторые чиновники?

    Да, я действительно попадаю под вторую волну, но уже не могу уволиться по собственному желанию. Я должен не просто написать заявление с указанием, под какой пункт статьи я попадаю, но и ждать решения комиссии, которая создана при Генпрокуратуре. Это случится в феврале-марте 2015-го года.

    Что ж, пусть по мне проводят проверку и выясняют, какие решения я принимал в интересах Януковича и как помогал ему узурпировать власть, когда был в должности заместителя прокурора Луганской области на расстоянии 800 км от Киева. И сейчас, конечно же, мне чисто по-человечески очень обидно, что я попадаю под этот закон. Получается, без вины виноватый. Если же так случится, что меня будут увольнять, я, конечно же, буду обжаловать это решение в суде.

    Я убежден, что закон о люстрации надо было принимать 23 года назад, но раз этого не случилось тогда, то нельзя идти советским путем коллективной ответственности. Каждое дело должно быть рассмотрено персонально. Давайте быть европейцами, а не говорить об этом – на самом деле, люстрационный опыт Европы был минимально использован в данной редакции закона. На мой взгляд, должен быть орган, который рассмотрит под увеличительным стеклом работу того или иного прокурора…

    Но закон-то уже действует. Кто-то из ваших подчиненных написал заявление?

    Только один человек написал рапорт, и я его уволил по собственному желанию. Это единичный случай. Буквально неделю назад я уволил четырех человек из прокуратуры Киева, исполняя этот закон. Хотя был не согласен с этим решением, поскольку знал, что деятельность этих людей никоим образом не связана с узурпацией власти Януковичем.

    В киевской прокуратуре, как ни в какой другой региональной, под действие этого закона подпадает более 120 человек. Только у нас люстрируют прокуроров районного уровня, в других регионах такого нет. Понятно, что большинство преступлений против участников протестных акций были сосредоточены в столице. Множество прокуроров тогда регистрировали уголовные производства, согласовывали подозрения, участвовали в рассмотрении ходатайств в суде и выполняли ряд других процессуальных действий. Таких прокуроров больше 60.

    У вас нет ощущения, что вашего шефа Ярему скоро могут отправить в отставку?

    У меня нет таких ощущений. Я думаю, будет очень тяжело найти такого профессионально подготовленного человека в системе правоохранительных органов, которому бы так доверял президент и самое главное – общество.

    По поводу доверия общества это довольно спорное утверждение. Многие разочарованы и обвиняют Ярему в беспомощности.

    А в чем беспомощность? Сегодня Генеральной прокуратурой сообщено о подозрении тем же Пшонке, Януковичу и многим другим чиновникам. Другое дело, что они отсутствуют на территории Украины. Вы только посмотрите, какое количество чиновников находится в международном розыске! Зайдите на сайт Интерпола и увидите, сколько там знакомых лиц, знакомых фамилий… Чтобы объявить человека в розыск, ему необходимо сообщить о подозрении – значит, следователи выполнили ряд действий и фактически доказали вину. Также обратите внимание, что Верховная Рада приняла закон о заочном суде, и сейчас, я вас уверяю, это сдвинется с мертвой точки.

    Как прокуратуре работается в ситуации, когда частенько принципы революционной справедливости преобладают над законностью? Вот нельзя бить депутатов и чиновников и в мусорки их кидать, но общество такой подход даже оправдывает.

    Сегодня многие путают демократию с охлократией. Но закон это закон, и его должны соблюдать все без исключения. По каждому факту правоохранительные органы готовы реагировать жестко и принципиально. Но некоторые депутаты, которых кидают в мусорные баки, не очень охотно обращаются в органы.

    Но вот Пилипишин обратился. И чем все закончилось?

    Нашли и установили всех причастных к этому преступлению – трем участникам сообщено о подозрении, один из них находится под домашним арестом.

    «Привлечь судью к уголовной ответственности не так просто»

    Поговорим о зимних событиях на Майдане. Какие эпизоды расследует Генпрокуратура и какие вы?

    Изначально было определено, что преступления, совершенные работниками правоохранительных органов, которые повлекли смерть участников протестных акций, расследует Генеральная прокуратура. Те же действия, вследствие которых нанесены средние и тяжкие повреждения, расследовали следователи киевской прокуратуры. Не так давно было принято решение об объединении этих производств в одно, и дальше досудебное расследование будет проводить Генеральная прокуратура. Сегодня в компетенции киевской прокуратуры остаются уголовные производства в отношении работников ГАИ, которые составляли поддельные рапорты и вносили недостоверную информацию в административные протоколы относительно представителей Автомайдана. Также есть несколько производств в отношении «Беркута» – речь идет о нанесении ими тяжких телесных повреждений львовским студентам, конфликте в Крепостном переулке и ряде других случаев.

    И что вам удалось выяснить?

    Сегодня фактически предъявлено подозрение шести сотрудникам ГАИ. По двум обвинительные акты уже направлены в суд. Квалификация действий работников милиции определена следователем как должностной подлог и препятствование проведению мирных акций, в том числе, и поездки в Межигорье.

    Генпрокуратура подозревает судью Светлану Волкову в вынесении заведомо неправосудного решения, которое позволило бежать из-под домашнего ареста представителю спецподразделения «Беркут» Дмитрию Садовнику. Как быстро судья может быть задержана и что делает прокуратура, чтобы она не исчезла?

    На самом деле, привлечь судью к уголовной ответственности не так просто – судья не может быть задержан и ему не может быть вынесена мера пресечения. Сейчас следователи прокуратуры Киева расследуют уголовное производство в отношении судьи Волковой по факту вынесения заведомо неправосудного решения – отказа в продлении сроков содержания под стражей и изменения меры пресечения на домашний арест. Известно, что после этого Садовник, вина которого доказана в убийстве более тридцати человек, покинул место жительства и сегодня его местонахождение неизвестно. А судья этот риск не учла. Следователем сообщено о подозрении Волковой, ходатайство об отстранении ее от должности подписано Генеральным прокурором и будет рассматриваться Высшей квалификационной комиссией судей. Также мной инициировано ее привлечение к дисциплинарной ответственности.

    И что ей может грозить?

    По факту вынесения заведомо неправосудного решения, который, уверен, мы докажем, Верховным Советом может быть решен вопрос об ее увольнении и тогда будет получено согласие на привлечение ее к уголовной ответственности. А ее пресловутое решение уже пересмотрено и отменено судом апелляционной инстанции.

    «История с «Агрейном» – это не корпоративный спор, а преступление»

    Прокомментируйте скандал с харьковским агрохолдингом «Агрейн», руководство которого обвиняет вас и заместителя Генпрокурора Николая Герасимюка в содействии рейдерству? Также «Агрейн» обвиняет вас в заказном характере дела.

    Для меня лично история «Агрейна» ничем не отличается от любого другого производства, которое сегодня у нас расследуется. Оно такое же, как и сотни других. Изначально подследственность определила Генеральная прокуратура и фактически мы уже приняли зарегистрированное уголовное производство. В данном случае речь идет о простых мошеннических действиях. Правда, сума ущерба совсем непростая – более 500 миллионов гривен.

    Хотел бы объяснить эту ситуацию на простом примере. Представьте себе, что два бизнесмена объединили свои усилия и построили какой-то объект недвижимости, который зарегистрировали на предприятие. Фактически это предприятие принадлежит им обоим – 50% на 50%. Но более ушлый бизнесмен решил, что незачем второму собственнику владеть долей в этом предприятии. И обманным путем, подделав ряд официальных документов, передал все права по управлению другому (третьему) юридическому лицу. И как в таком случае должен вести себя второй собственник, чьи интересы были нарушены, и который фактически понес огромные убытки на сотни миллионов гривен?

    Типичный корпоративный спор.

    Разве это можно рассматривать как корпоративный спор? Это самое настоящее преступление, мошеннические действия, которые направлены на то, чтобы перераспределить собственность и лишить одного из собственников права управления активами.

    У вас есть телефонный номер «регионала» Пехова? Это же он один из собственников?

    Номер есть. Но один из собственников не Пехов, а его супруга.

    Просто в обращении «Агрейна» к Президенту сказано, что вы неоднократно передавали руководству холдинга номер Пехова и советовали решать все вопросы с ним.

    Я не знаком, к сожалению, ни с супругой Пехова, ни со вторым собственником, фамилия которого, насколько я помню, Овчаренко. С учетом последних публикаций для объективности расследования по некоторым эпизодам дело было передано в прокуратуру Харьковской области.

    «Не готов предъявить подозрение кому-либо из «молодой команды» Черновецкого»

    Уже сколько лет ходят разговоры о том, что «молодая команда» Черновецкого в свое время разворовала Киев. Но до сих пор это только разговоры, а некоторые ее представители в нардепы избираются. Уже есть конкретные возбужденные дела?

    Уголовное производство есть, расследуется, но я не готов сейчас предъявить подозрение кому-либо из «молодой команды» Черновецкого.

    Они так хорошо спрятали концы в воду?

    Конечно, ряд объектов коммунальной собственности и земельных участков выделялось решениями Киевсовета подконтрольным лицам. Но надо понимать сложность доказывания этого, и вообще эта категория преступлений достаточно непростая. Эти же решения депутаты принимали коллегиально.

    Тем не менее, сколько времени уже прошло.

    Да, эти дела активно расследуются с 2010-го года, но, к сожалению, пока до суда мы не дошли.

    Новые киевские власти объявили войну МАФам. Но на месте одних, снесенных под объективами телекамеры, через несколько метров возникают другие и складывается впечатление, что этот процесс не остановить. Прокуратура как-то реагирует на эти нарушения?

    По моему убеждению, вопрос размещения МАФов – это компетенция органов местной власти. У них достаточно инструментов, чтобы регулировать эти вопросы. Считаю, что правоохранительным органам там делать нечего, и прокуратура в этом процессе не участвует.

    «Киев лидирует по числу преступлений»

    Как вы сейчас оцениваете общую криминогенную ситуацию в столице? Во время Майдана в столицу стеклось много разных приезжих, в том числе, асоциальных элементов. Сейчас отдельной строкой проходят беженцы с востока, спецслужбы регулярно отчитываются о поимке различных диверсантов…

    Сегодня мы столкнулись с расследованием уголовных преступлений, которые ранее были исключением, – создание и финансирование террористических организаций, государственная измена, насильственный захват власти... Сегодня достаточно много таких производств расследуется и СБУ, и следователями прокуратуры. Война на востоке не может не оказывать влияния на криминогенную ситуацию в Киеве. В целом, общая преступность составляет 157 зарегистрированных преступлений на 10 тысяч жителей – если сравнивать с другими регионами, то мы, безусловно, являемся тут лидерами. Вместе с тем, совершение тяжких и особо тяжких преступлений увеличилось ненамного – с 25 до 32 %. Сегодня мы имеем уровень раскрытия около 30 % – к сожалению, это худший показатель среди всех регионов Украины. Но мы предпринимаем все усилия для того, чтобы процент раскрываемости был выше.

    На каком этапе расследование недавних событий под Верховной Радой? Известно, что по их итогам задержали сына кандидата в народные депутаты…

    Эти события расследует милиция как хулиганство, совершенное группой лиц. Около десятка человек были задержаны, из них несколько несовершеннолетних – они находятся под стражей и домашним арестом, в отношении ряда лиц составлены административные протоколы. Был установлен субъект, который размахивал цепью перед работниками милиции. На этом ярком примере можно показать, что сегодня правоохранители оперативно реагируют и в ближайшее время обвинительные акты будут направлены в суд.

    Недавно команда Игоря Коломойского грозилась забрать торговый центр «Оушн Плаза» у российского бизнесмена Ротенберга. Мол, Россия забрала наши активы в Крыму, мы имеем полное право на такую компенсацию. Как прокуратура гипотетически может реагировать в такой пикантной ситуации?

    Ну как можно комментировать якобы разговор одного из заместителей губернатора с собственниками «Оушн плазы»? На сегодня никаких действий по передаче собственности не предпринимается, а если будут – будем реагировать. «Отжимать» собственность у гражданина России только потому, что это воюющая с нами сторона, – мне кажется, не правильно.

    Кстати, много разговоров о том, что бизнес так называемой Семьи до сих пор успешно работает в том же Киеве. Например, торговые центры, принадлежащие экс-главному налоговику Клименко.

    Было бы проще ответить на этот вопрос, если бы эти торговые центры были бы зарегистрированы непосредственно на него. А так как они опосредованно являются собственностью какой-то юридической фирмы, субъекта хозяйствования, то какое к ним имеет отношение Клименко?

    Какие наиболее резонансные производства сейчас есть в распоряжении киевской прокуратуры и когда можно ожидать подвижек по ним?

    У нас довольно много таких производств. Например, мы подозреваем должностных лиц «Укртранснафты» в хищении 675 тысяч тонн технической нефти. Причем это делалось при содействии бывшего руководства Министерства энергетики и угольной промышленности. Ведется расследование по факту растраты чиновниками «Нефтегаза» более 320 млн. грн. Есть у нас производство и по «Киевэнерго». Там сумма ущерба чуть поменьше – 200 млн грн.

    Но я, конечно же, понимаю, что общество, прежде всего, ждет от нас раскрытия преступлений связанных с Майданом. Уверяю вас, виновные будут наказаны. Как я говорил, дела уже направляются в суд.

    Фото пресс-службы столичной прокуратуры

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ