Мэр Донецка Александр Лукьянченко: Многие думали, что все будет, как в Крыму, без последствий. К сожалению, так не произошло

    • Михайло Глуховский, Станислав Груздев (фото) «Главком»
    • 13 Грудня, 2014, 10:00
    • Розсилка

    Боевики уже повредили 6 тысяч объектов в Донецке и похитили около 2 тыс. машин, - констатирует градоначальник

    Городской голова Донецка Александр Лукьянченко покинул город в середине июля якобы из-за ультиматума со стороны руководства самопровозглашенной «ДНР». Боевики потребовали от градоначальника заниматься не жизнеобеспечением города, а обеспечением военных потребностей «ДНР». С того времени Лукьянченко проживает в Киеве. Мэр Донецка в дистанционном режиме проводит совещания с помощью программы Skype, получает отчеты от подчиненных в sms режиме, и не без гордости утверждает: до последнего времени предприятия города в полном объеме перечисляли налоги в бюджет страны.

    Вместе с тем в конце ноября неожиданно для многих Лукьянченко пригрозил отставкой. Мол, постановление Кабмина и Указ президента об отказе финансировать регион, являются антинародными и не позволяют далее управлять мегаполисом. Так или иначе, отставка Лукьянченко пока только на словах, сам он до сих пор числится на посту мэра.

    «Главком» встретился с Александром Алексеевичем в офисе народного депутата Ефима Звягильского в Киеве, сразу после возвращения мэра из Краматорска. «Сейчас мы выполняем указ президента, переносим туда городскую власть Донецка», - объяснил в интервью «Главкому» цель своих передвижений по стране Лукьянченко.

    Сегодня вы – «мэр в изгнании». Какие задачи можно решать в таком статусе?

    Я был вынужден уехать из города еще в июле-месяце по независящим от меня причинам. По Skype я каждую неделю проводил совещания. А здесь (в Киеве) постоянно занимался вопросами налаживания коммуникаций между городом и высшими органами власти, в частности, Кабинетом министров, Минфином, Министрерством социальной политики, Пенсионным фондом, Госказначейством. Решали вопросы по социальным выплатам, вопросы обеспечения населения.

    В июле, августе и сентябре это удавалось. Но после ряда документов, в частности, постановления Кабинета министров №595 (согласно документу все бюджетные учреждения на подконтрольной сепаратистам территории до 1 декабря должны быть переведены в мирные регионы – «Главком») и Указа президента (Указ №875/2014 ввел в действие решение СНБО, пункт 8 которого предусматривает прекращение обслуживания банками населенных пунктов в зоне АТО – «Главком»), была практически парализована и блокирована работа, отрезаны нити взаимодействия с остальной территорией Украины. В Краматорск я ездил для выполнения постановления по поводу перерегистрации городского совета на другой территории, в Краматорске. Но это не главный вопрос. Главный вопрос в чем? Те, кто готовил эти документы, вероятно, оторваны от жизни. Их выполнить нельзя. Как можно перенести больницы из Донецка на другую территорию, и кого они будут там лечить? А больниц в городе ни много ни мало – более 50-ти. Аналогично с коммунальными предприятиями, чем они будут там заниматься?

    То есть в Донецке они имеют возможность работать даже в нынешних условиях?

    Исполнительная власть в Донецке как работала, так и работает. Если бы она не работала в городе, то была бы такая ситуация как, например, сегодня в Луганске, где нет ни света, ни тепла. Невзирая на то, что седьмой месяц идет война, активная фаза АТО, на территории нашего города мы пытались обеспечить ликвидацию аварий из-за обстрелов. Да, за все это время у нас серьезные потери. Я имею в виду промышленные предприятия, жилой фонд. Около 6 тыс. различных объектов города, в том числе жилой фонд, повреждены, а некоторые здания полностью разрушены.

    Кто-то оценивал суммы всех этих убытков?

    Я не могу бросаться цифрами, как это делают политики. Каждый разрушенный объект обследуется. На сегодняшний день информация о нем заносится в формуляры для того, чтобы потом принимать меры по каждому конкретному объекту. Но для начала необходимо, чтобы специалисты-проектировщики могли оценить ущерб, оценить состояние конструкции, что сейчас сделать невозможно, поэтому нынче стоит вопрос только об учете количества поврежденных объектов. В то же время инженерные сети: электросети, низковольтные сети разрушаются и восстанавливаются постоянно, как водопроводы и газопроводы.

    Насколько Донецк был готов к зиме, есть ли в домах газ, свет, вода, отопление, оплачивают ли горожане коммунальные услуги?

    Коммунальные услуги на сегодняшний день горожанам предоставляются. Мы своевременно начали отопительный сезон. Там, где прошли военные действия, коммунальные службы в самые кратчайшие сроки пытаются восстановить работу всех систем. Конечно, бывают перебои, но в принципе, и вода, и свет подаются. Когда была авария на канале Северский Донец – Донбасс, и большая часть населения оставалась без воды, мы и с военными договаривались о создании коридоров безопасности для специалистов, которые бы смогли зайти на объект и отремонтировать. Кроме того, нам помогала решать вопросы Национальная гвардия. Они обеспечивали коридоры для ремонта высоковольтных линий, которые дают питание угольным предприятиям с непрерывным циклом работы, двум металлургическим заводам и предприятиям жизнеобеспечения, прежде всего хлебо-, молокозаводам, предприятиям пищепрома. К счастью, нам удавалось бесперебойно обеспечивать население продуктами первой необходимости. Невзирая на ту блокаду, которая есть, народ сегодня обеспечен. Другое дело, есть проблемы с социальными выплатами и зарплатой. Все из-за того, что полностью свернута банковская система. Жителям города не выплачиваются пенсии. Ведь не все могут выехать, оформить их в другом месте, эвакуироваться. Сегодня в городе проживает более 700 тыс. людей, из них порядка 170 тыс. пенсионеров, которые не выехали. Всего выехало 272 тыс. человек. Большинство осталось, ведь некуда людям выезжать. Вот говорят, можно эвакуироваться, но те, которые выехали, далеко не всегда могут устроиться должным образом на новом месте.

    Что касается оплат за коммунальные услуги, то из-за проблем с выплатами зарплат и пенсий, люди за услуги платили частично. К примеру, до 1 октября оплачивали на уровне 45-50%, а с 1 октября, когда прекратили работу финансовые учреждения, не оплачивают вовсе.

    С середины июля вы не проживаете в Донецке, управляете городом в дистанционном режиме. 26 ноября вы заявили о готовности сложить полномочия городского головы, так как больше не можете влиять на ситуацию в городе. Почему раньше удавалось управлять, а сейчас нет?

    Причина моего заявления - последние два постановления, о которых я говорил выше, они (постановление Кабмина и Указ президента – «Главком») антинародные. Я привык называть вещи своими именами. Ведь в городе остались люди с украинскими паспортами. Почему их отвергает Украина? Они ей не нужны? Непонятно. И сегодня все об этом молчат, все освещают боевые действия, освещают другие события, но люди, которые остались на территориях так называемых «ЛНР» и «ДНР», мало кого волнуют. А там проживает ни много ни мало более 4 млн человек, 10% населения страны. Мы потеряли Крым, и это явилось катализатором для многих людей с неустойчивыми психикой, политическими взглядами. Они думали, что так будет и здесь, мол, все пройдет без каких-то последствий. К сожалению, так не произошло. На сегодняшний день эти люди оказались обманутыми. Часть из них ходила и на референдум, на выборах (в «ДНР») их тоже жестоко обманули.

    Куда перечисляют налоги предприятия Донецка?

    За 11 месяцев этого года мы выполнили доходную часть бюджета на 86,4%, всего недодали в 328 млн. грн. В бюджеты всех уровней было перечислено 10 млрд 120 млн грн. Когда руководители государства говорят о том, что мы не платим единый социальный взнос, то это неправда. За 11 месяцев мы перечислили в бюджет 5 млрд 731 млн грн, что составляет около 80% от запланированной суммы. В Пенсионный фонд мы перечислили 4 млрд 928 млн грн за 11 месяцев. В свою очередь получили из Пенсионного фонда на выплату пенсий 4 млрд 106 млн грн. То есть разница составляет 822 млн грн, которые нам должны были бы перечислить. Если говорить об общем долге Украины перед пенсионерами, то он составляет 1 млрд 540 млн грн. 822 млн грн, если бы нам возвратили, нам хватило бы на то, чтобы мы заплатили людям пенсии за два месяца. Большая часть пенсий была выплачена в июле, и то, с большими потугами, с походами к премьер-министру и президенту. В августе мы выплатили 2/3 пенсий, поскольку почта опасалась заводить наличные деньги через почтовые отделения. Поэтому на карточки людям перечисляли деньги и в июле и в августе. В сентябре было принято решение руководством страны не выплачивать даже на карточку. Из-за этого сегодня у нас пенсионеры бедствуют. То есть вообще ни копейки за сентябрь, октябрь и ноябрь не заплачено людям. Есть города в регионе, где по 6-7 месяцев люди не видят денег.

    Недавно в СНБО заявили, что в городе Донецке боевики получают зарплаты фальшивыми гривнями. Что вы знаете об этом, насколько большие суммы фальшивок на руках, где печатаются эти «деньги»?

    Послушайте, этот вопрос вы не мне задавайте, а компетентным органам, спецслужбам, которые очень давно не работают в городе, начиная с конца апреля. У меня нет такой информации, а в Интернете пишут все, что угодно.

    Гуманитарная помощь от Фонда Рината Ахметова, по словам волонтеров и местных жителей, не доходит к нуждающимся, разворовывается. Люди выстаивают многочасовые очереди, но достается не всем. Почему так происходит и кто отвечает за распределение помощи?

    Те, кто сегодня обеспечивает жизнеобеспечение в городе, имею в виду спасателей, коммунальщиков, те, кто занимается эксплуатацией электросетей, водопроводных, газовых сетей, те, кто обеспечивают эксплуатацию жилого фонда и так далее, не получают зарплату на протяжении 6 месяцев. Задолженность со стороны Госказначейства перед бюджетникам составляет более 300 млн грн, а всего Госказначейство задолжало жителям города 432 млн грн.

    Да, действительно, чтобы получить гуманитарную помощь люди выстаивают огромные очереди. Практически 90% гуманитарной помощи доставляет в город штаб Рината Ахметова «Допоможемо».

    По поводу сигналов, что разворовывают. Откуда они у вас, назовите мне конкретных людей, которые могут открыто заявить об этом? Та помощь, которую выдает фонд Рината Ахметова распределяется социальными службами в 9 районах города. В первую очередь, эту помощь получают инвалиды 1-й, 2-й, 3-й группы. Помощь получают и пенсионеры, люди от 65 лет и выше. Все это мы держим на строжайшем контроле. Каждый день мне докладывают, сколько за сутки груза доставлено. Вот sms, в которой мне написали, что за сегодня (10 декабря) было выдано 18 825, а всего с начала всех событий 812 940 продуктовых наборов из расчета каждый по 10 кг. Приоритет – это Донецк и другие города региона. В Донецке мы организовали пункт выдачи помощи, к примеру, для жителей Макеевки. Безусловно, этого всего мало, Фонд Рината Ахметова всех не обеспечит. Вот здесь в указе президента и в постановлении правительства написано, что Министерству соцполитики также нужно подключаться и заниматься этим вопросом, ведь от государства помощи нет. Да, один раз была, в самом начале, 3 месяца назад. И все. Есть еще волонтерские организации, такие как «Неравнодушные граждане», Фонд «Украинская перспектива». Вот они приезжают, а от государства пока ничего нет. Кроме того, что Фонд Ахметова помогает малышам, Донецк получил уже 50 тыс. наборов необходимых продуктов для детей до 2,5 лет. На сегодняшний день в Донецке детсады посещает около 30 тыс. детей. Поэтому это все сегодня отрубить и не давать помощь означает обречь всех людей на голодную смерть.

    Чем занимаются работники горсовета после вашего отъезда из города? Они подчиняются вам или самопровозглашенному руководителю города Игорю Мартынову?

    Они работают на своих местах. Но, к примеру, мои заместители, хоть и продолжают работать, все же рассчитались (уволились), выполняют сейчас роль волонтеров.

    Так кто реально управляет городом, вы, или Мартынов?

    Да, он сегодня влияет на процессы в городе. Там есть другие вопросы (отличающиеся от тех, которыми занимаюсь я).

    О каких именно вопросах вы говорите?

    Сегодня на всех документах, которые проходят в городе, стоит моя подпись. Сегодня все те, кто не захотел работать там, написали заявления (об увольнении), и я подписал эти заявление.

    На ваш взгляд, почему именно Игоря Мартынова руководство «ДНР» «назначило» руководителем Донецка?

    Игорь Мартынов работал в системе города, работал директором дирекции парков города Донецка.

    Но ведь управлять парком и мегаполисом – это не одно и то же.

    Видимо, каждый человек меняется в этих экстремальных условиях, меняет свои взгляды. Может быть, Мартынова, по его мнению, кто-то когда-то недооценивал, и был готов к большим объемам работы. Время покажет.

    Вы сами зарплату где получаете?

    Я не получаю зарплату. Пенсию получаю. То есть пока не получил, переоформляю сейчас. Не знаю пока, где буду ее получать. Нужно, чтобы все было оформлено в соответствии с законом.

    Как быть сотрудникам местных органов власти в Донецке, они также будут перенесены в Краматорск, каким образом они смогут получать зарплату и выполнять свои обязанности?

    Этим я сейчас и занимаюсь. Пока на эти вопросы нет ответов.

    Свою семью вы также вывезли из Донецка?

    После меня выехали моя жена и сын вместе с предприятием, в котором он работал (сын Александра Лукьянченко Виталий в прошлом работал заместителем начальника филиала «Главное управление Проминвестбанка в Донецкой области» - «Главком»). Но я не хочу говорить, где именно они находятся в целях их безопасности.

    Вам или им кто-то угрожает?

    Хватит того, что мне угрожали. Но сейчас нет. Со мной никто из представителей так называемой «ДНР» не связывается, на тему того, чтобы я сложил свои полномочия, никто со мной не общается после того, как я покинул Донецк.

    Из Донецка и области неоднократно приходят сообщения о разворовывании предприятий и шахт. Какие крупные компании пострадали от подобных действий больше всего?

    Что касается грабежей, то конечно, они есть. Захвачено очень много предприятий. В то же время много предприятий угольной промышленности пострадало из-за обстрелов. Шахта «Октябрьский рудник» полностью разрушена, шахта «Моспинская» также полностью уничтожена, из-за перебоя с электроэнергией многие шахты затоплены. Что касается угля, который вывозят в Россию, то это больше не с Донецкой, а с Луганской области. А за Луганскую область я не могу говорить. В Донецке такого нет. У нас работает шахта им. Засядько, уголь из нее поставляется на коксохимические предприятия СКМ в Мариуполе и предприятию «Донецксталь» в Донецке.

    По словам сотрудников завода «Топаз», оборудование предприятия, а также несколько недостроенных установок были вывезены в Россию, а в его цехах вооруженные люди разметили казармы. Действительно ли это так, что именно было украдено, насколько серьезные убытки нанесены предприятию?

    У меня таких данных нет. Безусловно, это предприятие военно-промышленного комплекса. Безусловно, у той стороны (российских захватчиков, - «Главком») есть очень серьезное внимание к такому оборудованию. Захвачено много административных зданий. В свое время имели место захваты банков. Знаю то, что очень много автотранспорта было отобрано у промышленных предприятий, частных лиц. Речь идет о более 2 тыс. единиц транспорта, от легковых до грузовых автомобилей.

    Несколько дней назад глава СБУ Валентин Наливайченко заявил о намерении задержать мэра Горловки Евгения Клепа. Ранее общественные активисты требовали привлечь его к ответственности за сдачу Горловки боевикам. А вы уже давали показания правоохранительным органами относительно того, что произошло в Донецке. Не боитесь, что вас также могут обвинить с такой же формулировкой «за сдачу Донецка»?

    Я не боюсь, потому что я город Донецк не сдавал. Если так рассуждать, как мы с вами рассуждаем, то нужно рассуждать и о том, кто сдал Крым, а кто сдал другие города. Я выполнял свои функции. Когда я уезжал, город функционировал. Мы за 8 месяцев выполняли все показатели бюджета. Со мной по поводу того, что произошло в Донецке, ни СБУ, ни прокуратура не общались. Прокуратура ведь все видела сама, как разоружали милицию... Я не хочу на эту тему говорить.

    Считаете ли вы себя ответственным за то, что 1 марта 2014 года депутаты горсовета приняли решение «поддержать инициативу о проведении Референдума о дальнейшей судьбе Донбасса», вы ведь принимали участие в работе внеочередной сессии горсовета?

    Формулировка была тогда другой. Депутаты приняли решение обратиться к областному совету, чтобы этот вопрос рассмотрели (вопрос о проведении референдума). Потому что тогда перед зданием облсовета стояла толпа 10 тысяч. Тогда еще штурма никакого не было. Для того, чтобы успокоить толпу, депутатами горсовета и принимались такие решения. Я и сейчас говорю, что если бы тогда были приняты какие-то встречные меры по рассмотрению этой проблемы, государство взяло бы на себя инициативу в решении всех этих политических вопросов, наверное, кровопролития и братоубийственной войны не было бы.

    Каким образом государство должно было действовать, ведь представителем государства в городе были губернатор и вы?

    В марте еще работали все административные органы. В апреле начались захваты. Прокуратура была на месте, СБУ на месте, на месте была милиция и так далее. Нужно было действовать в соответствии с законом. Почему не действовали? Вопрос не ко мне. Почему разоружались отделения милиции не только на Востоке Украины, но и на Западе, кто ответит на эти вопросы, почему происходило нарушение закона?

    Если бы можно было возвратить тот день 1 марта, вы бы также поддержали проведение референдума с такой формулировкой?

    Нужно было искать выход из положения. Ведь у всех перед глазами был катализатор – Крым, захват которого произошел без единого выстрела. А на сегодняшний день имеем более 10 тыс. погибших, украинцы убивают друг друга.

    Если возвратиться в 1 марта... Это полемика большая, и не только моя… Совместно (с органами центральной государственной власти) нужно было принимать более действенные меры.

    Но все же вопрос был о вашей персональной ответственности. Ощущаете ли вы свою вину, насколько она велика?

    Послушайте, да у мене уже вот здесь нет ничего, в душе. Я три раза избирался народом и до последнего момента был со своим народом. Когда мне сказали, что ты должен работать на войну и должен работать на другую сторону, я ответил, что принимал присягу с обязательством служить городу, я избирался народом. Это бесконечная тема. И если вы хотите сказать, что я виновен в том, что произошло, то да, я виновен, можете так и написать. Но на сегодняшний день есть более виновные люди, которые для себя этой вины не чувствуют.

    Назовете их?

    Нет. Послушайте, вы меня извините, но я еще раз говорю, где были те службы, которые должны были предотвращать то, что произошло? Если бы это был только украинский конфликт, если бы не было внешних сил, он уже давным-давно был бы локализован.

    Но вы только что сказали, что это братоубийственная война (украинцы убивают друг друга). А ранее вы говорили, что война на Донбассе – это война между Россией и США. Так кто с кем воюет, может, нужно набраться смелости и признать, что Россия напала на Украину, а помогали ей в этом купленные предатели?

    Все может быть. Все у нас происходило зеркально относительно того, что происходило в Крыму…

    Генпрокуратура признала «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями, Верховная Рада также собирается рассмотреть вопрос о придании им такого же статуса. На ваш взгляд, как правильно следует называть «ДНР» и «ЛНР»?

    Те, у кого руки не замараны кровью, – это обманутые люди. А тех, кто с оружием в руках убивает других людей, назовите сами.

    Они террористы?

    Вы хотите, чтобы я был в этом деле вот так? Я на эти вопросы не отвечаю. У нас достаточно людей, которые могли бы вам дать формулировку по этому вопросу. Я уже имею достаточно угроз на этот счет.

    От кого именно?

    Я еще раз говорю, что на эту тему я говорить не буду.

    После переезда из Донецка в городе осталось ваше недвижимое имущество. Что с ним сейчас, охраняется, в доме кто-то проживает?

    Я жил не в частном доме, а в квартире обыкновенного многоэтажного дома. Ну что теперь делать? Все осталось там. Охранников у меня никогда в жизни не было.

    По информации СМИ, принадлежащий Ринату Ахметову особняк в городе Донецке, охраняют боевики из организации «Оплот». Насколько это соответствует действительности?

    У меня нет таких данных. Я не интересуюсь, чье имущество и кто охраняет.

    У Виктора Януковича ведь также был дом в городе. Какова его судьба, кто в нем живет, есть ли охрана?

    На тот момент, когда я был в городе, в доме проживала супруга Виктора Федоровича Людмила Александровна. Но проживает ли она до сих пор, где она, я не знаю. Мне это не интересно.

    Членом какой партии вы являетесь сейчас?

    С 2001 года являюсь членом Партии регионов.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ