Дмитрий Фирташ: Если генпрокурор будет меня с цветами встречать, то я приеду с шампанским и шоколадом

    • Мыкола Пидвезяный, «Главком»
    • 12 Червня, 2015, 17:37
    • Розсилка

    «Стране нужна перезагрузка – другая коалиция»

    После Майдана один из самых могущественных олигархов эпохи Виктора Януковича делал все, чтобы сохранить свое влияние. Даже из-под домашнего ареста в Вене он активно выстраивал под себя новую конструкцию украинской власти.

    Дмитрий Фирташ кардинально менял политический ландшафт. Не без его помощи, согласно показаниям, озвученным под присягой, Петр Порошенко стал Президентом, а «единый кандидат» Виталий Кличко был разжалован в мэры столицы. Фирташ также «корректировал» итоги досрочных парламентских выборов. Его люди зашли под купол и через Оппоблок, и через БПП (по квоте «Удара»), и через Радикальную партию Ляшко…

    Но всего этого оказалось недостаточно. Венскому узнику не удалось сохранить комфорт времен Януковича для своей бизнес-империи. Не прошло и года после победы Порошенко, как у него отобрали титановые карьеры, лишили газораспределительных сетей, арестовали за долги десятки объектов и даже угрожали прекратить вещание телеканала «Интер».

    Вину за все эти беды Фирташ возлагает на Яценюка. Премьерство Арсения Петровича Дмитрий Васильевич считает не заслуженным, ведь у «Народного фронта» в парламенте «и 100 мандатов нет». Более того, по мнению Фирташа, Яценюк и нынешнее правительство - марионетки. Словосочетание «внешнее управление» не раз проскользнуло в разговоре с олигархом.

    Из того, что вошло и не вошло в это интервью, можно сделать три вывода:

    1. Главной проблемой олигарха остается его «обездвиженность». Решение Венского суда об отказе в выдаче Фирташа в США по факту не решило его проблем. Да, миллиардер получил паспорт и теоретически может ехать куда угодно. Но предпринимать такие попытки он не решается. Гарантий того, что в Лондоне или Париже его не ждет запрос на экстрадицию от ФБР (олигарха подозревают в даче взятки и преступном сговоре) нет. Поэтому миллиардер продолжает жить в Австрии, ждет апелляции американцев на судебное решение и планирует будущее переформатирование украинской власти.

    2. Сегодня Фирташ ведет открытую войну с украинским правительством. Из Австрии он не только критикует Яценюка и его Кабинет. Фирташ реально рассматривает сценарий дефолта Украины как один из самых вероятных. Шок от государственного банкротства позволит свергнуть правительство и переформатировать коалицию. Новое «широкое» большинство может быть презентовано украинцам как единственный способ спасти страну. Если же в нынешнем парламенте процесс сближения БПП и Оппоблока будет заблокирован, в арсенале останется последний патрон - досрочные выборы.

    3. В своей войне за бизнес и за возвращение в Украину Фирташу, как воздух, нужны влиятельные союзники. Поэтому окончательно портить отношения еще и с президентом Дмитрий Васильевич не хочет. Он готов простить Порошенко публичное обвинения во лжи. Напомним, Президент высказался, что во время встречи с Фирташем и Кличко в Вене весной прошлого года никаких сделок не заключалось: «Я никогда не отрицал очень короткую и бессмысленную встречу с Фирташем во время президентской кампании. Но я категорически отрицаю любые договоренности». Порошенко также добавил, что Фирташ должен нести ответственность за ложь под присягой в суде.

    Спровоцировав своими показаниями политический скандал, теперь Фирташ упорно отказывается говорить о деталях той встречи. Хотя сегодня факт ее проведения никто из участников уже не отрицает. А фильм «Первая леди» о Марине Порошенко, который выйдет на канале олигарха в ближайшее воскресенье (вечерний прайм-тайм), - лишнее свидетельство: сжигать мосты Фирташ и Президент не спешат.

    Дмитрий Васильевич, уже прошло больше месяца после решения Венского суда об отказе в выдаче вас властям США. Вам легко отсюда контролировать состояние дел на ваших предприятиях? Кажется, что все пока складывается не в вашу пользу. Правительство ведет жесткую борьбу с вами. В чем основная причина, как вы видите?

    Это абсолютно понятно, что происходит – это идет политическая борьба, и «Народный фронт», и премьер понятно, чем занимаются. Почему? Я не могу сказать. Это надо им задать вопрос, почему они ведут эту борьбу

    Ну вы как считаете?

    Честно говоря, не знаю, что сказать. Ну, борются и борются.

    Вы же стратег, понимаете, чем эта борьба закончится?

    Для нас – успехом.

    Что для вас – победить в этом противостоянии? Какие интересы на кону? Говорят даже о том, что идет борьба за премьерское кресло.

    Я точно не иду в премьеры. Это меня не касается. Мне не нужно избираться, мне не надо говорить то, что хочет слышать электорат, мне не надо подбирать слова и думать, что принесет дивиденды, не дай Боже, в предвыборной кампании.

    Мой интерес – Украина, это факт. Там живет моя мама, живут мои дети, там, все, что связано с моей жизнью. И я не готов подписаться в безалаберности и беспомощности этого правительства. Они какие-то, знаете… есть такая поговорка: «ни украсть, ни покараулить». Вот они относятся к категории этих людей. Они не способны ни на одно, ни на другое. Ни погулять, ни поработать. Какие-то ущербные по своей натуре, наверное, эти люди.

    В начале этой недели вы буквально объявили войну правительству. Каким образом собираетесь ее вести?

    Мы, как Федерация Работодателей, договорились с профсоюзами, объединили все усилия. Мы создаем свою альтернативную программу, будем убеждать правительство в том, что надо ее принять. То есть, мы, как Федерация, требуем, чтобы они делали то, то и то.

    Кто из крупных бизнесменов уже поддержал вас в этой борьбе?

    Федерация работодателей (ФРУ) – это 70% ВВП страны, там, по сути, все крупные бизнесмены и участвуют. Их представители есть в Федерации: и металлурги, и химики, другие направления.

    А вот Яценюк считает иначе. Он обвинил вас в приватизации ФРУ. Премьер четко дал понять, что в этой войне вы - один в поле воин.

    Это абсолютно не так. Ему хотелось так это подать журналистам. Но он молчит о другом. За год правления этого правительства безработица в Украине выросла на один миллион, только в промышленности мы потеряли 600 тысяч рабочих мест. Сегодня без работы 2,5 млн. человек. Любое правительство приходит, говорит: мы создадим такие-то рабочие места. А эти влупили 1 млн. безработицы. Сколько мы еще должны подождать, сколько еще должно безработных стать, чтобы правительство начало заниматься экономикой: 3 миллиона?

    У вас сегодня «отжимают» бизнес. Аренду титановых месторождений не продлили, лишили газораспределительных сетей, арестовали за долги 46 объектов. Ваши действия? Кто защищает ваши права в Украине?

    Конечно, у нас есть адвокаты, всеми доступными методами будем защищаться, бороться.

    Аваков утверждает, что у МВД есть новые факты, подтверждающие сговор бывшего руководства «Нафтогаза» с собственниками РосУкрЭнерго и Group DF. Якобы ваши менеджеры договорились с руководством госкомпании, благодаря чему Стокгольмский арбитраж обязал НАК вернуть РосУкрЭнерго 12,1 млрд куб. м газа. Что вам известно об этих новых фактах?

    Их нет: ни новых, ни старых. Я думаю, что это чистый пиар, которым занимается «Народный фронт», ничего под этим не имея. То есть, они сначала делают волну пиара, а потом начинают думать, как создать уголовное дело. На самом деле, никаких уголовных дел нет.

    Вам не сообщали?

    Нет. Ни повестки, ничего другого еще пока не получал.

    Как сказалось непродление аренды ГОКов на работе вашего титанового бизнеса в Крыму?

    Никак не отразилось, всего хватает, мы себя обеспечили. А вот государству плохо от того, что произошло. С одной стороны, громогласно сообщалось, что эти предприятия возвращают под государство, и вроде бы как создали государственную компанию, а по сути, управляют всем этим конкретные люди. И если мы посмотрим, что было, когда мы управляли, и что сегодня, как они прожили год за счет того, что мы вкладывали туда деньги, то выяснится, что они скоро остановятся, потому что деньги не вкладывают. Они их вынимают.

    Соратник Коломойского Геннадий Корбан в интервью «Главкому» заявил, что ГОКами теперь в лице государства пользуется народный депутат Николай Мартыненко. Что вам известно об этом?

    Ну, если он сказал, значит, он знает, что говорит.

    Мы вложили в эти предприятия деньги, все там сделали. А они пришли, им показалось, что это очень вкусно, ничего вроде бы не надо вкладывать, копай – забирай, копай – забирай. А потом оно как бы это «копай – забирай» приходит к финишу, и вот сейчас объемы добычи упали на половину производства. Они уже не добывают тот объем, который мы добывали. Думаю, что через пару месяцев, максимум к концу года, они должны остановиться, если они сейчас деньги вкладывать не будут, они пока ничего не делают.

    Пытались ли гонцы от власти договориться с вами на начальном этапе? Например, поделиться активами? Ожидаете ли вы «национализации», которой вас сейчас все чаще пугают?

    Во-первых, я ничего не брал у государства, я покупал на вторичном рынке. Как они собираются это национализировать, объясните мне? Говорить можно все, что хочешь. Ну, тогда можно прийти и у вас квартиру национализировать, машину забрать под таким «лозунгом».

    «Я же не живу в космосе. Скажем так, уже на второй день становится понятно, что в Киеве происходит»

    Вы же знаете, Яценюк сделал заявление: если Фирташ не погасит долги перед «Нафтогазом», мы отберем у него черкасский «Азот» и «Ривнеазот».

    Во-первых, я не Яценюк. К сожалению, не могу делать такие заявления, как делает он и потом за них не отвечает. Вот он может говорить: «куля в лоб – так куля в лоб», потом все смеются. То он назвал себя правительством камикадзе, то еще что-то. Я себе такого не позволяю. Не потому что я умнее и хитрее. Я просто думаю, что я говорю.

    Второе, он говорит про долги. Ну, давай тогда посчитаем долги: сколько вы мне должны, если уж так говорить. Мы же, как бы, не требовали с вас денег. Во-вторых, долги были до меня сделаны

    О какой сумме идет речь?

    Эти заводы еще не были моими, когда они имели контрактные отношения (с «Нафтогазом», - «Главком»). По большому счету, о чем мы говорим сегодня? Есть контракт между «Нафтогазом» и предприятиями. А каждый завод – это юридическое лицо, которое имеет свою ответственность. Дальше, они заключили договор, купили газ. Да, они за него не заплатили или недоплатили.

    Сколько?

    2 млрд. гривен. Вы им насчитали проценты, штрафы, пени, вы все насчитали. Вы пошли в суд, вы выиграли, они с вами борются, они (заводы, - «Главком») считают, что это не так. То есть, это нормальная юридическая позиция. Но это не уголовное дело: то, что они хотят придумать. Это чисто хозяйственный контракт с четкими условиями: столько-то штрафа, столько-то пени. И они все это считают по сегодняшний день. То есть, это нормальный процесс. Вы (украинские власти, - «Главком») арестовали газ (который Фирташ, считает своим, «Главком»), газа больше, чем этот долг. Намного больше, для начала. То есть, дальше все разговоры про арест цехов, заводов – это все слова. Это пустое.

    Вы разговаривали с Яценюком по этому поводу?

    Нет, я с ним не разговаривал.

    Как считаете, это согласованная позиция и президента, и премьера?

    Я не знаю.

    Как для себя вы объясняете эту череду событий?

    Я считаю, что это чисто политическое давление. Я уже не один раз заявлял, что нынешнее правительство… Представьте себе картину: премьер-министр приехал в Америку. И дает такой текст… (Во время последнего визита в США украинский премьер буквально заявил: «Мы убеждены, что этот украинский олигарх должен быть привлечен к ответственности в США», - «Главком») …Вообще, про что он говорит. Но для меня, конечно, это нонсенс. Даже если он меня очень не любит, или, боится… Ты – премьер-министр страны, как ты можешь заявлять? Если ты такой смелый, то разбирайся внутри страны со мной, зачем ты в Вашингтоне это делаешь? С Вашингтоном я сам разбираюсь без тебя. Ты там не нужен.

    Вы можете озвучить сумму убытков Group DF за последний год?

    Убытки у нас по трем причинам. Первая – отошел Крым, вторая – война на востоке, третья – это кризис. Ну и есть еще и четвертая – бездарное правительство. Конечно, мы понесли достаточно большие убытки.

    В цифрах можно?

    Конечно, можно. За 2014 год мы потеряли 1,5 млрд. долларов.

    Если все так убыточно, у вас не возникало желания избавиться от такого бизнеса?

    Можно я задам вопрос: а кто сейчас будет это покупать? Вот ответьте мне.

    Думаю, этот вопрос уместнее задать правительству и президенту, которые уверенно готовят к распродаже остатки госимущества.

    Давайте я задам вам еще вопрос. Когда государство и правительство в лице министра финансов которую неделю готовит все общество к предположительному дефолту страны, для чего это? Кому этот цирк нужен? Вы тогда определитесь, вы дефолтируете? Так дефолтируйте. Но не распродавайте, потому что оно ничего не стоит. Вот вам ответ. А как иначе? Когда государство должно продавать активы? Когда они стоят денег, когда на них есть спрос.

    Так может это и делается для того, чтобы продать своим за бесценок?

    Мне сложно сказать. Важно, чтобы мы сейчас правильно поняли друг друга, потому что может оказаться, что я против приватизации. Нет, я за приватизацию. Я считаю, что государство плохой менеджер. Это жизнь показала однозначно. Но я против приватизации в то время, когда страна находится в дефолте. Я понимаю, что есть дефицит бюджета, я понимаю, что есть проблемы. Но это их не решит, потому что правительство все за бесценок распродаст.

    В аукционе по продаже Одесского припортового принимать участие будете?

    Конечно. А почему бы и нет? Но я хочу посмотреть условия конкурса, когда они уже их пропишут.

    То есть вы не исключаете, что вас могут и не допустить к аукциону?

    Думаю, что да. Если вы помните, когда выписывали условия приватизации украинской трубы (газотранспортной системы, - «Главком»), там отметили, что украинцы не могут участвовать. Угадайте с трех раз, кого из украинцев они имели в виду, когда они проталкивали это через парламент. Сам премьер приезжал, топал ногами, кричал, что этот закон надо именно в этой форме провести.

    Поэтому я говорю, что нужно увидеть условия продажи ОПЗ. Я не понимаю, как они меня могут не пустить…

    Фамилию впишут в условиях. Шутка.

    Может и впишут: фамилию и год рождения, чтобы уже точно, без всяких ошибок.

    У вас есть оценка, сколько этот объект может сегодня стоить?

    Мне сложно сказать. Он весь в убытках. Что такое химия, вы должны понимать. Вспомните, когда в 2010 году я скупил химию (заводы, - «Главком»), она практически не работала. Сейчас просто забыли об этом: она работала на 10% от мощности. Она даром никому… Почему продавали собственники? Потому что в свое время, когда цена газа была 50 долларов, это был для них бизнес, их это устраивало. Когда цена газа стала высокой – это стало антибизнесом.

    Есть еще тема, которую теперь муссируют в Администрации президента: отмена моратория на продажу земли. Ваше видение – землю нужно продавать?

    Я считаю, что нужно. Это мое убеждение

    Кому: только резидентам или иностранцам?

    Все равно. Землю ты никуда не увезешь. Второе, я считаю, что сейчас у нас происходит подмена. Земля все равно продается, только продается условно – аренда, паи. Вы же это знаете не хуже меня. То есть, рынка нет понятного, нет биржи и нет понятной стоимости, понятных залогов.

    Когда мы говорили про приватизацию, вы сказали, что не время. А для земли – время?

    Смотрите, вы мне говорите о том, правильно ли продавать землю. Я говорю: да. Но, конечно, во время кризиса – нет.

    Вы не исключаете, что когда страна выйдет из кризиса, возможно, и вы продадите свои активы?

    Ну, это же бизнес. Оно все продаваемо, конечно.

    Какой бизнес у вас сейчас работает нормально?

    Все работает, кроме химии. Химию мы остановили по одной причине: потому что забрали наш газ, а теперь говорят «купите у нас газ». То есть, купите свой газ назад у нас. Мы это уже проходили с Юлей Владимировной. Нас это абсолютно не пугает.

    Как вы и они будете решать этот вопрос?

    Я не знаю. Они что делают? Мы вот получили письмо от министра сельского хозяйства: на Ostchem (холдинг, объединяющий все химзаводы Фирташа, «Главком») по поводу того, что будет осенью? Будет ли обеспечено (удобрениями) сельское хозяйство? Мы сказали: «Да, мы обеспечим. Не переживайте, мы решим эту проблему».

    За счет чего, если предприятия стоят?

    Посмотрим. Все имеет свое начало и имеет конец. Дело в том, что эти годы, начиная с 2010 и заканчивая 2014 годом, правительство вообще никогда не думало о том, что нужен госрезерв удобрений, потому что это делали мы по своей инициативе. То есть запасались и «держали» объемы для сельского хозяйства.

    Но у нас есть одна информация, что это не просто борьба со мной и с заводами. Под этот шумок они хотят отменить (импортные) пошлины для российской химии. И уже по парламенту ходят ходоки с предложениями. Я же не живу в космосе. Скажем так, уже на второй день становится понятно, что там происходит.

    Они хотят запустить российскую химию на внутренний рынок. Почему? Потому что посчитали, что могут заработать на сезоне где-то 150-200 млн. долларов. Благодаря тому, что я (химпредпрития Ostchem) буду стоять. Если начнется большой дефицит, они снимают пошлины, российская селитра и химия становится конкурентной. Так они договорятся с тремя-четырьмя производителями российскими, не буду их называть, которые дадут им заработать через какую-то компанию «рога и копыта». Вот и все. Им наплевать: работают ли заводы - не работают, платятся деньги в бюджет или нет, это их вообще не касается.

    Вы искренне считаете, что тема «открыть рынок для России» пройдет сегодня в парламенте?

    Если они не самоубийцы, то не должны этого делать. Но они способны: наверное, оправдают эту историю тем, что надо спасать сельское хозяйство.

    Давайте тогда откровенно. Кто конкретно лоббирует сегодня отмену пошлин?

    Я не хочу сейчас говорить. Но мы знаем.

    Оцените последние невыгодные вашему бизнесу пертурбации на рынке газа. Ваши облгазы показывают миллиардные убытки. Это попытка загнать вас в невыгодную позицию и начать какие-то торги?

    Они не меня загоняют, они целую систему гробят. Вот мы чистили, чистили эти облгазы (от долгов). Уже стопроцентный сбор (с потребителей, - «Главком») денег был, все было хорошо. Сейчас они за прошлый год сделали в облгазах 2,5 млрд. гривен убытка, в этом году будут иметь 5,5 млрд. гривен в минусе. То есть, когда говорит правительство о том, что подняли тарифы и Фирташ виноват, то это абсолютная неправда, по той причине, что нам (тарифы за услуги облгазов) ничего не подняли.

    На суде в Вене вы давали показания о том, что весной прошлого года вы с Порошенко и Кличко договорились о формате участия в выборах. Там же вы не без удовольствия констатировали, что все закончилось, как надо: «Порошенко стал президентом, а Кличко мэром». Порошенко сейчас резко опровергает эти заявления и говорит, что вы под присягой соврали? Так кто, собственно говоря, врет? И разговаривали ли вы с президентом после этого?

    Я отвечу просто: я не разговаривал после выборов ни с президентом, ни с кем.

    Тогда расскажите подробнее об этой встрече. Ваша версия…

    Я не буду отвечать на этот вопрос. Мы уже столько об этом наговорились, что я не хочу.

    И все же, Дмитрий Васильевич, президент обвинил вас в клевете. Публично. Вы получали какие-то официально оформленные претензии от Администрации президента, или, может, на вас уже подали в суд?

    Пока еще никто ничего не присылал.

    Хотя бы какие-то детали озвучьте. А то выглядит так, что ваши недосказанные откровения вы используете для шантажа власти.

    Мне не надо ни в чем оправдываться. Смотрите, это вообще был суд, это не касалось ни журналистов, никого. Просто суд требовал публичности, и вы это слышали, вот и все.

    При рассмотрении показания Кличко в суде были закрытыми. Скажите, Кличко подтверждал факт встречи?

    Если они были закрыты, то как я вам могу об этом сказать. Чего вы сейчас от меня ждете?

    На этой встрече были достигнуты договоренности, и на самом деле, Порошенко, Кличко, Яценюк получили власть. И вот сегодня и президент, и премьер утверждают, что деолигархизация - важная часть наших реформ. Кто придет на место украинских олигархов?

    Вы знаете, я считаю, что вообще это колоссальная ошибка. Любой нормальный человек должен консолидировать всех вокруг себя, а не воевать на два фронта. Я считаю, что нужны правила… 20 с чем-то лет были правила игры, мы жили по этим правилам. Так или нет? Нарисуйте новые правила и скажите: вот, с 1 января 2016 года мы все живем так. И тогда все будет честно.

    Я пытаюсь сказать, что сегодня нет победы на войне, уже социология показывает, что население устало…

    Значит, нужно придумать победу на другом фронте?

    Если не будет другой войны (с олигархами, - «Главком»), то встанет вопрос, кто виноват в том, что происходит?

    «Я живу в Киеве и буду голосовать за мэра»

    С Кличко поддерживаете отношения? Из Вены вам видно, как мэр руководит Киевом?

    Ну, мы общались с ним, конечно.

    Ну, вы можете как-то оценить его успехи за год, новые выборы уже осенью?

    Посмотрим, как люди проголосуют.

    А вы бы проголосовали, у вас же тоже есть право голоса?

    Я буду голосовать. Я живу в Киеве и буду голосовать за мэра.

    «Я думаю, что олигархи сидят там, на Грушевского»

    Вы сами себя считаете опальным олигархом, у которого пытаются отбирать активы, бизнес?

    Я думаю, что олигархи сидят там, на Грушевского. Потому что, если я правильно понимаю, что такое олигархизация, то это использование власти? У меня нет никакой власти.

    Олигархи сидят только на Грушевского или на Банковой тоже?

    Можно и на Банковой, не вопрос. Просто вы сейчас меня с правительством в дискуссию включаете.

    Вы можете назвать конкретных олигархов в Кабмине?

    Наверное, первый – Яценюк, а дальше по списку. Я не хочу сейчас углубляться, потому что потом надо друг другу что-то доказывать. Но если мы уже пойдем далеко, то я им четко покажу: где, кто и как. Если они захотят поговорить, мы поговорим. Потому что одно дело с трибуны заявлять, другое дело – разбираться.

    Вот если такая ситуация - кризис, реформ нет - не ожидаете ли вы переформатирования коалиции, смены премьер-министра. Ваш друг и компаньон Иван Фурсин (нардеп из группы Еремеева «Воля народа») говорит, что в Верховной Раде все-таки грядет переформатирование.

    Я не знаю, что ожидается, но я уверен в том, что это надо делать. Нужно переформатировать Кабинет министров. Нужна перезагрузка – другая коалиция, которая будет за Украину, а не за разъединять страну. Это важный вопрос. Это правительство себя уже показало, ожидать от них нечего.

    Вы видите возможность переформатирования в нынешнем парламенте, или нужны досрочные выборы?

    Конечно, лучше пройти легким путем – не идти на выборы. Но если это невозможно так, то, конечно, я бы советовал… мое предложение было бы – идти на выборы. И все же пройти еще раз этот путь, пусть он будет тяжелый, болезненный

    В украинских СМИ появлялась информация, что вы в Вене устраивали слет для украинских олигархов. И вот на этой встрече решался вопрос досрочных выборов. Была ли такая встреча и кто прилетал к вам?

    Нет, это неправда. Это уже миф и какая-то ерунда. Зачем кому-то куда-то ехать, если мы, как Федерация, заявляем о том, что это правительство надо менять. Вопрос: как? Чтобы сделать новое правительство, нужна коалиция. Ваш предыдущий вопрос правильный, поэтому я и говорю, что если можно пройти малой кровью, и чтобы коалиция из тех депутатов, которые есть сегодня в парламенте, переформатировалась, не важно кто, – это было бы правильно. Но если нет, то лучше пойти на выборы еще раз.

    Яценюк сам должен тогда подать в отставку, у него есть иммунитет.

    Он не подаст. Вы знаете, это человек, который сам не уйдет. Я думаю, что вы будете долго его оттуда вытаскивать.

    И президент вот неделю назад пообещал, что не тронет его. До осени так точно.

    Знаете, я считаю, что каждый играет свою игру и выжидает нужного момента. Но на самом деле, проигрывает страна. Вот мне кажется, что сейчас разговор должен идти не о том, кто с кем объединяется. Надо сейчас делать историю, когда нет врагов. Все объединяются ради одного – ради будущего...

    «Точно считаю, что варяги - не наши союзники»

    А если более конкретно. Кто, по вашему мнению, мог стать тем премьером, который и объединил бы страну?

    Я не хочу комментировать этот вопрос.

    Такой человек есть в Украине?

    Я только одно могу сказать, точно считаю, что варяги - не наши союзники. Должны строить свои. Я считаю, что это ошибка.

    То есть, Саакашвили в Одессе – это ошибка?

    В принципе, это неправильно. У нас 45 миллионов население, очень образованная страна, достаточно понятливые люди. Слава Богу, до этого времени мы как-то страну строили. У нас были хорошие показатели. То есть, мы – не самые сумасшедшие. Я не знаю, зачем нужно из 2-миллионой Грузии везти людей, которые должны здесь поуправлять. И второе, извините меня, это еще неоднозначная ситуация, какие там (в Грузии, - «Главком») были реформы. Но я не хочу сейчас влезать в грузинские дела, потому что я их не знаю. Однозначно то, что страну должны строить свои.

    Но варяги - это не только Саакашвили и грузины, есть и Яресько, которую тоже время от времени прочат в премьеры?

    Конечно. Я говорю, в принципе.

    Хорошо, есть ли в нынешней коалиции люди, которые могли бы эффективно заменить Яценюка?

    Наверное, есть. Во-первых, мы сейчас говорим о том, кто нужен, а во-вторых, проголосует ли парламент и будет ли под него большинство. А в-третьих, сейчас снова четко разделена политическая палитра. Мы опять стали: условно Партия Регионов и Блок Тимошенко, ну, по сути, мы вот вышли сегодня на тот же самый процесс (что и до выборов 2009 года, - «Главком»).

    Видите ли вы сейчас в парламенте попытки сделать широкую коалицию «без врагов», как вы выразились?

    Пока не вижу, потому что никто не хочет стать первым человеком, который развалит коалицию.

    Можно ли назвать Юлию Тимошенко сегодня вашим союзником, хотя бы ситуативным?

    С чего вы взяли, что она союзник? Вот точно: кого-кого, а ее… (смеется)

    Она в критике правительства преуспевает не меньше вашего. Плюс ко всему теперь она частый гость на «Интере»…

    У нас все очень просто: я в информационную политику «Интера» точно не вмешиваюсь. Я вообще не управляю этим каналом. Второе, чтобы вы понимали, для нас очень важно, чтобы (на канале) были все, чтобы каждый сказал свое.

    Вчера стало известно, что «Интеру» продлили лицензию на 7 лет. Были ли риски того, что не продлят?

    Вы же видели, что происходило. Вы считаете, что вместо «Интера» должно транслироваться «Малятко»? Это всерьез рассматривалось… Вдумайтесь. Во-первых, о чем шла речь? Это же не выдача новой лицензии, это продление выданной раньше лицензии. Сначала была куча предупреждений надуманных, потом их сняли по понятной причине, потому что мы пошли в суды. Они поняли, что проиграют.

    На суде вы открыто заявили, что использовали «Интер» для политической поддержки известных кандидатов в президенты. Но это же прямо противоречит законодательству Украины.

    Все имеет какую-то юридическую плоскость. Сейчас этим занималась прокуратура, она ничего не нашла. Если бы там что-то было… Мы что, дали кому-то больше рекламы, чем они заплатили? Мы ничего не нарушили.

    Нацбанк решил окончательно похоронить банк «Надра». Сколько вы были готовы влить в него, и сколько от вас требовал НБУ?

    Мы дали полностью все, чего от нас хотел Нацбанк. Они не приняли программу, нам негласно сказали, что все дело в МВФ, по понятной причине…

    28 мая итальянская Intesa Sanpaolo сообщила о расторжении договора продажи 100% акций этого банка, компании, подконтрольной вам. Почему сорвалась покупка?

    А зачем? Мы сами отказались. А смысл, если у нас «Надра» забирают? Зачем? Мы же думали… Когда был «Надра», мы имели программу расширения, и хотели купить еще «Правэкс», и объединить два банка. Когда забрали «Надра», зачем тогда «Правэкс»? Кому он нужен?

    «Мои дети как учились в Киеве, так и учатся»

    Как вы видите ваше будущее? Сейчас у вас хороший, новый офис, прекрасная жизнь здесь, в Австрии. В то же время руководство Украины делает все, чтобы вы никогда не вернулись в Украину.

    Конечно, прекрасный офис, Вена - хороший город. Если бы я всего этого хотел, то я бы нашел миллион причин здесь жить. Но если вы заметили, я живу в Украине. У меня нет другого паспорта, кроме украинского. У меня мама как жила в селе, так и живет. Это можно поехать и проверить. Мои дети как учились в Киеве, так и учатся. Мало того, когда жена начинала говорить о том, что давай, ты здесь, и дети будут здесь. Я сказал: нет. Почему? Потому что мои подчиненные, которые работают со мной, начали говорить о том, что, может быть, и мы как-то вид на жительство получим. И я почувствовал, что если я бы своих забрал, а кому-то рассказывал, что он должен жить по-другому, то это будет не искренне. Хотя, в принципе, все понимали, что я не по своей воле здесь сижу. И я сказал: нет, все в Киев. Я детей обратно отправил. И все: они учатся в школе. То есть, для меня Украина – это очень важное место. Меня не возбуждают красивые офисы, дома. Я люблю приехать, где-то отдохнуть, потусоваться, как все люди, но мне комфортно дома. Моя вся философия была, что все, что я зарабатываю, я закапываю в Украину.

    «Если генпрокурор меня с цветами будет встречать, то я приеду с шампанским и с шоколадом»

    Когда же вас ждать в Украине? Или пока не улягутся все дела…

    Мы сильно завязаны сегодня на уголовном деле в Австрии. Для меня это жизненно важная тема. И я борюсь за нее. И как бы там кто ни спекулировал, что я боюсь приехать домой, – это все ерунда. Никто никого не боится. Есть один вопрос: мне надо выиграть дело. Я его еще до конца не выиграл, мы пока только выиграли суд, но еще будет апелляция.

    Но ведь судья же сказал, что вам возвращают паспорт, вы можете выехать.

    Паспорт мне дали, я могу ехать. Но есть одна проблема, адвокаты считают, что пока мы не получим письменное решение, пока мы его не разберем, что там судья написал, – не надо ничего делать.

    Вот Генпрокурор Шокин говорил, что будет вас встречать с цветами.

    Я рад, спасибо ему. Я тогда возьму шампанское с собой и шоколад. Если он меня с цветами, я – с шампанским и с шоколадом приеду.

    Наверняка вы общаетесь с людьми из окружения главы МВД и Генпрокурора. Что вам говорят: «Не стоит вам, Дмитрий Васильевич, пока ехать в ближайшие несколько лет» или «Подожди чуть-чуть»?

    Никто ничего не говорит. Одни просят: приезжай, чем быстрее. Но это соратники, друзья. Они считают, что надо ехать домой. Другие считают, что есть опасность какая-то…

    А ваши ощущения? Вот приехали вы в Борисполь и…?

    Я думаю, что они не очень тут меня дома ждут, если честно. Я думаю, что для них… В определенный период до суда они вели себя достаточно аккуратно. А вот, когда увидели, что экстрадиции нет, тут у них загорелся пожар, и они уже начали выбивать все, что можно выбить. То есть, очень им не хочется, чтобы я ехал домой.

    Есть еще один вопрос, который нельзя не задать. На него ждут ответа болельщики киевского «Динамо». В этих условиях вы будете поддерживать команду и дальше?

    Да, буду. Я считаю, что правильно, а почему нет? «Динамо» стало чемпионом, выиграло Кубок Украины. Это клуб с историей, его надо поддержать. Некоторые пытались угробить клуб, воевали с ним, не буду называть, кто. И в тот момент, когда к ним боялись даже подойти на пушечный выстрел, я сказал: «Да, я буду поддерживать».

    Сумму спонсорского контракта назовете?

    Нет. Спасибо.

    11 июня 2015 года. Киев-Вена-Киев

    В интервью также использовались вопросы журналистов, представлявших радио «Вести» и агентство РБК-Украина

    Поездка журналиста «Главкома» была оплачена редакцией

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ