Янукович теперь может свободно путешествовать по миру. Первое интервью с адвокатами бывшего президента

    • Федор Орищук, «Главком»
    • 30 Липня, 2015, 13:40
    • Розсилка

    Защитники Януковича рассказали «Главкому», как будут доказывать невиновность своего особенного клиента

    Адвокаты, защищающие интересы Виктора Януковича, в интервью «Главкому» рассказали, как намерены доказывать невиновность экс-президента и анонсировали обращение в Европейский суд по правам человека.

    В сентября во французском Лионе соберется комиссия из представителей Интерпола, которая должна принять решение: возвращать или нет в международный розыск экс-президента Украины Виктора Януковича. Усилиями британской юрфирмы Joseph Hage Aaronson LLP, защищающей его интересы, в июле была временно снята красная карточка розыска бывшего руководителя страны. Для Януковича, отпраздновавшего накануне день рождения, этот «подарок» сложно переоценить. Впервые за полтора года он может выехать за пределы России в любую страну мира.

    У Генеральной прокуратуры есть всего два месяца, чтобы найти дополнительные аргументы для своих обвинений в адрес «ростовского узника» и передать их Интерполу.

    К сентябрю активно готовятся и адвокаты экс-президента. В Украине его интересы, а также интересы его сына – Александра – представляет адвокатское объединение Aver Lex. Они просят не сужать свое портфолио к адвокатированию семьи Януковича, поясняя, что юристы объединения – одни из немногих на рынке, специализирующиеся на сложных уголовных процессах. Это, по их словам, стало определяющим при выборе клиентом своих защитников весной 2014 года.

    Делом Януковича-старшего занимаются адвокаты Виталий Сердюк и Игорь Федоренко. С ними «Главком» встретился в офисе Aver Lex на улице Гайцана, 2а в Киеве, куда юристы переехали минувшей зимой. В бизнес-центре по этому адресу прежде размещался «Укрбизнесбанк», входивший в орбиту Александра Януковича. Представитель адвокатского объединения Виталий Сердюк уверяет, что связи здесь нет – помещение подвернулось юристам во время поиска нового рабочего пространства для разросшейся компании.

    Накануне интервью с адвокатами, Печерский суд Киева санкционировал процедуру заочного осуждения Януковича по делу о растрате 220 млн гривен, выделенных на создание правительственной линии спецсвязи. «Заочка» позволяет завершить расследование и передать обвинительный акт в суд в отсутствие самого экс-президента. Адвокаты уверены, что решение незаконное и анонсировали обращение в Европейский суд по правам человека. Если им не удастся оспорить решение райсуда в вышестоящих инстанциях. Линию защиты Януковича адвокаты строят на убеждении в политическом преследовании Януковича, которое, якобы, осуществлялось против экс-президента украинской властью. Если им, а также их зарубежным партнерам – юрфирме Joseph Hage Aaronson LLP – удастся убедить в этом Интерпол, Виктор Янукович останется нежеланным гостем лишь в одной стране мира – Украине.

    {3-}

    На суде, где было принято решение о заочном осуждении Виктора Януковича, вы говорили о видеоматериалах, которые могут пролить свет на серию покушений на экс-президента 21 – 22 февраля 2014 года. Что на этом видео можно увидеть?

    Во-первых, мы к материалам наших возражений приобщали письменные пояснения, отобранные у сотрудников Государственной охраны. Они в деталях рассказывали о событиях тех дней.

    Видеофайлы – это интервью Виктора Федоровича телерадиокомпании BBC и видеонарезка материалов, в том числе, с показаниями сотрудников охраны для журналистов, заявлениями клиента (Януковича – ред.) на пресс-конференциях... Видео с автомобильных регистраторов нет. На сегодня даже неизвестно, где находятся машины, сопровождавшие президента в феврале 2014 года. Это ж были машины госохраны, а не личного кортежа!

    Мы прошли долгий путь, чтобы начать процедуру защиты интересов Януковича по факту покушений. Еще в январе подали заявление о преступлении и, по закону, в течение дня оно должно было внесено в Единый реестр уголовных производств. Прокуратура уклонялась несколько месяцев, но, в конце концов, внесла и отправила в МВД.

    Мы обратились в министерство внутренних дел с запросом, где просили признать Януковича потерпевшим и провести ряд следственных действий. В частности, добивались, чтобы следователи истребовали у Управления государственной охраны сведения о транспортных средствах, осуществлявших сопровождение Януковича 21-23 февраля 2014 года. Ведь в них должны были оставаться пулевые отверстия. Интересует их местонахождение и характер повреждений. Кроме того, просили установить и допросить диспетчеров, а также экипаж, пилотировавший вертолет президента по маршруту из Харькова в Донецк 22 февраля 2014 года. Ведь обстрелом дело не ограничилось. После вылета из Харькова поступила команда блокировать перелет. Хотя дел уголовных не было на тот момент.

    От кого поступила команда?

    Трудно сказать без начала эффективного расследования этого дела.

    Может, у вас есть неофициальная информация?

    Неформально звучали ссылки на распоряжение лидеров оппозиции. Поэтому мы хотим понять, от кого поступала команда сажать вертолет. На лицо, системно организованная работа по выявлению местонахождения Януковича.

    И что мы получили от МВД (цитирует официальный ответ): в связи с тем, что не установлено фактов нанесения какого-либо ущерба Януковича у следствия отсутствуют основания признать его потерпевшим.

    Когда вы получили этот ответ?

    3 июля 2015 года. Но давайте выясним, что такое ущерб в данном случае?! Это смерть. Когда на человека совершается покушение, оно может быть оконченным или нет. В первом случае, когда совершены все действия, направленные на лишение жизни, но жертва осталась жить по каким-либо причинам. Так было в случае с экс-президентом: по машине был осуществлен выстрел, но пуля не дошла до адресата. То есть покушение произошло. По закону за оконченное покушение ответственность практически такая же, как за убийство.

    То есть, в своем ответе МВД указало, что уголовное производство есть, но нет в нем потерпевшего. Иными словами, раз нет потерпевшего, то и нечего расследовать. Посему даже через полгода, после того как мы добились возбуждения дела, расследования не происходит. И после этого представители наших правоохранительных органов говорят в судах, что мол, пусть Янукович явится и дает показания (по уголовным производствам, открытым против него – ред.)

    Вы говорили о показаниях охранников, рассказывавших о покушении на Януковича. Как вы их получали?

    Некоторые показания уже были озвучены в СМИ, мы по следам журналистов также находили их и задавали вопросы. Кого-то рекомендовал клиент. Вот как выглядят (достает скрепленные листы с пояснениями) показания Константина Кобзаря (начальника охраны Януковича - ред).

    Он же и сейчас руководит безопасностью Януковича?

    Касательно вида деятельности Кобзаря на сегодня прокомментировать не могу – лучше спросить у него. Мы с ним встретились, поскольку сейчас, по законодательству, адвокат, как и следователь, имеют равные права на получение пояснений от свидетеля. Если человек согласен их давать. Ряд сотрудников охраны, как и Кобзарь, предоставили нам развернутые сведения о месте, способе совершения покушения, действиях телохранителей. Исходя из этих данных, есть ряд фактов, которые указывают, что покушение готовилось, причем в нескольких местах.

    Вы помните поездку Виктора Федоровича в Харьков (22 февраля 2014 года был организован так называемый съезд депутатов всех уровней из юго-восточных областей и Крыма – «Главком»)?. Охрана была категорически против его участия. Он приехал в город вечером 21 февраля. Мероприятия по обеспечению охраны президента проводятся по строго регламентированному порядку. Милиция доложила начальнику охраны, что все ок, завтра утром начинаем. Утром проверяют объект, и выясняется, что каких-либо подготовительных мероприятий, возложенных на милицию, по охране безопасности Януковича не производилось. Зал уже полон, а люди не проходили сквозь рамки, нет людей, обеспечивающих безопасность внутри зала, поступает информация о двух автобусах с подозрительными людьми поблизости, поступает оперативная информация от кого-то из сотрудников милиции, что пошла команда на «слив» интересов…

    И охрана костьми легла, но не допустила его в зал.

    Позже Виктор Федорович мне рассказывал, что настаивал на своем участии, но охрана категорически запретила.

    Юристы продемонстрировали пояснения начальника охраны Януковича Константина Кобзаря, записанные в ходе его разговора с адвокатами. Ниже «Главком» приводит основные тезисы его версии событий 21 – 22 февраля.

    Прямые угрозы безопасности президента начались с 20 февраля 2014 года. В этот день происходило согласование политического соглашения об урегулировании конфликтной ситуации. Президент находился в помещении администрации главы государства приблизительно до 8 утра 21 февраля 2014 года.

    Подписать политическое соглашение планировалось на 12:00 21 февраля. Президент прибыл в помещение администрации в обозначенное время. Как мне известно, соглашение было подписано. Находясь в Администрации президента, я получил подтверждение о выезде президента в Харьков, для участия в съезде представителей местного самоуправления восточных регионов. Вылет планировался на вертолете утром 22 февраля.

    Однако, получив информацию об ухудшении погоды, я перенес вылет на вечер 21 февраля. Намеченный маршрут Киев – Харьков – Донецк – Крым – Киев. Возвращение в Киев планировалось на 23 – 24 февраля. Поэтому я также направил два автомобильных кортежа по маршруту Киев – Харьков и Киев – Бельбек.

    В Харьков мы прибыли после полуночи, фактически 22 февраля. После чего приехали в помещение для приезжих харьковской областной администрации. Полковнику Павленко было поручено взаимодействовать с местными органами МВД и СБУ для обеспечения безопасности президента на съезде. Павленко по прибытию приступил к выполнению указанных задач и доложил (позже), что все меры приняты.

    Однако утром 22 февраля сам же Павленко сообщил мне о недопустимости прибытия президента на место съезда, в связи с тем, что все согласованные им с местными органами меры безопасности не были должным образом проведены. В помещение, где должен был состояться съезд, зашло большое количество людей без проведения контроля на предмет проноса оружия. Из оперативных источников в органах МВД шла речь о том, что есть вероятность покушения на жизнь президента.

    Практически одновременно поступила информация об автобусе с людьми из «Правого сектора», которые закупил несколько ящиков со стеклянными бутылками пива для возможного использования в качестве «коктейлей Молотова» в месте проведения съезда. По оперативным данным, одна группа должна была действовать внутри помещения, вторая – за пределами, не дав президенту покинуть помещение.

    Также от сотрудников госохраны, которые двигались в кортежах, стало известно, что кортеж сопровождения, который двигался через Киевскую, Черкасскую, Полтавскую, Харьковскую области проехал мимо пяти блок-постов, при пересечении которых осуществлялись попытки блокирования автомобилей. В дальнейшем их обстреляли, в результате чего, пуля из охотничьего ружья попала в полковника госохраны Иванцова. Пуля попала в магазин от оружия, он получил телесные повреждения, не опасные для жизни. По этой причине Иванцов за медицинской помощью не обращался. После приезда кортежа я лично видел повреждение в виде пулевого отверстия на автомобиле.

    Также сотрудники кортежа, которые двигались в направлении Крыма, сообщили о попытках их остановить на блок-посту возле Умани. При этом сотрудники УГО не пострадали. Кроме того, из служебных источников я получил информацию о том, что утром 22 февраля резиденция, где проживал президент, была захвачена большим количеством неизвестных людей, у которых видели огнестрельное оружие…

    Эти нападения происходили не для задержания, а для физической ликвидации президента. Поэтому для обеспечения безопасности я принял меры для осуществления охраны президента.

    Я сообщил президенту о недопустимости участия в харьковском съезде. Он настаивал на своем участии. У него состоялось несколько телефонных разговоров с местными политиками, которые также отговаривали его от участия в съезде из соображений безопасности. Только после этого он согласился отказаться от своего участия в мероприятиях. После этого президент дал короткую пресс-конференцию, после чего был продолжен перелет вертолетом из Харькова в Донецк.

    Во время перелета я находился на другом вертолете, а с президентом летел С. Бернацкий (представитель госохраны). Во время полета мне позвонил Бернацкий и сообщил, что у него проблемы. Я подумал, что проблемы технического характера, а потом выяснилось, что экипажу поступила требование от диспетчера о возвращении вертолетов в Харьков. Члены экипажа были предупреждены, что невыполнение приказом повлечет принудительную посадку вертолетов. На вопрос об основании для таких требований, диспетчер Управления полетов Министерства обороны было сказано о наличии распоряжения Турчинова. Экипаж сообщил, что у вертолета не хватит топлива для возвращения в Харьков. Поэтому было принято решение продолжать полет в Донецк. Там было несколько встреч у президента, а затем – перелет в Крым.

    После приземления в Донецком аэропорту мы пробовали связаться с Киевом и соответствующими служебными лицами, которые могли бы прояснить ситуацию с органами власти и правоохранительными органами в целом и вопросов обеспечения работы президента. Звонки блокировались. Было принято изменить запланированный маршрут и самолетом возвращаться в Киев, чтобы понять ситуацию. Когда президент находился в самолете, чтобы вылететь в Киев, к самолету направилась группа сотрудников пограничной службы, которые расположились около шасси самолета по ходу движения и начали стучать в двери с требованием остановить взлет и открыть самолет для проверки. Они зашли в самолет и начали требовать его освободить, заявив, что полет невозможен, аэропорт не работает.

    Я дал указание относительно обеспечения подъезда автомобилей кортежа президента к самолету. Во время выхода президента из самолета и посадки в машину, сотрудники пограничной службы попытались задержать президента и достать и применить огнестрельное оружие, за чем я непосредственно наблюдал. Никакого правового основания для этого не предъявлялось.

    Госохрана обеспечила президенту пересадку из самолета в автомобиль кортежа. При этом я спрашивал у пограничников, почему они допускают грубое нарушение. Те помолчали, а один тихо ответил, что был приказ, от кого не уточнил.

    Я понял, что за президентом идет охота с целью его физической ликвидации, а также то, что в вопросах обеспечения безопасности президента я мог положиться лишь на себя и на свое подразделение, поскольку все другие правоохранительные органы либо бездействовали по этому вопросу, либо наоборот, осуществляли действия, которые существенно ухудшали состояние безопасности. Для минимизации рисков было решено продолжить движение в направлении Крыма автомобильным транспортом по второстепенным дорогам, после чего вернуться в Киев на самолете.

    Один из автомобилей осуществлял разведку, двигаясь впереди, остальные следовали на некотором расстоянии с учетом информации о безопасности движении. Таким образом, полковник Павленко обнаружил блок-пост, который, по его словам, был грамотно организован, имел несколько пулеметных расчетов с пулеметами, направленным в сторону осмотра проезжающего автотранспорта. На блок-посту находилась группа неизвестных лиц без распознавательных знаков. По его словам, при попадании на такой блок-пост, даже несмотря на имеющееся оружие и подготовку, шансов остаться в живых при сопротивлении или попытках прорваться без остановки не было. Люди, находившиеся на блок-посту, заметили автомобиль Павленко и организовали погоню. Но профессиональный опыт и подготовка дали возможность оторваться и присоединиться к кортежу. Это обстоятельство еще больше указало на факт охоты на президента с целью его физической ликвидации.

    Направляясь в Крым, я также получил информацию о прибытии в аэропорт Бельбек чартерного самолета с большим количеством вооруженных людей. Это указывало на угрозу президенту в Крыму и невозможность приезда в любой аэропорт для перелета в Киев. Также это означало невозможность указывать местонахождение на территории Украины из преследования и нападений неизвестных лиц для покушения на президента.

    {4-}

    На вопрос адвоката о том, реальной ли была угроза жизни и здоровью Януковича, Кобзарь ответил:

    Безусловно. Вышеуказанные обстрелы автомобилей кортежа сопровождения, которые двигались в Донецк и Крым попытка принудительного возвращения вертолетов, в котором двигался президент, попытка осуществить его силовое задержание, вооруженная засада возле Мелитополя, которую выявила группа сопровождения, свидетельствует о том, что неизвестные лица действовали с целью физической ликвидации президента...

    Больше пяти страниц пояснений Кобзаря, скорее говорят, что угрозы жизни если и были, то не столько Януковичу, как его охране. То, что он рассказал вам, вызовет массу сомнений в объективности изложенной истории. Например, он говорит о чартерном рейсе, когда в Бельбеке приземлилась группа вооруженных людей. Уже известно, что операция по захвату Крыма Россией была начата 20 февраля 2014 года. Возможно, это были солдаты РФ, которая теперь укрывает украинского экс-президента? Во-вторых, история о «Правом секторе», который якобы на автобусе разъезжал по Харькову в феврале 2014 года звучит фантастической…

    Защита не говорит сейчас о том, что это был именно «Правый сектор» или самооборона Майдана. Речь о том, что были непосредственно факты, свидетельствующие об угрозе для жизни.

    Но при этом вы используете слова Кобзаря, как фактологическую основу для обращения в Генпрокуратуру и МВД.

    Мы используем слова клиента, который утверждал, что такая ситуация была, используем слова других сотрудников Госохраны (Бернацкий, Павленко, Кобылинский – начальник охраны «Межигорья»).

    Откуда угроза исходила, с учетом того, что там и Умань фигурировала и «Межигорье», то вряд ли речь шла, скажем, о российских разведывательно-диверсионных группах…

    Действительно, дело ни в правых, ни в левых секторах. Но когда подобные «факты» излагает начальник охраны, на показаниях которого составлялось представление об угрозе жизни как у самого Януковича, так и тех, кто будет работать в правоохранительные органах над вашим заявлением о покушении... Кобзарь выстроил, мягко говоря, очень субъективную версию происходившего. Наверняка, он имел представление, кто и зачем мог высаживаться в аэропорту Бельбека и тень от необъективности его рассказа падает на всю информацию о покушениях.

    Тень сомнения должна быть устранена светом следствия. Защита собрала материал для того, чтобы было возбуждено дело и в его рамках конкретный следователь имел возможность проверить установленные факты: изъять видео, если оно сохранилось, изъять данные о выезде машин госохраны, понять, кто был задействован… Ведь охранников было очень большое количество, а не только те пятеро, кто уже согласился дать пояснения.

    Наша задача – чтобы делу был дан объективный ход, и все данные были перепроверены. Я повторюсь, прошло полгода, в течение которого государство не начинало расследования. Возникает закономерный вопрос: почему государство не заинтересовано в расследовании, и о каком возврате (Януковича – «Главком») в Украине можно говорить в таком случае?!

    Единственное, что мы получили – два документа, которые свидетельствуют, что дело начато. Вот, можете посмотреть (показывает ответ ГПУ).

    В нем сообщается, что в марте 2015 года была удовлетворена жалоба адвоката Игоря Федоренко, который действует в интересах Виктора Януковича. Генпрокуратура внесла в Единый реестр досудебных расследований сведения по заявлению от 26 января 2015 года о совершении уголовного преступления, и было начато досудебное расследование.

    Вы сейчас настаиваете на опросе диспетчеров и пилотов вертолетов, на которых передвигался Янукович. Что это может дать?

    Во-первых, станет понятно, поступали ли им указания вести на посадку вертолет в аэропорт Харькова. Если поступали, то от кого они исходили. Эти указания были явно незаконными, потому что ограничений по передвижению президента – не было, дел уголовных относительно него – не было. Были известные события в Киеве по смене власти, с решениями парламента, с назначением Александра Туричнова (и.о. президента). Вопрос, который остается без ответа – связаны ли эти события.

    Если была задача посадить вертолет, чтобы потом возбудить дело (против Януковича – «Главком»), то это выходит за рамки полномочий представителей любого органа власти на тот момент. У президента есть абсолютный иммунитет, пока он не уволен в порядке импичмента. Или это было указание садить вертолет, чтобы реализовать покушение, которое не удалось по дороге.

    Расследование покушений дает определенный козырь защите экс-президента в другом деле – о причастности Януковича к растрате 220 млн гривен при создании правительственной линии спецсвязи на базе мощностей «Укртелекома». Янукович будет выглядеть политической жертвой, а все дела против него – политическим преследованием.

    Во-первых, я сразу скажу, подача заявления о покушении произошла задолго до того, как появились обвинения в растрате этих 220 миллионов. Мы подавали заявление в январе и рассчитывали, что оно будет внесено в реестр досудебных расследований тогда же.

    Расследование по делу о растрате при создании линии спецсвязи было начато еще с октября 2014 года?

    Да, но реально им начали заниматься весной. В то же время речи о заочном осуждении – не было. Поэтому обращение о покушении не является поводом создать какой-то позитив для рассмотрения последующих дел. Это отдельное направление, по которому мы отстаиваем позицию клиента.

    Все же, дело о покушении создаст фон политического преследования Януковича. И, соответственно, это может помочь в вопросе снятия санкций, окончательно решить вопрос с Интерполом…

    Защита считает, что даже и без материалов о покушении, по целому ряду признаков все это является политическим преследованием. Я не сторонник использовать этот ярлык, когда чуть что – кричат «это политика!». Однако, заангажированный процесс или нет видно по конкретным реакциям правоохранительной системы. Если Януковича разыскивают полтора года, об этом везде твердят, и при этом отказываются брать у него показания.

    Что вы имеете в виду?

    Виктор Федорович готов сотрудничать со следствием и помогать устанавливать истину по всем делам. Следователям предлагали приехать (в Россию – «Главком») и там взять показания либо провести видеоконференцию. Можно из любого суда Российской Федерации установить конференц-связь, например, с Печерским судом Киева. Я требовал сделать это во время проведения всех последних заседаний суда, но все судьи отвечают отказом, не желая слушать слово Януковича в свою защиту...

    Таких примеров – когда прямая норма закона не исполняется – по этому делу множество. Это является прямым нарушением требований Конвенции по правам и основоположным свободам человека о праве на защиту и праве на справедливый суд.

    Как могут прокуроры и суды вести следствие иначе, без политической «целесообразности», если первые лица государства, включая Генерального прокурора, уже заявили, что Янукович виноват?! Конституционное понятие – презумпция невиновности в Украине перестало существовать.

    Сколько сегодня дел против Януковича?

    Вы должны понимать, что для Генеральной прокуратуры возбудить дело – проще простого. Несколько буквенно-цифровых комбинаций – фабула дела и следователь. Причем нет никакого контроля за наполнением Единого реестра досудебных расследований. Любого человека можно в качестве преступника туда внести и расследовать. Такая конструкция Уголовного процессуального кодекса Украины. Поэтому дела, о которых мы знаем, появлялись в реестре перед какой-то пресс-конференцией. Вначале заявлялось о наличии дела, а потом начиналась по нему работа.

    На сегодня есть пять дел против Виктора Януковича. Дело по Майдану, которое постоянно меняет свой номер. Из этого расследования выделяли дело о преступлениях «Беркута», потом меняли номер, приостанавливали.

    Какой смысл в смене номеров расследований?

    Есть пресекательный срок – расследовать дело в течение года. Любое уголовное дело должно быть закрыто либо направлено в суд. Пока не могут сделать ни то ни другое – нет доказательной базы.

    Есть дело по «Укртелекому». Его также расчленяли – выделяли отдельное производство с обвинениями против Януковича, меняли номера, приостанавливали.

    Кроме игры со сроками, жонглирование номерами позволяет ставить палки в колеса защите. Было дело №90, стало №87.

    В новом номере я не являюсь защитником, нет необходимости меня ознакамливать с какими-то документами, вызывать в суд. Фабула и там, и там – одна и та же. Обвиняемый – тоже. Но в одном из них защита, можно сказать, не участвует.

    Дело по Майдану (обвинения Януковича в причастности к расстрелам активистов – «Главком») сейчас приостановлено. В международный розыск экс-президент по этому делу не оглашен.

    Почему было приостановлено?

    Приостановлено до розыска подозреваемого. Суть этого приостановления следующая. В отведенный срок – один год – ГПУ не успевает закончить следствие, в котором Виктора Януковича обвиняют в причастности. Поэтому расследование приостанавливали. В то же время, есть аналогичное расследование (также по преступлениям против Майдана – «Главком»), которое продолжают вести. Там исследуются те же преступления, но с другими обвиняемыми. Собираются доказательства, опрашиваются свидетели, но защита Януковича не имеет к ним доступ. Все это позже будет использоваться против нас. Искусственно создаются предпосылки для нарушения права на защиту.

    Мало того, порядка месяца тому назад Янукович обратился в Генпрокуратуру с просьбой дать широкой общественности доступ к материалам расследования по Майдану, чтобы общество судило о преступлениях не со слов прокурора, а самостоятельно.

    Какой был ответ?

    Естественно, отказ. Причем когда я задавал вопрос Януковичу, какую позицию вы планируете занимать по следствию, он сказал, что заинтересован в наиболее быстром и объективном расследовании. Он высказал готовность давать пояснения украинскому следствию. Но прокуратура заинтересованности в проведении допроса не проявила. Очевидно, это политическое решение. Нам достоверно известно, что Украина не обращалась для проведения следственных действий в Россию. Было другое обращение – давайте бросать за решетку…

    Вы встречались лично с Януковичем?

    Да, несколько раз.

    Когда последний раз?

    Пару месяцев назад.

    Янукович живет в Ростове или Москве?

    Виктор Федорович находится в Ростове. Конкретный адрес не разглашается.

    Сегодня Янукович может покидать территорию России?

    Он может беспрепятственно путешествовать. Международного розыска нет, межгосударственного – тоже, каких-либо ограничений для выезда за территорию России – нет.

    А что касается решения Печерского суда Киева, санкционировавшего заочное осуждение Януковича, мы уже готовим обращение в Европейский суд по правам человека. Поскольку таких грубых и явных нарушений Конвенции по правам человека, которые мы видим в действиях правоохранительных органов Украины в этом деле, еще нужно поискать.

    Основное и наиболее вопиющее из таких нарушений заключается в том, что на момент принятия решения Печерским районным судом Янукович не находится ни в международном, ни в межгосударственном розыске, что само по себе исключает возможность применения процедуры специального досудебного расследования.

    Сколько арестовано на счетах Януковича?

    Чуть больше 50 тыс. гривен – это на пенсионном счету и 28 млн. гривен – счет, на который начислялась зарплата. Эти средства были официально задекларированы Януковичем. За границей счетов у Януковича нет, арестов этих счетов соответственно тоже нет. Это подтвердила даже ГПУ.

    Как вы стали адвокатами экс-президента?

    Де-факто, когда сторона клиента приняла решение о поиске адвокатов было проведено исследование рынку адвокатских услуг и принято решение обратится в наше Адвокатское объединение Aver Lex.

    Кто эти посредники?

    Это коллеги, юристы, которые ранее представляли интересы клиента, но не специализировались на уголовных делах. Мы одни из немногих на рынке юридических услуг, чья ключевая специализация - представительство интересов клиентов в рамках особо сложных уголовных дел.

    Из документов, которые вы показали, можно судить о том, что ведутся расследования по «Сухолучью», завладению комплексом «Межигорье». Что еще?

    Также есть дело о создании преступной организации, которое постоянно претерпевает метаморфозы. Его фабула фигурировала в рамках производства № 228 (по Майдану), которое расследуется ГПУ. В последствии, дело с аналогичной фабулой заново регистрируется в СБУ, далее со Службы безопасности передается в ГПУ, и, насколько мне известно, объединяется с делом № 228. По фабуле большинство госслужащих, команды Януковича, пришедших к власти в 2010, - члены ОПГ (организованной преступной группировки) и все их действия по руководству страной, изданию нормативных актов – деятельность банды.

    В отдельном производстве также расследуются обстоятельства голосования по законопроектам во время пленарного заседания Верховной Рады Украины 16.01.2014.



    Ходатайство Виктора Януковича об обнародовании материалов уголовного производства по преступлениям на Майдане

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ