Вадим Пристайко: Все наши дипломаты в Москве уже второй год живут на территории посольства, без детей и супругов

    • Федор Орищук, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • 9 Лютого, 10:00
    • Розсилка

    «Если раньше посольство Украины в США имело пару десятков служебных автомобилей, то теперь оставили одну машину…»

    В недавней публикации «Главком» рассказал, как украинские дипломаты зарабатывали на продаже автомобилей, которые закон позволял им провозить в страну из-за рубежа без уплаты пошлин.

    Год назад «лазейку» прикрыли, но в этом году Кабмин попросил парламент вернуть старую практику, подав законопроект о беспошлинном ввозе в страну машин, купленных дипломатами.

    Еще два года назад буквально каждый посол, консул или другой сотрудник наших дипмиссий возвращался в Украину после командировки «на колесах» - законодательство позволяло им беспошлинно провозить на территорию страны не только автомобили, но даже грузовики и моторные лодки.

    Как ранее выяснил «Главком», среди этого импорта встречались даже машины стоимостью свыше 100 тыс. долларов, которые покупателям с дипломатическим паспортом обходились за рубежом чуть ли не на миллион гривен дешевле, чем в Украине.

    После публикации статьи, в редакцию «Главкома» обратился заместитель министра иностранных дел Вадим Пристайко, и предложил выслушать свои аргументы в пользу «беспошлинного права» для украинских дипломатов.

    Также из разговора с дипломатом удалось узнать, как украинский МИД борется с коррупцией, противостоит информационной войне России и почему сотрудники посольства в Москве больше не живут в служебных квартирах.

    По данным ГФС, в Украину в 2014 году сотрудники дипломатических учреждений ввезли 465 автомобилей. Сколько при этом вернулось дипломатов в Украину в течение этого года?

    К сожалению, статья, которую, вы написали, правдива и справедливо отражает ситуацию, но ту ситуацию, которая была раньше.

    Теперь же возникает вопрос о том, достаточно ли мы осознаем проблему и насколько наш законопроект способен исправить практику, сложившуюся в прежние годы.

    Для начала следует раскрыть карты, чтобы вы видели, что мы действительно понимаем, как норма (позволявшая дипломатам беспошлинно ввозить в Украину автомобили – «Главком») работала раньше.

    Замминистра выкладывает на стол таблицы, на которых выведены количественные данные о ввозе в страну автомобилей украинскими дипломатами в 2014 году.

    Смотрите: было ввезено 5 машин колоссальной стоимостью – свыше 100 тыс. долларов каждая, стоимостью от 70 до 100 тысяч – заехало 20 автомобилей, от 50 до 70 тыс. долларов – 40 единиц. Все остальные – это машины, значительно дешевле. От пары тысяч до 49 тысяч долларов. В среднем, ценой чуть выше 10 тыс. долларов.

    Количество автомашин, ввезенных дипломатами в 2014 году без уплаты пошлин
    Стоимость автомобиляКоличествоДоля в общем количестве
    Свыше 100 тыс. долларов 5 1%
    От 70 до 100 тыс. долларов 20 4%
    От 50 до 70 тыс. долларов 40 9%
    Другие 400 86%
    Всего465100%

    Почему такая градация? Машина за 49 тыс. долларов – для Украины тоже не дешевая покупка.

    Я вам больше скажу, когда люди покупают машины за 40 – 50 тыс. долларов – это на грани моего понимания. Человек не осознает, что он на самом деле делает.

    Когда я сталкивался с подобными случаями, то первое, о чем спрашивал (у дипломата – «Главком»): вы уверены, что сможете заправить такую машину?!

    Можно вспомнить случай, описанный в вашей публикации (в статье «Главкома» приводилась история бывшего вице-консула в испанской Малаге, который купил за рубежом и привез в Украину Mercedes-Benz G350 Bluetec ). Приходит ко мне молодой атташе, ему 25 – 26 лет. И говорит: я привез машину стоимостью 50 тыс. евро (В Украине ее рыночная стоимость – свыше 100 тыс. долларов). Мол, понимаете, мы с моей молодой супругой всегда мечтали о хорошей машине… и вот, наконец, эта мечта осуществилась…

    И я, и он понимаем, что вся эта аргументация, мягко говоря, откровенный обман. Ясно, о чем идет речь – некий микроолигарх, решил обзавестись хорошей машиной по низкой цене, используя дипломатический тоннель и обратившись с выгодным предложением к сотруднику МИДа.

    Но я не могу ему – дипломату – запретить ввозить машину. Функция МИДа в такой ситуации – выдать для таможенной службы справку о том, что стоимость машины укладывается в рамки закона (по старым правилам, цена машины не должна была превышать 50% от суммарного заработка дипломата за время командировки). И я, по сути, обязан выдать документ.

    То есть, разговор был, скорее назидательный…

    …И никаких последствий иметь не мог. Дипломат берет нашу справку, несет на таможню, там сверяют по таблицам стоимость и решают оформлять или нет.

    Единственное ограничение, которое существовало раньше – в течение двух лет машину нельзя продать. Они выходили из ситуации, выдавая покупателю генеральную доверенность. А через два года уже полноценно оформляли покупку…

    Ради справедливости, хочу отметить, что в большинстве случаев стоимость машин, которые привозили дипломаты, составляла чуть больше 10 тысяч долларов (замминистра берет цифры из распечатки с перечнем дипломатов, которые ввезли по автомобилю в 2014-м году). Таких в 2014 году, например, было 86%.

    Почему меня обеспокоила ваша статья? Если бы не закон, который мы подготовили сейчас, я бы сказал: правильно, что вы подняли эту тему, СМИ легче, чем нам привлекать внимание к проблеме.

    Но когда мы говорим об этом, нужно учитывать еще и условия, в которых оказались дипломаты. Два года назад Кабмин ограничил наши возможности и принял решение, согласно которому мы можем иметь только по одному автомобилю на каждое дипломатическое представительство за рубежом.

    Если раньше, к примеру, посольство Украины в США имело пару десятков служебных автомобилей, которые обслуживали международные делегации, наших депутатов… То из двух десятков машин оставили одну машину…

    Позже мы договорились, что будет еще одна машина и автобус (в странах, где Украина содержит крупные посольства). Теперь возникает большой вопрос: как обслуживать потребности посольства, делегаций с таким «автопарком»?!

    С остальными машинами что произошло?

    Все остальные мы реализовали.

    А как продавали – в Украине или за рубежом?

    В странах пребывания. Где-то передавали другим посольствам, где-то продавали. В любом случае, можно говорить о том, что продать выгодно такое количество – сложно.

    Сколько было машин, и сколько всего продали?

    В системе диппредставительств за рубежом ранее находилось порядка 800 машин. Если взять 124 дипломатических учреждения и умножить, грубо, на два, поскольку в больших посольствах по две машины осталось, то получим порядка 250 машин. Это то, что осталось. Продали приблизительно полтысячи машин.

    Сколько выручили?

    Если я вам скажу, вы спросите, а какая была марка, я отвечу – Mercedes, проданный условно за 10 тыс. евро…

    …Это логичный вопрос.

    Все зависит от года, страны пребывания. Если речь о США, то за три года машина теряет половину стоимости. То, что стоило 30 тыс. долларов, через три года продадите разве что за 15 – 17 тыс. долларов. Мы продавали разные машины от Mercedes S-класса, до Toyota Corolla, которая стоит сравнительно мало.

    Общую сумму можете сказать?

    Надо посмотреть…

    Может, когда мы узнаем эту сумму, станет вопрос о том, что может, и не надо было продавать.

    Это была не наша инициатива.

    Кабмина?

    No comments.

    То есть, законопроект, которым предлагается вернуть беспошлинное право для ввоза дипломатами автомобилей в Украину, поясняется отсутствием собственного автопарка у государства?

    Это выход, который позволит нам решить конкретную проблему с автотранспортом – мотивировать сотрудников использовать свой собственный автомобиль в служебных целях. Это не совсем честно с нашей стороны, мы перекладываем нагрузку с министерства на наших дипломатов, включая вопросы, связанные с покупкой, страхованием, обслуживанием… Но у нас на это денег больше нет.

    Пока же дипломаты не спешат обзаводиться автомобилями, которые могли бы использоваться по работе.

    Беспошлинный ввоз может быть стимулом?

    Безусловно. Вот, представьте ситуацию: посол дает поручение дипломату: поехать в аэропорт и забрать определенный груз или встретить гостей. Хорошо, дайте машину.

    – Но машины в посольстве нет. А у вас нет машины? – спрашивает посол. Ъ

    – Нет, я коплю на квартиру в Киеве и т.д.

    И становится вопрос, как быть? Альтернативу пока никто не может нам предложить. В некоторых посольствах бывает по несколько визитов из Украины в день: депутаты, журналисты, раненые из АТО, направленные за рубеж на лечение.

    Выход, который мы увидели, – предложить сотрудникам покупать автомобиль, за использование которого мы готовы компенсировать, с дальнейшей возможностью забрать его с собой по возвращению в Украину. Более того, мы ввели ограничения: стоимость машины не должна превышать 30% от суммарной зарплаты (полученной за время работы за границей – ред.). Раньше было 50%.

    Дальше-больше. Чтобы ввезти в Украину такую машину, согласно нашему законопроекту, дипломат должен пробыть в заграничной командировке не менее двух лет, а машина должна быть куплена не позже, чем за полтора года до окончания командировки.

    А с другой стороны, в нашей статье приводился пример бывшего сотрудника украинского посольства в России, заработавшего за пять лет командировки 240 тысяч долларов. Он купил Mercedes за $93 тыс. По закону, который сейчас предлагаете вы, дипломат смог бы купить машину не намного дешевле – стоимостью до 80 тыс. долларов. Насколько велика разница?

    Согласен с вами. Но это пример одного человека. Возьмем среднее звено, где зарплата в среднем две тысячи (долларов) в месяц. За год – это 24 тысячи, за два суммарно зарплата составит 48 тысяч. 30% от этой суммы – почти 15 тыс. долларов. Это тот потолок, на который может рассчитывать этот дипломат.

    Не логичнее было бы создать достойные условия для украинских дипломатов, вместо того, чтобы создавать «лазейку»? Возможно, то, что государство будет недополучать от «беспошлинного ввоза» идентично расходам на повышение обеспечения дипломатического корпуса. В целом эта схема не является обидной для дипломата?

    Почему я еще пошел на этот шаг? Поскольку считаю, что он поможет сделать наших дипломатов более независимыми. Это просто часть большей картины. С прошлого года мы запустили в ряде посольств пилотный проект и стали выплачивать людям все деньги, предусмотренные на аренду жилья.

    О чем идет речь?

    Раньше система работала так: человек приезжал за границу, ему давали квартиру на своей территории, где есть охрана, школа и т д. Понятно, что у Украины давно нет таких возможностей и потребностей всех контролировать на роботе и дома. Украинский МИД решал проблему арендой квартир для дипломатов. В зависимости от размера семьи и, возможно, субъективных факторов, посольствами подбиралась жилплощадь и месторасположение жилья. Это служило инструментом для определенного влияния на сотрудника – поощрения или наоборот (со стороны руководителей посольств и консульств – «Главком»).

    На нынешнем этапе мы решили перейти на систему, которой пользуются многие страны. Мы платим зарплату (включая выплату на аренду квартиры) и сотрудник сам решает, где он хочет жить: в трущобах либо элитных кварталах. Тем самым, мы движемся в сторону либерализации во взаимоотношениях с сотрудниками. А дипломаты сами для себя будут выставлять приоритеты в отношении своих бытовых условий.

    Сколько сотрудников возвращается в Украину из командировки в год?

    В зарубежных представительствах работает приблизительно 1300 сотрудников. То есть, при среднем сроке командировки в четыре года, приблизительно 350-400 человек возвращаются.

    1300 - это и дипломаты, и технический персонал?

    Да. Плюс, военные атташе, коменданты-пограничники и другие.

    То есть, возвращаясь к нашей изначальной теме, каждый …

    Каждый сотрудник привез с собой автомобиль (в 2014 году). Кто-то себе, кто-то кому-то. Это факт. Уверен, что когда речь идет об особенно дорогих машинах, то это, очевидно, автомобили, привезенные на продажу.

    Именно поэтому в нашем законопроекте мы запретили ввозить машины, которые были куплены менее, чем за полтора года до возвращения дипломата в Украину. Тем самым, отсекаем ввоз новых машин, что делает почти бессмысленным покупку машины дипломатом «под заказ». Мало кто согласиться отдать 100 тысяч долларов сотруднику дипломатической службы на покупку машины и ждать ее полтора-два года – временные рамки, установленные нашим законопроектом. Я считаю, что тем самым мы закрыли этот вопрос.

    Более того, ранее дипломаты могли провозить моторные лодки, тракторы, автомобили и мотоциклы. Сейчас нет.

    И провозили лодки?

    Я помню, что ввезли, например, Harley Davidson, стоимостью 30 тыс. долларов. Кто-то привозил моторные лодки. Один дипломат привез грузовик. Это реальная история и мы не могли запретить. Я спросил – зачем? Он пояснял, что «у меня кум, а у него брат, очень хотел»…..

    Какие зарплаты у украинских дипломатов?

    Вы задаете вопрос, ответ на который может с трудом воспринимается украинцами, получающими 200 – 300 долларов в эквиваленте. В центральном аппарате Министерства иностранных дел, например, у меня, зарплата составляет порядка 230 долларов. За рубежом, деньги, которые получают дипломаты, называются не зарплатой, а компенсационной выплатой.

    Ее размер – открытая информация – и зависит от должности чиновника и страны пребывания. Получают от 2000 до 4000 условных единиц.

    Но, чтобы у всех было правильное представление о доходах наших чиновников за границей, нужно учитывать, что поход к стоматологу может обойтись до 1000 долларов. А если заболел живот и нужно пройти через процедуру зондирования, то это потянет на пару тысяч долларов. В США за превышение скорости на дорогах можно заплатить штраф в 10 тыс. долларов.

    Правда, что зарплаты украинских послов и консулов в два – четыре раза ниже, чем у их зарубежных коллег?

    Правда.

    Может это и оправдано? Странно выглядит, когда самую бедную страну в Европе представляет дипломат на собственном автомобиле стоимостью 100 тыс. долларов. В комментариях под нашей статьей, кто-то писал, что дипломатам не хватает даже на нормальный костюм. Но все же недорогие костюмы больше соответствуют положению дел в стране, которую представляют эти чиновники.

    Можем в ватниках ходить…

    Это крайность…

    Когда-то здесь, на шестом этаже (МИДа), один из бывших министров встретил атташе, одетого в черный костюм и коричневые туфли. Министр сделал замечание, что по протоколу, под черный костюм можно одеть только черные… На что атташе возразил, что для соблюдения протокола государство должно платить соответствующую зарплату… Министр дал подсказку: если бы дипломат изначально купил черные туфли, то они подошли бы и под черный, и под серый, и под коричневый костюмы…

    И действительно, выкрутиться можно всегда. Хотя, это все грустно.

    Какие еще есть сложности в финансовом и материальном обеспечении деятельности украинской дипломатии?

    Есть вопросы обеспечения выживания и вопросы финансирования текущей деятельности министерства. Что касается выживания – это широкий спектр вопросов: оплачиваются квартиры сотрудникам, отапливаются офисные помещения. В одной из столиц у нашего посольства упала часть фронтона, надо ремонтировать, нужны деньги и сейчас. В целом – обеспечение представительств Украины в ста странах. Это серьезная головная боль. Для представления о суммах, которые требуются, вот пример: ремонт крыши (в здании украинского посольства) может стоить в западной стране 200 тысяч долларов. В Украине на эти деньги можно, наверное, школу построить. Не выполнять наши хозяйственные обязательства мы просто не можем.

    Другая часть – обеспечение деятельности Министерства. Условно говоря, мне нужно, чтобы завтра в New York Times вышла статья, где мы сможем рассказать, что на самом деле происходит на оккупированных территориях Донбасса, о фактах насилия и зверствах, которые уже известны и зафиксированы. Такая публикация будет, к примеру, стоить десятки тысяч долларов.

    Мы размещаем такие публикации?

    Да.

    А у нас есть бюджет на эти цели? Интересно сравнить с бюджетом РФ, которая тратит сотни миллионов долларов на создание имиджа и нужного информационного фона за рубежом.

    Около двух миллиардов долларов расходуется Москвой на продвижение «политики партии» за рубежом.

    На что идут эти деньги?

    Финансирование СМИ, таких как Life news, Sputnik news, Russia Today и прочие.

    Откуда взята сама цифра – 2 млрд долларов.

    Это наш оценочный подсчет, она может быть и больше. Как мы получили эту сумму – грубо говоря, если известно, что легендарный американский ведущий Ларри Кинг ведет ток-шоу на российском телеканале RT, то мы можем оценить расходы на такую звезду по гонорарам, которые он получал на CNN.

    Сколько Украина тратит на свою «политику партии» за границей?

    На поддержку нашей общины за рубежом – в Канаде, США, Казахстане, других странах – где проживает 20 млн украинцев, предусмотрено 7 млн гривен. Это деньги на поддержку украинских клубов, школ, установку памятников, популяризацию языка…. Сюда же входят расходы и информационные кампании.

    А в более успешные для Украины годы – сколько денег выделялось на похожие цели? Например, в 2008 году?

    Пример. Бюджет МИДа в 2008 году на продвижения Украины в НАТО составлял один миллион долларов. За эти деньги мы осуществили почти сотню ознакомительных поездок, провели десятки круглых столов, пресс-конференций с многочисленным участием СМИ...

    Не всегда это приносит результат. Насколько эффективно тратить деньги на подобные цели с учетом того, что какую бы внешнеполитическую проблему вы сейчас не пытались решать такими методами, везде будет присутствовать встречный интерес России. При этом бюджет РФ на информационные кампании, как вы сами сказали, в сотни раз больше нашего. Можно вспомнить, что несмотря на усилия Украины в 2008 году нас все же «прокатили» с планом действий по членству в НАТО.

    Вы отчасти правы. Но с другой стороны, к нам постоянно приходят представители общественности, диаспоры и ставят вопросы – что мы сделали для продвижения интересов Украины? В этом году 75-я годовщина Бабьего Яра, 30-летие Чернобыльской катастрофы, все это требует проведения публичных мероприятий. Ведь Украина сейчас нуждается в дополнительном финансировании на проект укрытия в Чернобыле. И тысячи других вопросов, на которые также нужны деньги. В Голландии вскоре будет референдум по вопросу об ассоциации Украина – ЕС. Соответственно, необходима поддержка нашего посольства, информационная кампания. Нам нужно помочь голландцам понять, что враг – это тот, кто забирает территорию, а не тот, кто защищает.

    Голландский вопрос – наверное, один из наиболее важных в этом году. Можете сказать какой план действий подготовлен Украиной на этот год в этой стране?

    Вы говорите сейчас о задачах в информационной сфере?

    Да.

    Что сейчас происходит в Голландии – страна приняла закон (об ассоциации Украина - ЕС), парламент ратифицировал, документ подписан монархом… После этого, в связи с новыми изменениями в голландском законодательстве, принимается решение о проведении еще и референдума по этому вопросу. Тут же «внезапно» появляется фейковая история о нашем «Азове» (в интернет был выложен видеоролик, на котором некие люди в масках, представившись бойцами украинского батальона «Азов» и угрожают Голландии терактами – «Главком»). Потом появляется история об украденных в этой стране картинах (якобы, украинские добровольцы из зоны АТО пытались шантажировать голландское посольство и музей, вымогая деньги за возвращение украденных ранее картин из голландского музея).

    Нам необходимо отвечать на эти вызовы, доказывать и убеждать, что является неправдой, проводить встречные информационные кампании.

    Мы, безусловно, тратим средства на поездки и встречи с депутатами, которые будут принимать решения, поездки и встречи с местными общинами, мнение которых будет важным во время референдума. Сюда же можно отнести выступления на телевидении, публикации в местных СМИ, где нужно доносить свою позицию голландцам.

    Мы готовы к любым креативным идеям, которые помогут за оставшийся короткий период сформировать положительный имидж.

    Какие у вас ожидания от референдума и как меняется, на ваш взгляд, мнение голландцев об Украине за последнее время?

    Мы верим, что референдум будет в нашу пользу.

    Вы вспомнили о картинах, украденных из Голландии и якобы выявленных нашими бойцами в одном из особняков на оккупированной территории под Донецком. После того, как некоторые представители Голландии обвинили представителей Украины в требовании выкупа за возвращение этих произведений, правоохранительные органы начали проверки. Какое продолжение у этой истории на дипломатическом уровне?

    Естественно, мы не можем оставаться безучастными. С одной стороны вброшенный негатив, по закону жанра, рано или поздно умрет, но реагировать следует. Мы предлагали (голландцам) встречи с теми людьми в Украине, кто владеет необходимой информацией. Предлагали посетить зону АТО. Важно ведь слышать не только одну сторону, которая вбросила этот негатив. Давайте выясним, вначале, может, это в Голландии кто-то украл картины, как они могли оказаться в Украине, кто продал их украинскому микроолигарху на Востоке. Вот эти все предложения и вопросы звучат в нашем общении с голландской стороной.

    Противостоять России на одном уровне мы вряд ли сможем, но показать правду и усомниться в достоверности подобных вбросов – наша основная задача сейчас.

    Уже звучали предположения, что коррупция, которая в Украине продолжает процветать и после бегства команды Януковича меняют отношение к нашей стране в худшую сторону все больше и больше. На дипломатическом уровне вы это ощущаете?

    Я работаю в МИДе два десятка лет и могу сказать, как менялся имидж нашей державы на протяжении этого периода: от полного незнания и настороженности до уважения к людям, которые вынуждены воевать сейчас за свой выбор.

    Даже несмотря на санкции, которые были введены в связи с событиями в Украине и из-за которых Европа ощутимо страдает.

    Мы не боимся больше и будем решать свои задачи так, как считаем необходимым. Вы (иностранные партнеры) хотите нам помочь? Пожалуйста. Мы готовы воспринимать рекомендации. Подскажите, каким образом.

    Как бы там ни было, наши партнеры сами видят, что изменения в Украине есть и действительно готовы помогать.

    Раньше бытовало мнение, что назначения в украинские посольства часто сопровождали взятки. Особенно, когда речь шла о таких странах как, например, США. Расскажите, пожалуйста, какой была эта коррупция и как вы решаете эту проблему.

    Я знаю об этих разговорах, они звучали, но каждый раз, когда мне говорили о подобных случаях, я просил назвать имя – кто требовал (взятку)? Но не говорят. Спрашиваю, сколько требовали?

    - Тридцать тысяч.

    – За назначение? Кто требовал?

    - Я не могу сказать.

    Ну, раз не можете, значит это просто история… У фактов должна быть конкретика.

    На самом деле система не столько коррумпирована, сколько тесная, маленькая. В аппарате 600 человек, все под одной крышей, все друг друга знают. Есть определенная цеховость – это правда.

    И решения (о назначениях в посольства) всегда принимались коллегиально. Садились старшие дипломаты – коллегия - министр, заместители, были неписанные правила отбора, учитывающие языки, опыт, знания… И принимали решения: этот подходит, этот – нет.

    Год назад мы решили уменьшить влияние человеческого фактора на процесс отбора кандидатов. И запустили очень детальную и сложную схему отбора кандидатов на дипломатические должности за рубежом по баллам.

    Теперь люди проходят тесты, в которые вмещены сотни вопросов. Причем на языке страны, в которую хочет попасть тот или иной кандидат. Вплоть до того, что претендентам включают музыкальные произведения и спрашивают – это Йозеф Гайдн, Вольфганг Амадей Моцарт или Антонио Сальери? Или так: эта картина в стиле постмодернизма или импрессионизма? Есть краеведческие вопросы.

    Система баллов максимально учитывает все качества, навыки и знания.

    Знаешь один язык – один балл, два языка – два балла. Один из языков – китайский? Два с половиной балла. Не был еще в командировке – также учитывается. Количество образований, есть ли образование за рубежом… Все это оценивается. И так далее. Затем по итогам отбирают пять кандидатов на должность, которые получили больше других баллов. Из их числа комиссия и отбирает наиболее подходящих.

    Как, кстати, сейчас живется украинским дипломатам в России?

    Все дипломаты уже второй год живут на территории посольства – в служебном отеле, который там находится. Но без детей и жен. Семьи мы перевезли в Киев.

    А ранее дипломаты жили в съемных квартирах в Москве?

    Да.

    Переезд на территорию посольства связан с угрозами в их адрес, которые возникли из-за ухудшений отношений Украины и России?

    Это мера безопасности.

    Были уже попытки нападений?

    И неоднократно, дипломатам оставляют на дверях и на машинах надписи «фашисты» и т. д., в квартиру одного нашего сотрудника бросили коктейль Молотова, были разные ситуации.

    Это все случаи происходили в России?

    Не только, и в других странах. Пропаганда ведь работает везде.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ