Контракт «Нафтогаза» и РУЭ угрожает нацбезопасности - эксперты

    • 28 Серпня, 2010, 15:31
    • Розсилка

    Подписанный в 2004 году контракт «Нафтогаза» и «РосУкрЭнерго» об объемах и условиях закачки природного газа в подземные хранилища, его хранения, отбора и транспортировки в 2005—2030 годах представляет угрозу энергетической безопасности Украины. Об этом в статье для «Зеркала недели» пишут эксперты центра «Номос» Михаил Гончар и Максим Алинов, анализируя документ, который имеется в распоряжении редакции газеты.

    Контракт №14/935-3/04 об объемах и условиях закачки природного газа в подземные хранилища, его хранения, отбора и транспортировки в 2005—2030 годах был заключен между НАК «Нафтогаз України» и РУЭ 29 июля 2004 года (далее — контракт 3/04). Стокгольмский арбитражный суд в своем решении от 8 июня 2010 года признал это соглашение действительным и обязательным для сторон «на данный момент».

    Во-первых, отмечают эксперты, контракт 3/04 не стыкуется с недавно принятым законом «Об основах функционирования рынка природного газа». В соответствии со статьями 7, 9, 13 и 15 данного документа, все субъекты рынка природного газа имеют равные права доступа к Единой газотранспортной системе Украины (к газовым сетям и мощностям для хранения природного газа).

    При этом установлено, что одним из принципов рынка природного газа является добросовестность конкуренции между его участниками в условиях равных прав и возможностей.

    «Так неужели «Нафтогаз» и Минтопэнерго стремятся к открытию газового рынка для всех субъектов на «справедливых и разумных» условиях контракта 3/04? — задаются вопросом Гончар и Алимов. — Ведь сохранение в силе контракта 3/04 в его нынешнем виде и установление, например, более высоких тарифов или другого режима использования ПХГ для иных субъектов, чем РУЭ, будет нарушением равных прав и возможностей».

    В таком случае другие субъекты, например «Газпром», могут потребовать предоставления ему таких же возможностей, которые предусмотрены контрактом 3/04, указывают эксперты.

    Они добавляют, что контракт 3/04 может привести к возникновению проблем для Украины в контексте ее обязательств по Договору к Энергетической хартии. В частности, в соответствии со статьей 6 указанного документа Украина должна «уменьшить рыночные диспропорции и препятствия для конкуренции в хозяйственной деятельности в энергетическом секторе». А статья 10 предусматривает обязательство Киева создавать «стабильные и равноправные, благоприятные и гласные условия инвесторам других Договаривающихся Сторон для осуществления инвестиций на ее территории. Такие условия включают обязательство предоставлять без исключения инвестициям инвесторов других Договаривающихся Сторон справедливый и одинаковый режим».

    В свете вышеуказанных обязательств, отмечают Гончар и Алимов, украинская сторона будет вынуждена либо сотрудничать с иностранными, в том числе европейскими, компаниями на тех же условиях, что и с РУЭ по контракту 3/04, либо установить для них другой режим, который будет дискриминационным, и тем самым нарушить международно-правовые обязательства со всеми вытекающими последствиями.

    Кроме того, констатируют эксперты, соглашение РУЭ и «Нафтогаза» не позволит в полной мере использовать свободный объем украинских ПХГ для оказания европейским компаниям услуг по хранению газа. Суммарная активная емкость 13 украинских ПХГ составляет 32,5 миллиарда кубометров. По контракту 3/04 «Нафтогаз» обязан оказать РУЭ услуги по хранению до 15 миллиардов. Таким образом, указанный контракт покрывает практически 50% общей мощности украинских ПХГ и резервирует их за «РосУкрЭнерго».

    «При этом РУЭ не платит за поддержание такого значительного резерва мощностей ПХГ, не несет обязательств по минимальному их использованию и самостоятельно определяет, сколько газа она будет хранить в рамках максимального законтрактованного объема в 15 миллиарда кубометров газа, — указывают эксперты — Таким образом, может случиться, что свободные мощности ПХГ не будут использоваться РУЭ и не смогут быть предоставлены европейским компаниям (поскольку зарезервированы за РУЭ), а «Нафтогаз» не будет получать никакого дохода. Что, собственно, и имеет место на данный момент».

    С учетом приведенных примеров, отмечают Гончар и Алимов, можно утверждать, что контракт 3/04 представляет угрозу энергетической безопасности Украины. А это, в свою очередь, является основанием для признания украинским судом решения Стокгольмского арбитража (в части установления действительности контракта 3/04) несовместимым с публичным порядком Украины.

    Эксперты отмечают, что исследовать данный вопрос украинский суд, рассматривавший просьбу РУЭ о легализации Стокгольмского арбитражного решения, должен был по своей собственной инициативе, независимо от наличия соответствующего ходатайства сторон процесса.

    «Как представляется, Шевченковский районный суд Киева не уделил данному вопросу хоть какое-то внимание. Посмотрим на то, какую позицию займет Апелляционный суд Киева, хотя иллюзии здесь вряд ли уместны», — констатируют они.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ