Украинские крайне правые и Евромайдан

    • Антон Шеховцов, для «Главкома»
    • 3 Сiчня, 2014, 16:04
    • Розсилка

    Одним из разительных отличий Евромайдана от «Оранжевой революции» 2004 года является значительное присутствие крайне правых, принимающих участие в протестной деятельности.

    Одним из разительных отличий Евромайдана от «Оранжевой революции» 2004 года является значительное присутствие крайне правых, принимающих участие в протестной деятельности. Крайне правый сегмент Евромайдана можно условно разделить на два лагеря. Первый представлен Всеукраинским объединением «Свобода» и ассоциированной с ним молодежной группировкой C14, а второй – зонтичным движением «Правый сектор», в которое входит несколько организаций крайне правого толка.

    ВО «Свобода»

    «Свобода» является самым заметным праворадикальным элементом Евромайдана. Это стало возможно благодаря тактическому решению руководства «Свободы» формально присоединиться к демократической оппозиции еще в 2011 году, своевременному принятию про-европейской риторики и способности предоставить силовой людской ресурс для охраны Евромайдана – в него вошли, в первую очередь, C14 и «Студенческая Свобода».

    Роль «Свободы» в развитии Евромайдана представляется противоречивой. С одной стороны, «свободовцы» действительно обеспечивали защиту и охрану Евромайдана и захваченного оппозицией КГГА от нападений «Беркута». Это в значительной мере касается попытки зачистки Евромайдана в ночь с 9 на 10 декабря, когда в столкновениях с милицией пострадал народный депутат от «Свободы» Андрей Ильенко. Решительность «свободовцев» внесла значительный вклад в поднятие боевого духа многих участников Евромайдана, даже не относящихся к крайне правым ни организационно, ни идеологически.

    Вместе с тем, «Свобода» в целом оказывает скорее негативное, чем позитивное влияние, как на развитие, так и на образ «Евромайдана» в Украине и мире.

    Правый радикализм «Свободы», порой переходящий в откровенный неонацизм, отталкивает от Евромайдана значительную часть населения Украины, которые отрицательно относятся к существующему режиму, но не готовы делить оппозиционную площадку с крайне правыми. Уже на третий день Евромайдана член «Свободы» и лидер C14 Евгений Карась провел во Львове неонацистский марш в память жертв Голодомора. Марш проходил под флагами Украины, международного расистского движения «White Power», а также Греции – в знак солидарности с арестованными членами греческой неонацистской партии «Золотая заря». Для многих жителей страны соседство националистических и расистских лозунгов с одной стороны и антиправительственных речей – с другой создало устойчивую связь между начинающимися оппозиционными протестами и правым радикализмом. Осознав свою ошибку, руководство «Свободы» усмирило свое правоэкстремистское крыло, однако проблемы на этом не закончились. Члены «Свободы» оказались замешанными в целом ряде раскольнических действий – от вывешивания расистских флагов в КГГА и конфликтов с журналистами, медиками-волонтерами и представителями гражданского движения «Спільна Справа» до свержения памятника Ленину, которое было крайне негативно воспринято подавляющим большинством жителей Киева, и факельных маршей в честь дня рождения Степана Бандеры, который крайне отрицательно воспринимается на юго-востоке Украины.

    Кроме того, само лишь участие в Евромайдане представителей «Свободы», равно как и боевиков «Правого сектора» (о чем пойдет речь далее), негативно сказывается на международной легитимности протестного движения в Украине. Это подрывает поддержку Евромайдана со стороны ЕС, который и так ослабил ее после угроз России разместить ракетные комплексы «Искандер» на границе с ЕС. Участие в протестном движении крайне правых как таковых вносит весомый вклад в фундамент пропаганды идеи о «неофашистской природе» Евромайдана.

    Кроме того, формальная поддержка европейской интеграции со стороны «Свободы» является именно формальной. Партия отрицает базовые ценности и принципы ЕС; еще несколько лет назад идеологи «Свободы» отождествляли идею интеграции Украины в ЕС с принятием «космополитической идеологии», растворением «в новейшей либеральной империи», согласием «с полным размытием и постепенной потерей национальной идентичности», «легализацией однополых браков» и «интеграцией афро-азиатских мигрантов в многокультурное общество». Внезапный переход «Свободы» в про-европейский лагерь был тактическим: как показали опросы общественного мнения, сторонники евроинтеграции составили большинство избирателей партии на парламентских выборах 2012 года, поэтому «Свобода» решила изменить риторику с анти-европейской на про-европейскую. Тем не менее, как показали действия «свободовцев» на Евромайдане, анти-европейские принципы остались для них основополагающими.

    «Правый сектор»

    Если для «Свободы» поддержка евроинтеграции является тактическим маневром, схожим с сотрудничеством Олега Тягныбока с Виталием Кличко и Арсением Яценюком, то «Правый сектор» вообще не поддерживает даже сугубо теоретическое вступление Украины в ЕС. «Правый сектор» видит в ЕС антихристианскую и антинациональную структуру; для них «истинным лицом ЕС являются «гей-парады, мигрантские погромы, легализация наркотиков и проституции, однополые браки, упадок морали и духовное обнищание». Одним из главных лозунгов «Правого сектора» стало «Против режима и интеграций (в ЕС и Таможенный союз)».

    «Правый сектор», как зонтичное движение, возникло в целях упорядочить разрозненные экстремистские группы, которые принимали участие в одних из первых протестов Евромайдана. Инициатором создания движения стала организация ««Тризуб» имени Степана Бандеры». К «Правому сектору» также присоединились члены C14 (официальное сотрудничество прекратилось после 1 декабря), «Патриота Украины»/Социал-национальной ассамблеи, УНА-УНСО, «Белого молота», «Братства», а также футбольные хулиганы.

    С самого начала деятельность «Правого сектора» координировалась через коменданта Евромайдана Андрей Парубия – в прошлом идеолога Социал-национальной партии Украины (название «Свободы» до 2004 года) и руководителя молодежного крыла СНПУ «Патриота Украины», официально расформированного в 2004 году и не имеющего отношения к сегодняшней организации с тем же названием. Задачи «Правого сектора» на Евромайдане были схожи с задачами УНА-УНСО во время акций «Украина без Кучмы» и «Оранжевой революции» – обеспечение охраны протестов. Для дислокации и отдыха членов «Правого сектора» был выделен пятый этаж Дома профсоюзов; отличительной чертой боевиков стало использование масок.

    Так же, как и «Свобода», «Правый сектор» стал одним из главных источников конфликтов на Евромайдане. В период с 24 по 28 ноября ультраправые боевики как минимум четыре раза применяли насилие к мирным протестантам-сторонникам евроинтеграции. Два раза они нападали на акции за права женщин и против гомофобии и два раза – на участников общественных движений и независимых профсоюзов, вышедших на Евромайдан с социальными лозунгами.

    Штурм Администрации Президента

    Наиболее громкой акцией, связанной с «Правым сектором», стало участие его боевиков в штурме Администрации Президента 1 декабря. Существуют две противоположные версии событий на Банковой: одни расценивают ее как провокацию, другие – как честную попытку оккупировать Администрацию. Видеоматериалы и свидетельства очевидцев и участников штурма дают возможность предположить, что ни координаторы Евромайдана, ни руководство «Правого сектора» не планировали и не санкционировали штурм. Поход на Банковую был частной инициативой отдельных членов «Правого сектора», к которым затем присоединились члены других общественных движений («Автономное сопротивление», «Черный комитет» и другие), а также некоторые агрессивно настроенные участники Евромайдана. Тем не менее, сам штурм Администрации был, по словам одного из участников «Правого сектора», спровоцирован несколькими «сорокалетними мужиками», которые «и начали подталкивать ребят со словами: «Вперед, ребята, не бойтесь! Сейчас мы их разнесем! Вперед, в атаку!». Среди националистов их никто не знал. Кстати, сами мужики в схватке не участвовали». Эта ситуация почти полностью повторила события 9 марта 2001 года, когда на той же Банковой неизвестные спровоцировали столкновения с «Беркутом», что было использовано властью для ареста ряда ведущих членов акции «Украина без Кучмы».

    Однако столкновениям в марте 2001 года предшествовала неудачная провокация 12 декабря 2000 года перед Верховной Радой. Владимир Чемерис, один из координаторов акции, описывая те события, говорил: «Помню те провокации, которые пытался устроить (Дмитрий) Корчинский, кричал: «На штурм, на штурм!». Однако тогда мирные протестанты не поддались на опасное подстрекательство Корчинского, и именно поэтому уже в марте следующего года к провокациям подключили целую группу неизвестных.

    Бывший лидер УНА-УНСО и сегодняшний руководитель «Братства» Дмитрий Корчинский находился перед Администрацией Президента и 1 декабря 2013 года. По всей видимости, он координировал немногочисленную группу «сорокалетних мужиков», а боевики «Правого сектора» – в силу своего радикализма и неопытности – оказались удобным материалом для провокаций. Для людей, знакомых с праворадикальной сценой Украины, само лишь присутствие Корчинского на Банковой уже было прямым указанием на «двойное дно» происходящего.

    В 2004 году Корчинский был техническим кандидатом в президенты и работал против «Оранжевой революции» на российского политтехнолога Глеба Павловского. Тогда же бывший коллега Корчинского по УНА-УНСО Эдуард Коваленко, выполняя заказ украинского политтехнолога Игоря Шувалова, проводил «марш УНА-УНСО» с гитлеровскими салютами в поддержку Виктора Ющенко. Очевидно, что целью марша, который с удовольствием транслировали проправительственные телеканалы, была дискредитация Ющенко как кандидата в президенты. Ту же роль играла печально известная речь о «москальско-жидовской мафии» Олега Тягныбока, который участвовал в избирательной кампании Ющенко и которого «преследовали» операторы телеканала «Интер» чтобы записать какой-нибудь компрометирующий материал.

    Связи Корчинского с российским истеблишментом не ограничиваются лишь работой на Павловского во время «Оранжевой революции». С 2004 по 2007 гг. Корчинский входил в высший совет Международного Евразийского Движения под руководством русского фашиста Александра Дугина, который с 1990-х гг. выступает за разделение Украины и включения ее частей в российскую сферу влияния. А летом 2005 года Корчинский принял участие в организованном Кремлем форуме «Европа: итоги года перемен», где говорил, в частности, о том, что российские общественные организации, фонды и институты «должны противостоять разнообразным оранжевым поползновением и внутри страны, и на всем постсоветском пространстве».

    Подстрекательская сущность действий Корчинского на Банковой не оставляет сомнений, однако вполне возможно, что он был не единственным организатором провокаций. По свидетельствам очевидцев, первыми атаковать милицию начала группа наиболее экипированных боевиков с желтыми повязками с изображением черного «волчьего крюка». Это символ Социал-национальной ассамблеи (СНА) – организации, созданной в 2008 году на основе «Патриота Украины» и более мелких групп вроде Национального действия «Революция и держава», организации «Свобода и честь» и «Украинской альтернативы». К СНА длительное время был близок Корчинский, а также еще один технический кандидат на президентских выборах 2004 года – Юрий Збитнев.

    Помимо близости к СНА, Збитнев является лидером карликовой праворадикальной партии «Новая сила», а также политтехнологом, замеченным в нескольких случаях работы на Виктора Януковича и его окружение. Незадолго до президентских выборов 2010 года Збитнев и Корчинский стали организаторами Гражданской инициативы «Геть всех!», направленной против Юлии Тимошенко, а в начале 2013 года Збитнев участвовал в акции против Рината Ахметова, с которым конфликтовали «младо-олигархи» из окружения Виктора Януковича.

    Учитывая близость Збитнева к СНА и наличие Корчинского перед Администрацией Президента, можно предположить, что они внесли вклад в создание провокации на Банковой, а присутствовавшие там боевики «Правого сектора» легко на нее поддались.

    После того, как лидеры оппозиции (и, в частности, Олег Тягныбок) назвали штурм Администрации «провокацией», а его участников – «титушками», «Правый сектор» в ответ назвал оппозицию «предателями» и прекратил официальное сотрудничество с C14. «Правый сектор» также отказался обеспечивать охрану сцены во время выступления политиков. Разочарование «Правого сектора» можно понять: оппозиция активно использовала крайне правых боевиков для обеспечения безопасности Евромайдана, но отвернулась от них после событий на Банковой. С другой стороны, та легкость, с которой члены «Правого сектора» поддались на отработанные провокации, делает их удобным орудием в руках противников Евромайдана, не говоря уже о том, что сами они вносят раскол в протестное движение, а один только их вид дискредитирует Евромайдан в Украине и за рубежом.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ