Василий Оксенюк: Ефремов и не догадывается, что треть его банка принадлежит мне

    • Олексій Бик
    • 14 Лютого, 2014, 17:30
    • Розсилка

    Американский инвестбанкир о том, как видные «регионалы» выводят из страны деньги

    В другое, менее революционное время, новость о том, что группа видных «регионалов» лишилась миллионов долларов при попытке инвестировать их за рубежом, стала бы сенсацией. Однако в условиях Майдана это сообщение, мягко говоря, утонула в информационном потоке.

    Суть истории такова. В 2006 году тогда еще бизнесмен, а впоследствии заместитель председателя Луганской облгосадминистрации Эдуард Лозовский обратился к инвестиционному банкиру из США Василию Оксенюку с предложением сотрудничества. Оксенюк создал для Лозовского в Неваде компанию «TBM Holdings», где последний разместил все свои украинские активы.

    Более того, через Лозовского в США потекли инвестиции и от других видных луганских регионалов. В частности, по миллиону долларов Оксенюку передали Александр Ефремов, Виктор Тихонов и партнер Ефремова Юрий Иванов. В качестве оплаты услуг Оксенюк получил часть акций «TBM Holdings». Однако позже Лозовский вывел активы из компании, превратив пакет акций Оксенюка фактически в пустышку.

    Вскоре между Оксенюком и Лозовским возник конфликт. Американский бизнесмен заявил, что Лозовский задолжал ему за услуги 8 млн долл. Лозовский, в свою очередь, требует возвращения 3 млн долл, вложенных Ефремовым, Тихоновым и Ивановым, пытаясь вернуть деньги через суд. При этом в иске фигурируют имена не самих политиков, а их детей.

    «Главкому» удалось пообщаться с Василием Оксенюком, который рассказал многие детали этой темной истории. Также, по словам Оксенюка, в свое время он помогал Лозовскому заручиться поддержкой лоббистов в Вашингтоне. После Помаранчевой революции многие представители Партии регионов опасались за судьбу своих активов. Приблизительно в это же время и по той же причине Оксенюк организовал вхождение в состав акционеров принадлежащего Ефремову и Тихонову «Укркоммунбанка» граждан США – как гарантию безопасности от ожидаемых преследований со стороны «помаранчевых».

    Василий, вы лично знакомы с Александром Ефремовым?

    Да, я с ним встречался, один раз в жизни. Причем персонально пил коньяк с ним в кабинете. Еще до того, как Янукович стал президентом, и до того, как Партия регионов стала партией власти.

    Это когда было?

    Это было где-то перед самими выборами (выборами президента 2010 года – «Главком»). Я в Луганск прилетел решать вопрос с Эдиком (Лозовским – «Главком») по его долгам.

    О чем речь шла в кабинете у Ефремова?

    Да ни о чем. Я так полагаю, что Ефремов судьбой своих денег был озадачен, задавал эти вопросы Лозовскому. А Лозовский меня к Ефремову и привел. Там была такая ситуация, что, по-видимому, Ефремов был не совсем осведомлен об истинном положении дел, о взаимоотношениях моих с Лозовским. Ефремов – человек жесткий достаточно, и конкретный. Как говорят, суровый мужик такой. И он начал даже, можно сказать, с повышенных тонов разговаривать со мной. Поскольку я не менее суровый мужик, я ему сказал, что не собираюсь все это обсуждать, и Лозовский вмешался, потому что он понимал, что если сейчас пойдет разбор полетов, то крайним окажется он. Поэтому он все сразу замял, мы спокойно перешли в кабинет и начали пить коньяк, закусывать и разговаривать о том, как все хорошо идет. Ну, о политике, о других делах. Я же не особо просвещен политически был: ну, Ефремова знал, нескольких других публичных политиков. Он мне много чего рассказал о своей губернаторской жизни (Ефремов был губернатором Луганщины с 1998 по 2005 год - «Главком»), сколько чего он делал, чем занимался, как с криминалом боролся, как экономику поднимал, типа того.

    Я это все слушал. Не то, чтобы мне это все было интересно. Отметил для себя: сильный человек, стрессоустойчивый, чувствует себе хозяином в жизни, ну, и т.д. Говорил, что если Партия регионов победит, то он будет там на каких-то ролях значимых. Мне он был интересен, как персонаж, я люблю колоритных людей, а кем они были – не важно. Общаться с ним интересно было.

    Мы долго сидели, я уже не помню, сколько. Потом меня отвезли в отель, я там переночевал и улетел на следующий день.

    Вопрос о деньгах вы решили? У Ефремова остались к вам претензии?

    Проблема была в том, что Лозовский был мне должен очень много денег. И это длилось годами. Я так понял, у него даже мысли не было отдавать. Он, видимо, в такую игру играл: не поднимал тему своего долга, считал, что это все замнется. Ну а я так же спокойно не реагировал на его проблемы. Потому что проблема с 1 млн Ефремова совершенно не соизмерима с проблемой моих 8 млн долл. В конце концов, всегда можно было сказать: ну, если Ефремову надо отдать денег – вот из моих 8 млн возьми миллион, отдай Ефремову, а мне верни 7 млн. Так чисто по-пацановски, как говорится.

    А Лозовский вообще не поднимал тему долга, возможно, он считал, что вообще мне ничего не должен. Хотя однажды мы с ним эту тему обсудили, он признал, что мне должен денег и их вернет. Но это, видимо, были только слова, он как бы сказал – и забыл. А проблема с другими деньгами была для него принципиальной. То же самое, когда Тихонов был вице-премьером, а Лозовский вице-губернатором, он (Лозовский – «Главком») мне жаловался: «Что мне делать? Тихонов звонит каждый день по нескольку раз, что мне ему объяснять?». Ну, я начал такую же игру, мол, мне там пофигу, что ты будешь ему объяснять, потому что меня мои деньги волнуют.

    Вот такая история. Я думал, что она никогда не закончится. Я когда узнал, что Тихонов перестал быть вице-премьером – подумал, что там что-то произошло. Это моя личная догадка, что там конфликт произошел на фоне этих долгов и степени ответственности за них. Формально если даже допустить, что я жулик и мошенник, то этого жулика и мошенника к Тихонову все равно привел Лозовский. Соответственно, кто ответственен за рекомендации – тот отвечает и за человека, по понятиям, как говорится. Поэтому Тихонову нет дела, хороший я или плохой, он претензии стал предъявлять Лозовскому. Ну, и остальные тоже, наверное. Хотя я думаю, что с Ефремовым они как-то разобрались, потому что миллион долларов – не такая значимая сумма для них… Но когда меня кидают или пытаются со мной поступать таким образом…

    Лозовскому я не раз через адвоката предлагал договариваться. Но он, видимо, в этом своем кругу людей ориентацию потерял, на фоне того, насколько он великий и значимый. Нанял адвокатов, с которыми я же его и познакомил. А им пофигу, они будут деньги с него получать. Американские адвокаты – они очень простые. Пока им платят – они работают. А он будет платить долго, хотя бы для того, чтобы статус поддерживать.

    Договариваться он со мной не хочет. Хотя я в последний раз, когда приезжал, предлагал альтернативный вариант: мол, черт с ними, с этими деньгами, дай мне хотя бы активы, которые я сам персонально за свой счет выведу на биржу, продам эти акции и хотя бы отобью свои деньги. Он опять мне пообещал: да, конечно, что губернатор вот зайдет, подаст документы, сделает… Ничего он не выполнил, только иск на меня подал.

    Лозовский сам эту игру затеял, пусть играет. Зачем мне это надо? Мог бы я судиться, конечно, с ним, но мне просто жалко 500 тыс долл. отдавать американским юристам за то, чтобы доказать, что я не верблюд. Причем я еще в этом процессе ни копейки денег не потратил, а он все тратит и тратит – наверное, уже сотню вторую тысяч долларов.

    Какие отношения в то время были у Лозовского с Ефремовым и Тихоновым – формальные, партнерские, может быть, дружеские?

    Понимаете, что произошло? Произошло закрытие брокерских счетов. То есть деньги (Ефремова, Тихонова и Иванова – «Главком») реально ушли на счет компании V-Trade, одного из ведущих брокеров США. У меня есть выписки. И мне там счет закрыли. Просто взяли и закрыли счета.

    Из-за происхождения денег?

    У американских банков и инвестбанков есть право не раскрывать информацию. Когда ты счет открываешь – там есть такой пунктик, что они могут тебе в любой момент закрыть счет без объяснения причин. Понятно, что они никогда без причины не закрывают. И почти всегда причина одна: либо они сомневаются в происхождении денег, либо ты совершаешь какие-то незаконные операции. Поскольку я не являлся участником фондового рынка, то обвинить меня в незаконных операциях было невозможно. Зато происхождение денег могло вызвать вопросы. И, чтобы избежать рисков, банки тупо закрывают счета, чтобы не ввязываться в какие-либо судебные разбирательства впоследствии. Они просто закрывают счет, дают тебе чек и говорят: иди в любой другой банк.

    А кто-нибудь еще из видных украинских политиков или бизнесменов пользуется вашими услугами?

    Я не раскрываю информацию о своих клиентах. То, что мы сейчас обсуждаем Лозовского, Ефремова, Тихонова и Иванова – это только потому, что они сами сделали информацию эту публичной. Я не знаю, что к этому их побудило. Может быть, хотелось внимания, что вот кинули иностранные инвесторы или еще что-то. Но то, что они сказали об этом публично – это их ответственность перед самим собой. Я думаю, что Ефремову сейчас не особо нравится, что из-за Лозовского его фамилию трепают.

    А есть ли у меня еще клиенты с Украины? Ну, конечно, есть. Я вас уверяю, что они очень довольны нашим сотрудничеством.

    Я просто пытаюсь получить представление о том, насколько активны наши политики в стремлении вывести деньги за границу.

    Вы же сами видите. У меня опыт работы с Украиной начался с 2005 года, как раз с Лозовского. Я тогда в Украину приехал впервые в жизни, несмотря на то, что мой отец из Украины, из Ровно. Он был человек категорических взглядов, не скажу, что он был крайний националист, но был арестован за организацию вооруженного восстания против советской власти. Получил по приговору расстрел, потом приговор заменили, в итоге – был сослан в Казахстан.

    И вы представьте: я приезжаю весь такой радостный на родину отца, занимаюсь бизнесом. И только за это время у вас президентов поменялось… Не знаю, сколько. А премьер-министры вообще менялись, чехарда. Поэтому Украина, конечно, с точки зрения интересов каких-то инвестиционных – сейчас уже не представляет из себя ничего. Люди, которые имеют какие-то сбережения и возможности вывести деньги – они это делают всеми доступными способами. Просто даже для того, чтобы деньги сберечь.

    Вот я приезжал – у вас доллар стоил 5 грн, проходит немного времени – уже 8 грн. Сейчас, я думаю, еще дальше у вас это зайдет. Поэтому сберегать в гривне активы – означает терять. Причем многие просто уезжают из Украины жить. Я вот знаю 26 семей, которые покинули Украину.

    Поэтому деньги с Украины идут, и будут идти.

    В интервью луганскому изданию «МГМ» вы сообщили, что помогали ныне вице-губернатору Лозовскому в лоббировании интересов в США. В чем именно заключалась эта помощь?

    Я не только помогал, я конкретно организовал визит Лозовского в Вашингтон, в самую крупную на тот момент лоббистскую компанию Cassidy & Associates. Тогда, по-моему, премьер-министром у вас была Тимошенко. Я просто был персонально знаком с президентом этой компании, потом с последующим президентом.

    Я так понимаю, что речь шла о более глобальных активах, к которым Лозовский уже не имел отношение. Видимо, это уже заказ был «региональный». Потому что потом, спустя время, как мне сам сказал Лозовский, какие-то люди, «регионалы», уже стали дальше эту тему развивать, я уже был не нужен.

    Какие конкретно люди, не помните?

    Имена назывались, я просто их не помню. Я ведь у вас знаю не так много народа, знаменитые личности какие-то – Ринат Ахметов там, Янукович. Просто после того, как с Лозовским такая история вышла – у мене не было особого желания дальше сотрудничать: я видел, что сложно у вас бизнес вести. У меня была единственная надежда на то, что когда регионалы придут к власти – может быть, действительно какая-то стабильность будет. Как видите, оказалось, что все стало еще хуже.

    Среди этих имен были имена Ефремова и Тихонова?

    Понимаете, когда мы были в Вашингтоне с Лозовским, то уже тогда Лозовский для меня был однозначно представителем Ефремова. В самом начале, когда мы с ним только познакомились, я считал, что он такой вот бизнесмен, самостоятельная фигура. А потом он сам передо мной раскрылся.

    Когда я в США вернулся, сел в интернете почитал, что «Укркоммунбанк» создан был Ефремовым и Тихоновым. Потом эту информацию мне Тихонов подтвердил, что они основатели, а Лозинский был приглашен в качестве толкового менеджера. Ну, я тогда понял, что если он управляет банком таких людей, то интересов его персональных там, как бы, мало.

    И вот когда они приехали в Вашингтон… Ну, вы же сами понимаете: где Лозовский, а где коксующий уголь. Речь шла о компании «Ровенькиантрацит», помню, еще «Свердловскантрацит».

    Для меня это было неожиданностью. То есть когда мы с Лозовским туда ехали, он мне одну тему объяснял, а потом он раз – достает документы и начинает совсем о другом говорить. Ну, в принципе, там ребятам пофигу, за что им деньги будут платить.

    Сложилось ли в дальнейшем сотрудничество Лозовского и этой лоббистской компании?

    Я не знаю этого. Моя задача была, что называется, привести, познакомить, организовать встречу. Возможно, ему задачу поставило партийное руководство только выяснить все, потом другие люди вели бы переговоры, более значимые.

    Если предположить, что Лозовский и лоббисты заключили какое-то соглашение – сколько бы могли стоить эти услуги?

    От 100 тыс долл. в месяц. Я знаю владельца этой компании, у него все средние контракты – на уровне миллиона долларов в год. Может быть меньше, может быть больше – смотря, что вы хотите делать. Если вы скажете, к примеру, что я хочу при наложенных санкциях с Ираном торговать, нефть у них покупать, и вы пойдете за разрешением в Госдеп – с вас там могут слупить десяток миллионов долларов.

    Но, правда, есть страны, по которым ни один лоббист не будет заключать с вами договор ни при каких условиях. Компания сама определяет, какие вопросы он решает, какие нет. Например, если речь идет об интересах в пользу Лукашенка или Каримова (президенты Беларуси и Узбекистана, - «Главком»), – они даже не будут заключать с вами контракт. То есть они очень корректны в этом вопросе.

    Понимаете, лоббистский бизнес в США – это узаконенная коррупция в каком-то смысле. Причем легальная. Вы получаете лицензию и можете идти зарабатывать деньги за свои связи. Лоббисты за это отчитываются, каждый контракт регистрируется в Конгрессе США. Лобби решают очень много проблем, если ты знаешь, чего хочешь, и это можно сделать.

    У вас не возникало ощущения, что Лозовский пытался через вас отмыть деньги?

    Ощущение? Я двадцать лет в этом бизнесе. На самом деле, с точки зрения правосудия, у Лозовского судья никогда бы не принял этот иск против меня, если бы в нем не было контракта Тихонова и Иванова (которые смогли объяснить происхождение денег продажей завода «Термо» - «Главком»). Если бы он пришел сам по себе с этим ефремовским миллионом – то у него бы даже иска не приняли. Поэтому я думаю, что Лозовский сфальсифицировал подачу, потому что я разговаривал с Ивановым и с Тихоновым. И они не то чтобы поклялись, но уверяли меня, что не в курсе того, что все это в таком виде происходит. А деньги, которые пришли, скажем так, под знаком Ефремова… Понятное дело, что мы никогда, наверное, не увидим подтверждения цепочки прохождения этих денег, в которой бы стояла подпись Ефремова.

    Я говорю, как есть. Мне пришли деньги от Иванова, от Тихонова, которые были Лозовскому возвращены и он на них выписал акции собственной компании. И ефремовский миллион, на который точно так же были выписаны акции.

    Эту всю процедуру он (Лозовский – «Главком») сделал для того, чтобы совершить сделку по приобретению завода «Термо» у Александра Паршина. Он у Паршина забирает завод в обмен на ничего не стоящие акции (по словам Оксенюка, Лозовский до сих пор должен Паршину 5 млн долл. – «Главком»), Тихонову и Иванову он выписывает ничего не стоящие акции, на меня тоже. Он как бы всем раздавал бумагу – теперь мы акционеры достаточно серьезных активов с точки зрения акционеров.

    Вот «Укркоммунбанк» существует, и даже действует, наверное. А в связи с тем, что Лозовский стал чиновником, я думаю, что все деньги Луганской области теперь находятся в «Укркоммунбанке», детище Ефремова. Только Ефремов, наверное, и не догадывается, что около трети этого банка принадлежит мне. То есть, наверное, принадлежала мне – они это дело, наверное, уже как-то сфальсифицировали, все активы куда-то там перебросили.

    Но вся проблема Лозовского в том, что это все устроено было в американской юрисдикции. Ему будет очень сложно объяснить, куда делись деньги американских акционеров, перед Комиссией по ценным бумагам, которая занимает второе место по количеству уголовных дел после отдела по борьбе с наркотиками. Лозовский совершил очень серьезное криминальное преступление. Ему будет очень трудно, потому что его будут преследовать везде и повсюду. Его могут даже арестовать и доставить в суд, если мы будем настаивать. А мы будем настаивать. Он жил в Украине и думал: «Пусть делают, что хотят». Вот это «что хотят» сейчас и наступило.

    Самое смешное, он закрыл даже сайт компании «TBM Holdings», хотя неделю назад, когда все это началось, сайт еще работал. Потому что на сайте были все финансовые отчетности, которые он публиковал, список компаний, принадлежащих холдингу. Более того, «TBM Holdings» до сих пор – невадская компания.

    Почему у вас вообще возникло подозрение по поводу происхождения денег, которые Лозовский предлагал вам разместить?

    Назовем вещи своими именами. Когда мы с ним начали работать, я не вникал в украинскую политическую жизнь, я даже не знал, что существует такая Партия регионов, мне вообще это было не интересно. Я приехал как американский бизнесмен с интересом заработать денег на украинских активах. Я даже не знал, что украинские граждане не имеют права иметь акции за границей. Такой закон, оказывается, у вас есть. Граждане России, Казахстана имеют право, скажем, а вы в этом плане самые обездоленные.

    Кстати, этот вопрос я Ефремову задавал во время беседы: почему вы не уберете этот закон? И он не нашелся, что ответить. Замялся, ответил так: есть и другие, более важные проблемы. и все. Ну, там пошутили на тему «дай украинцам такое право – они все вынесут и ничего не останется».

    Поэтому, кстати, Лозовский нарушил законодательство Украины хотя бы в том, что он, как гражданин Украины, не имел права владеть акциями американской компании. Причем поскольку он компанию перестраивал, структурировал – там многие сотрудники банка тоже являются акционерами. Его помощники с семьями и т.д.

    Что касается происхождения денег… Мы же все понимаем, что не в игры играем. Было ясно, что деньги заходят по определенных процедурах, изымаются активы «Укркоммунбанка» через кредитирование (схема вывода денег из банка посредством создания фиктивной кредитной задолженности – «Главком») и т.д. Понятно, что деньги тоже выводились. Плюс если бы компания стала публичной – можно было выводить деньги как доход уже. Наверное, поэтому он и отказался от выхода на public, испугался большого количества акционеров. Им бы пришлось отдавать часть дохода.

    Меня закон обязывает происхождение любых денег проверять. Более того, я еще обязан «стучать» обо всех связанных с властью людях - докладывать о всех клиентах, которые занимают определенную должность. Вот Ефремов – лидер партии власти в законодательном собрании страны, он полностью попадает под это определение. С другой стороны, мы не можем это утверждать, поскольку у нас с ним нет прямого соглашения. А когда я попросил подписать это соглашение с его сыном – Игорь Ефремов не подписал ни одного документа с нами. Он просто отказался, говорит, не буду подписывать и все. Лозовский сказал: они не хотят подписывать, пусть будет так.

    То есть опять же, если бы я пошел в суд – они бы даже не смогли доказать, что это их деньги. То есть они сами себя закопали, когда заявили, что это их деньги. Все, они уже не смогут от этого отказаться. Поэтому когда мы пойдем их судить – мы будем брать за основу их признание в их же иске против меня. Если же они откажутся – их могут арестовать за обман суда.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ