Андрей Пионтковский: Рейтинг Чаушеску был 94% за два дня до того, как его расстреляли под забором

    Российский оппозиционер о русском мире, который станет политической могилой Путина
    Российский политический эксперт, публицист и оппозиционер Андрей Пионтковский на конференции «Медиа и идентичность» во Львове рассказал, что общего у путинского русского мира с идеологией Третьего Рейха, почему его крах неизбежен и какая роль в этом процессе уготована воровской элите Кремля. Краеугольный камень тоталитаризмаДаже самый жестокий
    • Алёна Савчук, для «Главкома»
    • 25 Травня, 2015, 22:00
    • Розсилка

    Российский оппозиционер о русском мире, который станет политической могилой Путина

    Российский политический эксперт, публицист и оппозиционер Андрей Пионтковский на конференции «Медиа и идентичность» во Львове рассказал, что общего у путинского русского мира с идеологией Третьего Рейха, почему его крах неизбежен и какая роль в этом процессе уготована воровской элите Кремля.

    Краеугольный камень тоталитаризма

    Даже самый жестокий режим не может опираться исключительно на насилие. Генетической матрицей любого авторитарного или тоталитарного режима является некий системообразующий миф, который соблазняет значительную часть населения.

    Советский коммунистический миф, который в годы своего расцвета был квазирелигией, – это идея царства справедливости на Земле. У гитлеровского мифа была идея превосходства германской расы и ее доминирования в мире. В пропаганде этих мифов, их выработке и закреплении в коллективном сознании нации добровольно участвовали гениальные художники своего времени.

    Тоталитарный режим жив, пока жив его миф. В своей эволюции такой миф проходит несколько стадий. Начиная с «бури и натиска», когда он завоевывает значительную часть населения, достигает своей вершины, после чего постепенно угасает. В СССР коммунистический миф оказался намного сильнее и привлекательней, чем национальная идея в Украине, на Кавказе или в Средней Азии. Вопрос решался не только оружием. Вершиной этого мифа стала победа Советского Союза во Второй мировой войне, которая эксплуатировалась несколькими поколениями руководителей Кремля, включительно с нынешним. Потом коммунистический миф умер. Смерть его была неизбежной, поскольку в начале 80-х годов в идею коммунизма не верил ни один из членов Политбюро ЦК.

    Русский мир маленького храброго офицера

    Жулики-политтехнологи, проводившие избирательную кампанию Путина в 1999 году, использовали ту же технологию. Они создали свой новый маленький миф, который абсолютно неизвестного, серого человека сделал не только президентом страны, но и национальным героем. Миф был очень простой: вот нас взрывают в наших домах страшные исламские террористы, вот есть героический офицер спецслужб, который нас защитит и «замочит всех наших врагов в сортире». Миф сработал, но энергетика его была несравнима с классическим советским мифом – 70 лет жизни ему не светило. Он быстро пробежал все этапы советского тоталитарного мифа. Его вершиной вместо победы во Второй мировой войне стала маленькая победоносная война с Грузией, после чего неизбежно пришло угасание. В 2011-12 годах стала очевидной смерть этого мифа. Его заменил популярный мем «Путин – вор». Десятки тысяч людей на массовых демонстрациях в Москве проходили мимо рядов ОМОНа, которые спокойно реагировали на скандирование «Путин – вор». Это создало сложную метафизическую ситуацию для авторитарной власти, она потеряла свою идеологическую и мифологическую основу. Режим от падения спасло лишь отсутствие раскола элит.

    В то же время образовалась другая проблема, которая в Кремле воспринималась как страшная угроза. Казалось бы, совершенно невинное консенсусное желание всех слоев украинского общества и власти заключить соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом. Путин и его режим увидели в этом угрозу ухода Украины из системы «воровских паханатов», возникших на территории СССР после его распада. Выбор Украиной европейского пути развития стал бы заразительным, очень опасным для российской власти именно в силу ментальной схожести наших народов. Поэтому он развязал кампанию против Ассоциации и методами запугивания и подкупа Януковича достиг своей цели. В декабре-январе президент РФ считал свою задачу выполненной: путь Украины в Европу был надежно заблокирован.

    Революция достоинства стала для Путина неожиданностью. Она превратила теоретическую угрозу в реальную, стала вдохновляющим примером для российского общества. В Украине свергли криминальный режим, который был клоном путинского. Новой задачей Кремля стало уничтожение украинского государства, блокирование его пути в Европу. И аннексия Крыма – инструмент решения этой задачи.

    Вторая арийская раса

    Перед Путиным стояла задача обосновать, легитимировать то, что оправдать и легитимировать невозможно. Это подтверждается разнообразием причин, которые были названы – от неизбежного захвата НАТОвцами военной базы в Севастополе до сохранности Херсонеса, где, оказывается, князь Владимир якобы принял христианство. Однако в знаменитой Крымской речи есть гораздо больше, чем оправдание крымской агрессии. В нее заложен новый системообразующий миф – идея русского мира. Крымская речь Путина – это поразительный ремейк Судетской речи Гитлера. В этом выступлении впервые все основные концепты нацистской внешней политики 30-х годов представлены как концепты российской внешней политики: «разъединенная нация», «объединение исторических земель», «национал-предатели». Ведь термин «национал-предатели» – это прямой перевод с немецкого, он совершенно не был свойственен ни советской, ни российской пропаганде. Путин провозгласил свое право и священную обязанность защищать по всему миру не просто граждан России, а этнических русских и носителей русского языка.

    Так же, как мартовская речь Путина была ремейком Судетской речи Гитлера, теоретические положения его выступление в Валдайском клубе в октябре 2014-го – это переведенные на русский язык письма Гитлера Чемберлену от 22 и 25 августа 1939 года.

    Немедленно все эти концепты стали обрастать другими аналогиями из гитлеровской пропаганды, возник арийский фактор. Довольно забавно, что не кто иной, как внук Молотова Вячеслав Никонов, этнический еврей, первым заговорил о том, что русские – это арийское племя, спустившееся с Карпатских гор и распространившееся по всей территории Евразии, вплоть до Форт-Росса в Калифорнии. Путин заявил, что у русских особый генетический код. Эту мысль развил наш министр культуры Владимир Мединский: не просто генетический код, а дополнительная хромосома, и не просто хромосома, а «хромосома духовности», которой нет у погрязших в меркантилизме англосаксов.

    Пропагандисты, которые 24 часа в сутки не вылезают из телевизионных шоу, ввели концепцию мировой войны. Конечно, не с Украиной же мы воюем. На территории Украины идет историческая война русского мира с декадентским англосаксонским.

    Концепция русского мира стала заявкой на новую идеологию режима, определяющую его внешнюю политику и противопоставляющую Россию Западу, оправдывающую не только аннексию Крыма, но и любые последующие территориальные захваты. Эта идея вышла из области теории уже через месяц, когда Путин поставил конкретную цель расширения русского мира – создание Новороссии. Оказывается, 8 или 12 областей Украины какими-то страшными жидобольшевиками были переданы жидобендеровцам и теперь должны вернуться в лоно русского мира. Попытки организовать военные провокации удались только на части Донецкой и Луганской областей, территория Новороссии скукожилась до размеров так называемой Лугандонии. Но власть не отказалась от идеологии русского мира, она по-прежнему внедряет ее в массовое сознание.

    Почему идея русского мира обречена

    Миф русского мира, созданный взамен устаревшего мифа о героическом офицере, не будет столь устойчивым и долговечным, как растянувшийся на 70 лет коммунистический. Он уже натолкнулся на серьезные проблемы. В этом мифе содержится очевидная ловушка: он требует непрерывного расширения. Мы освободили наших соотечественников в Крыму, надо переходить на следующий этап. Следующий этап был сформулирован – это Новороссия. Но с Новороссией что-то не удалось.

    Есть три серьезные причины, почему этот миф в близкой исторической перспективе обречен на поражение. Во-первых, идея арийского племени с какой-то дополнительной болтающейся хромосомой никого вне русского этноса увлечь не может. Более того, она встретила серьезное сопротивление. Даже формальные союзники Путина Назарбаев и Лукашенко с большой опаской встретили этот миф и предприняли ряд защитных мер в идеологической и экономической сферах.

    Во-вторых, Запад не может бросить Украину. Путин презирал своих бывших коллег по «Большой восьмерке» за то, что они проглотили войну России с Грузией. Он считал, что переиграет их, что для России этот конфликт важнее. Нам важнее уничтожить, раздавить, изнасиловать Украину, чем Западу ее защитить. Поэтому мы будем повышать ставки, и на каком-то этапе Запад дрогнет и отступит. Дополнительно эта общая философия повышения конфликта сопровождалась совершенно разнузданным ядерным шантажом.

    Запад может и отступил бы, он не хочет слишком обострять отношения с Кремлем. Но ведь концепция русского мира распространяется гораздо шире. Вопрос стоит так: если Путин преуспеет в Украине, любыми методами – экономическими, военными, политическими – подчинит ее себе, заставит следовать своему курсу, то это будет для него громадным стимулом повторить то же самое в Прибалтике. Большие русские меньшинства Эстонии и Латвии – это великолепная приманка для концепции русского мира. Но дело в том, что Эстония и Латвия – члены НАТО, и Запад столкнется со страшной дилеммой: если зеленые человечки появятся в Прибалтике, то нужно будет либо отказаться от нее, что станет концом НАТО, Запада и США, либо идти на конфликт с ядерной державой. Это чудовищный выбор для Запада и единственный способ его избежать – нанести Путину поражение невоенными средствами на территории Украины.

    Третье и самое главное – насколько миф русского мира соответствует желаниям самого русского народа. Аннексия Крыма и вправду была более-менее популярной акцией. Но одно дело – сидеть у телевизора с попкорном и смотреть, как там замечательно, без единой жертвы, присоединяют Крым, а другое – это война, в которой одни русскоговорящие люди убивают других. Эта война крайне непопулярная в России, что показывают даже официальные опросы общественного мнения. Не случайно сведения о погибших российских военнослужащих – самая секретная информация. Путин политически не может позволить себе крупномасштабную военную акцию, которая будет неизбежно сопровождаться большим количеством жертв с российской стороны. Вопреки многим представлениям о русском народе на Западе и в Украине, он гораздо менее имперский, чем этого хочет его амбициозная элита.

    Русский народ категорически не готов поддержать имперские претензии русского мира Путина. Ведь на чем основываются представления о горячей поддержке Путина и имперскости народа? Что такое 84%? Сидит в квартире бывший советский человек с особым генетическим кодом, с «хромосомой духовности», раздается звонок, и какой-то незнакомый голос спрашивает: «Вы за президента Путина?» В этот момент весь его генетический код и «хромосома духовности» просто кричат, что гораздо безопаснее сказать «да».

    Абсолютно нельзя доверять социологическим данным в авторитарных режимах, стремительно сдвигающихся в сторону тоталитарных. Рейтинг Чаушеску был 94% за два дня до того, как его вместе с женой как собак расстреляли под забором. Важно не то, что ты скажешь по телефону. Важно, что ты сделаешь, что напишешь в колонке, выйдешь ли на улицу, подвергнешь ли себя риску столкновения с ОМОНовцами. Вот что измеряет действительные предпочтения людей. Активное меньшинство противников войны в Москве – на порядок больше, чем активное меньшинство ее энтузиастов: минимум 50 тысяч против 5 тысяч.

    К вопросу о дворцовом перевороте

    Вся трагическая история России последних столетий учит, что агентом перемен в стране будет не человек, не личность и не какие-то социальные слои, а запрос, на который неизбежно возникнет ответ. А запросом, инициирующим изменения в России, всегда было крупное геополитическое поражение. Реформы Петра начались после первых его сокрушительных военных поражений, реформы Александра – после Крымской войны, реформы (условно) Горбачева – после очевидного поражения Советского Союза. Путин ввязался в русский мир, который кончится внушительным внешнеполитическим поражением.

    Носителем перемен может быть только элита. Во власти многие ненавидят и боятся Путина, но еще больше они боятся остаться наедине с народом – их связывает общее воровское происхождение. Сейчас возникает некий зазор между интересами воровской элиты и хозяина Кремля. Складывается классическая в советской истории ситуация, блестяще описанная Галичем: «Оказался наш отец не отцом, а сукою». Эта опасность неизбежна на каком-то этапе перемены мифа и недовольные голоса уже раздаются. Процитирую одного из ведущих фашистских идеологов России Егора Просвирина из «Спутника и Погрома». Он остается самым яростным энтузиастом полномасштабной войны с Украиной и разочарован тем, что считаясь с реальностью, Путин вынужден отказаться от самых амбициозных планов. Просвирин отчеканил замечательную фразу: «Был национальный лидер, а стал национальный пидор».

    Критика вождя раздается и с противоположной стороны. Важнейшим элементом существования воровской власти является не только грабеж здесь, но и складывание своих активов «там». А Запад внятно заявил, что в случае эскалации конфликта готов эти активы заморозить. В Кремле образовалась «партия мира», которая без устали повторяет: «Владимир Владимирович, вы гений. Вы замечательно решили национальную задачу присоединения Крыма. Но давайте нанесем еще одно поражение Америке – не позволим ей втянуть нас в военную авантюру в Украине. Не беспокойтесь, мы задушим Украину экономически, политически. Только не надо влезать туда войсками». Намечается раскол элит, который вместе с провалом концепции русского мира приведет к перезагрузке власти.

    Попытка переиграть историю

    В 1991 году распались две коммунистические империи: большая советская и малая югославская. В Беловежской пуще руководители договорились о распаде СССР по формальным границам союзных республик, а Сербия захотела вырезать себе свой «сербский мир» из тела бывшей Югославии и развязала несколько трагических войн. Отчасти так произошло потому, что в России был Ельцин, а в Югославии Милошевич. Но они оба были популистскими вождями, отражали настроения своих народов. В России в 1991-м было масса политиков, в том числе и с демократического лагеря, которые выдвигали к Украине те же требования, которые Путин реализует сегодня. Но общество их абсолютно не поддержало. Когда противники Беловежских соглашений пытались организовать протестный митинг на Манежной площади, пришло всего 300 человек. Сербы же массово поддержали Милошевича, они были полностью захвачены этим мифом сербского мира.

    Концепция русского мира – это непонимание психологии русского народа, попытка переиграть общественный выбор мирного раздела Советского Союза и повторить сербскую историю в ядерной державе. Эта попытка реализовать квазигитлеровскую концепцию русского мира и станет политической могилой Путина.

    Фото Игоря Садженицы

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ