Карла Бруни прокомментировала роман с Дональдом Трампом: Я виделась с ним лишь раз

    Жена Николя Саркози расставила все точки над «и»
    Карле Бруни в свое время приписывали множество романов - с Миком Джаггером, Эриком Клэптоном, Кевином Костнером, Венсаном Пересом и бывшим премьер-министром Франции Лораном Фабьюсосем. В частности, в 1991 году таблоиды раздули до скандала слух об отношениях будущих первой леди Франции и американского президента Дональда Трампа, пишет журнал
    • 20 Червня, 17:31
    • Розсилка

    Жена Николя Саркози расставила все точки над «и»

    Карле Бруни в свое время приписывали множество романов - с Миком Джаггером, Эриком Клэптоном, Кевином Костнером, Венсаном Пересом и бывшим премьер-министром Франции Лораном Фабьюсосем. В частности, в 1991 году таблоиды раздули до скандала слух об отношениях будущих первой леди Франции и американского президента Дональда Трампа, пишет журнал Elle.



    Нынешний глава Белого дома в то время был женат на Марле Мейплс, но имел репутацию ветреного донжуана. Так что совместное фото Трампа и Бруни на первой полосе газеты New York Post, подписанное «Все кончено», мало кого удивило. В статье издания утверждалось, что роман известного бизнесмена с Карлой поставил под угрозу его брак. На следующий день после выхода публикации сам Трамп подтвердил ее правдивость, а Бруни, в свою очередь, ее опровергла.

    «Трамп, очевидно, псих. Это настолько не соответствует действительности... Я виделась с ним лишь раз, на большом благотворительном вечере в Нью-Йорке», — сказала она год спустя после той истории. 

    Позже стало известно, что Трамп, подтвердив публикацию в New York Post, таким образом «отомстил» Бруни, отвергнувшей его ухаживания. Сегодня Карла, отвечая на вопрос, не беспокоит ли ее тот факт, что скандал 1991 года остался в ее биографии, говорит, что ей совершенно все равно: 

    «Я была удивлена тем нелепым слухом, и тем, что он вообще проник в прессу. Что я могу сейчас сказать о Дональде? Ну, я считаю, что демократия — это лучше диктатуры. Демократия — это выборы. Так что мы уважаем демократию. А вообще мне нравятся мужчины, в которых есть нечто женственное. Мои мужчины — более настоящие, чем те, кто изображает из себя самцов. Я считаю эти игры в брутальность - ложью, и такие самцы редко бывают искренними, по-настоящему верными».

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ