Николай Якубович: В здании Донецкой ОГА на каждом этаже своя власть

    • Михайло Глуховский, «Главком»
    • 20 Травня, 2014, 10:10
    • Розсилка

    Попавший в плен террористов сотник Майдана утверждает: в милицию на Донбассе массово возвращаются люди Януковича и Ахметова

    О Николае Якубовиче широкая общественность узнала 2 мая. В этот день он попал в плен к боевикам, захвативших его в самом центре Донецка. В СМИ появились сообщения, что захвачен не кто-нибудь, а советник Секретаря СНБО, бывший милиционер и сотник 28-й сотни Самообороны Майдана. Пленного избили, несколько раз перевозили с места на место, но, через 4 дня все же отпустили, обменяв на одного из террористов. Как позже рассказал сам Якубович, его поймали «на живца»: он хотел помочь освободить другого заложника.

    Сейчас Якубович перевез семью из Донецка в более безопасное место, а сам тем временем ищет работу в столице. В статусе советника Андрея Парубия и как бывший милиционер Николай пытается помогать силовикам на Востоке Украины.

    В интервью «Главкому» Якубович рассказал о том, что в милицию на Донбассе массово возвращаются люди Януковича и Ахметова. При этом сотрудники МВД и сепаратисты на Донбассе это практически одно и то же.

    Как вы «попались» в руки террористов?

    1 мая в Макеевке был похищен активист «Батькивщины», который работал в избирательном штабе. Я узнал об этом от знакомых. Решил помочь. Подъехал в местную администрацию, пообщался с боевиками. Сказал, что этот человек ничего плохого вам не сделал, попытался добиться того, чтобы этого парня отпустили. Однако ничего не вышло. На следующий день этот парень мне сам позвонил, сообщил, что его отпускают. Я сел в машину, поехал на встречу с ним в условленное место, хотел просто поговорить о том, что произошло. Когда приехал, меня тут же окружила группа с оружием, подошли со всех сторон. Конечно, я не думал, что меня схватят. Люди, которые меня удерживали, представились «Русской православной армией».

    Вам известно, что это за организация?

    Это донецкая ячейка «Оплота», которая отмежевалась в свое время от харьковского «Оплота» и сейчас они себя называют «Русской православной армией». У них около 100 активистов. Единого лидера нет. В основном они состоят из украинцев. По крайней мере, я не видел среди них пришлых. Одним из активистов является житель Красноармейска по прозвищу Монгол, его личность сейчас устанавливается. Всего в их рядах много бывших военнослужащих, которые были наемниками в свое время в российской армии, воевали в Чечне и Приднестровье.

    Какую информацию они хотели от вас получить?

    Спрашивали, почему я ехал на встречу, какая информация мне нужна.

    Вас обменяли буквально через несколько дней после захвата. Это весьма оперативно в нынешней ситуации, ведь даже представителей ОБСЕ держали в плену намного дольше?

    Объясняют это множество факторов. Начиная от взаимодействия на уровне СНБО и Самообороны, и заканчивая заинтересованными людьми в лагере боевиков, которые согласились на обмен.

    Похоже на то, что едва ли не вся милиция на Донбассе на стороне сепаратистов-террористов. По крайней мере, в Донецке на 9 мая милиционеры были увешаны георгиевскими ленточками. Кто контролирует правоохранителей в регионе сейчас?

    Милиция помогает сепаратистам, активно помогает. Я стал свидетелем такой ситуации: у них между собой 3 мая возникло какое-то непонимание. Они позвонили действующему начальнику милиции Макеевки Алексею Мирошниченко и говорят ему, что видят какую-то группировку, вооруженную палками и в балаклавах, но ребята не их. А потом спрашивают, что делать с этими людьми? Мирошниченко ответил, мол, что хотите, то и делайте. На что пророссийский активист сказал, что будем валить. Эти группировки друг с другом не могут разобраться. Им же везде мерещатся Правый сектор и Национальная гвардия, для них это самые страшные войска.

    Есть ли в милиции на Донбассе патриоты, кто они?

    Из действующих есть несколько начальников отделов, но я не могу их называть. Лично я знаю таких человек 5-6. В Донецке 11 районов, столько же районных отделений милиции, к ним стоит добавить отделения милиции в микрорайонах. Из всех милиционеров процентов 20 те, кого можно считать патриотами Украины. Это касается как начальников, так и их подчиненных. В милиции ведь тоже не все однозначно. Например, в горуправлении Донецка основная масса правоохранителей имеют пророссийские взгляды. Это касается, прежде всего, Ленинского, Киевского и Ворошиловского райотделов МВД города. Еще в феврале, когда все только закончилось на Майдане, буквально через 9 дней после кровавых событий на Институтской, 27, или 28 февраля у нас возле памятника Шевченко прошел митинг. Выступали на нем представители различных политических партий. Они почтили память не только Небесной сотни, а всех граждан, включая работников милиции. Вместе с тем, милиция откуда-то приволокла, откуда-то достала полторы тысячи молодых людей с георгиевскими ленточками. Среди них, в основном, были условно осужденные, поднадзорные, отсидевшие. Было видно, что эти люди не добровольно пришли. Они с флагами ДНР, с кусками арматуры в руках носились по улицам. Если говорить о тех, кто конкретно занимался организацией массовки с георгиевскими ленточками, то следует обратиться к начальникам милиции отделов общественной безопасности, то есть это осуществляется на уровне первых заместителей. Один из них – это подполковник Валерий Штанченко. Его потом понизили в должности, отправили «опером», или старшим оперуполномоченным работать. Но он по-прежнему работает в милиции. Вообще, скажу вам, все эти перестановки в милиции сейчас ничего не меняют. На смену Роману Романову на должность главы областного УВД был назначен Константин Пожидаев. Он сразу же подтянул в милицию старую гвардию, которая работала при Януковиче. Тех порядочных офицеров, которых мы, общественность, предлагали, он назначать не захотел. К примеру, начальником уголовного розыска он назначил Сергея Викторовича Пилигрима. То есть он «повытаскивал» с пенсии начальников, которые еще в бытность Януковича губернатором Донецкой области все были при должностях в милиции, а выйдя на пенсию, работали, в основном, в структурах Рината Ахметова.

    В пятницу начальником горотдела милиции Донецка был назначен генерал-майор Юрий Седнев. Он тоже «человек Януковича»?

    Когда только закончились расстрелы Майдана в Киеве, активисты Майдана из Донецка приходили с пикетом под здание главного управление МВД в Донецкой области. В день пикета Виктор Дубовик (начальник ГУ МВД Украины в Донецкой области 2011-2014 гг. – «Главком») написал рапорт об отставке, к его чести. Что касается Седнева, то общественность вышла на протест, помня о деятельности Седнява на должности начальника отдела общественной безопасности городского управления МВД. Именно при нем «лупили» активистов в Донецке, щемили все оппозиционные партии.

    Согласитесь, не совсем понятно, почему пенсионер МВД, который по выслуге лет получает неплохую пенсию, работающий в коммерческих структурах с официальной зарплатой 35 – 65 тыс. грн, возвращается в милицию на должностной оклад в 10-12 тыс. грн. Я имею в виду того же Сергея Пилигрима, начальника УБЕП по фамилии Пирожок. Много таких. Всех не помню.

    Зачем тогда нынешняя власть возвращает в милицию кадры Януковича?

    Понятия не имею, для меня это такой же вопрос, как и для вас. Пожидаев взял начальника милиции Шахтерска, поставил его в Мариуполь. Из Мариуполя начальника милиции перевел в другой город. Из Краматорска начальника местной милиции перевел в Константиновку, из Константиновки в Дружковку и так далее. Это непонятные для меня рокировки, которые абсолютно ничего не меняют, все это никак не помогает борьбе с сепаратизмом, является лишь замазыванием глаз.

    Кому нужны такие перестановки, «замыливание глаз» как вы говорите, какова их цель?

    Не знаю. От них только хуже. К примеру, из Краматорска, крупного промышленного города, где у начальника милиции имелись определенные рычаги влияния, его переводят в город Ясиноватая. Имею в виду Сергея Забора, приятеля Артема Пшонки, кстати. По сути, его перевели в маленький город. Теперь предприниматели города Ясиноватая, которые раньше помогали уголовному розыску, ППС то бензином, то запчастями, сейчас перестали помогать. Все потому, что этот новый начальник начинает прессовать предпринимателей, которые помогали местной милиции, чтобы она хоть как-то действовала в городе, следила за соблюдением порядка. Естественно, получив пресс, они перестают оказывать всяческую помощь милиции.

    Как именно Сергей Забор прессует предпринимателей?

    Он приглашал предпринимателей для «бесед», накалял обстановку. Он попросту хочет их обложить поборами, восстановить ту коррупционную схему, которая действовала при нем в Краматорске. Минимальные поборы – от 3 до 5 тысяч гривень с предпринимателя. Какова верхняя планка – не знаю.

    А что произошло с бывшим начальником милиции города Ясиноватая?

    Его перевели куда-то. Он не замаран, ни в чем не замешан, поэтому остался в тени. Человек более порядочный, чем другие. Раньше работал начальником ГАИ в Горловке.

    После расстрела «майдановцев» в Киеве, сотрудников спецподразделения «Беркут» отправили в места постоянной дислокации. Сразу на сторону сепаратистов перешел севастопольский «Беркут». Позже якобы и донецкий «Беркут» отказался выполнять приказы Киева. Однако позже эту информацию опроверг и.о. главы АП Сергей Пашинский. На чьей стороне сейчас бывшие сотрудники недавно расформированного спецподразделения?

    Все бывшие и нынешние сотрудники спецподразделений заседают в офисе донецкой организации Партии регионов в Донецке. Среди них ветераны «Беркута», ветераны «Сокола». Естественно, все они поддерживают сепаратистов. Они выступают за федерализацию, говорят, что Донбасс должен иметь больше полномочий. У них в голове до сих пор сидит миф о том, что Донбасс кормит всю Украину.

    Они дозывают штатным работникам, коллегам-силовикам, что, мол, вы не можете перейти на сторону тех, кто вас избивал. Что и говорить, «ветераны» принимали активное участие в избиении людей. В свое время разгоняли Майдан, активно участвовали в штурмах, захватах зданий в Донецке. Есть множество свидетельств этому, оперативные съемки, например. Они во всем этом принимали участие. Естественно, на каждого такого ветерана есть свой компромат. Под угрозой сесть в тюрьму никто, естественно, «позицию» свою менять не будет, на это можно даже не рассчитывать.

    Кроме тех условных 20% милиционеров-патриотов, о которых вы говорите, кто еще кроме армии помогает наводить порядок на Донетчине с оружием в руках?

    У нас сформировано три новых батальона – Артемовск, Донецк – 1, Донецк – 2, в каждом из них до 600 людей. Это люди самого разного возраста. Берем и молодежь, и бывших милиционеров, и бывших военных. Официально их оформляем как работников милиции. Они защищены законом Украины о милиции и выполняют функции особого подразделения МВД. Естественно, им выдается оружие, все спецсредства, то есть по штатному расписанию они приравниваются к «Беркуту», который был раньше. 38 добровольцев из Донецка совсем недавно у нас были оформлены на работу, сейчас они проходят обучение в Днепропетровском юридическом институте МВД.

    В Донецке на прошлой неделе террористы захватили штаб Нацгвардии. Почему военные не отвечали огнем?

    Понимаете, внутреннее войска – это мальчуганы. Не каждый командир имеет волю отдать приказ отвечать огнем, потому что ребята погибнуть могут. Тут осуждать не за что ребят. Чтобы людей обезопасить, командиры собирают их и уходят. С другой стороны - сдача воинских частей – это преступление, которое на совести непосредственно командиров частей. Это халатность, это преступная бездеятельность, здесь целый букет статей Криминального кодекса сразу. Не знаю, как они будут отвечать за сдачу. Чтобы не допустить таких ситуаций, нужно было сразу после того, как пришла новая власть кардинально менять вертикаль силовиков.

    Ранее вы отмечали, что местные чиновники на Донетчине откровенно саботируют центральную власть. В чем это выражается?

    В Донецкой области 17 районов. Из всех председателей районных администраций только несколько человек, которые при Януковиче отказывались финансировать и отправлять «гопников» на Киев, спонсировать Антимайдан. Среди них к примеру, руководители Артемовского и Добропольского районов. Все остальные активно помогали прошлой власти, свозили людей в столичный Мариинский парк для организации Антимайдана. Кроме того, помогали свозить антимайдановцев в Донецк на акции. К примеру, таким занимался глава Константиновской райгосадминистрации Сергей Чертков. Финансирования сепаратистских настроения, проявления которых сейчас мы с вами видим, проходило открыто, то есть никто эти факты не скрывал.

    В чем выражается саботаж этих руководителей районов сейчас?

    Сейчас они активно поддерживают группы сепаратистов, при этом оставаясь в тени. Пишут заявления на больничный, или в отпуск, но все равно «работают» с сепаратистами, встречаются с ними.

    Чиновники делают вид, что идут на больничный, или идут в отпуск, но в это время все равно помогают сепаратистам, встречаются с ними, координируют работу сепаратистов. Это касается практически всех глав районных администраций.

    Но ведь руководителей районов не выбирают. Это – чиновкники, назначаемые указом президента. Почему всех «старых» глав районов с подачи нового губернатора сразу же не поменяли?

    Я разговаривал по этому поводу с Тарутой, давал ему список с кандидатами на должности руководителей некоторых из 17 районов. Где-то 6 кандидатур предлагал проверенных мной людей. Не хочу называть эти фамилии, скажу лишь, что они предприниматели-патриоты. Пусть бы Тарута поехал в районы, поговорил там с местными депутатами относительно предложенных мной кандидатур. Сам лично убедился бы, что это «чистые» люди, пользующиеся уважением у населения. Тарута поблагодарил за проведенную мной работу, сказал, что они будут рассматривать кандидатуры, но ничего не поменялось. Этот разговор у нас был еще до захвата Донецкой ОГА, 2 месяца тому назад.

    Поддерживают ли Таруту жители Донетчины?

    Как таковым большим авторитетом он не пользуется. Господин Тарута – это крупный бизнесмен, предприниматель. Он грамотный, спору нет. Но, похоже, что он ограничен в своих действиях, поэтому не принимает серьезных волевых решений. Он не может просто так подойти к людям пообщаться. Как-то отгородился от народа, хотя ведь умеет хорошо говорить. С его стороны не видно никаких действий, чтобы изменить нынешнюю ситуацию.

    Кем он ограничен в действиях, сепаратистами, Ахметовым?..

    Не знаю, как насчет сепаратистов. Но он занимает нейтральную, непонятную мне позицию. Если говорить об Ахметове, то, конечно, он серьезно влияет на Таруту. Понимаете, Ахметов стоит на том, чтобы Донбасс остался его вотчиной. Он боится люстрации, боится, что начнут выяснять, каким образом к нему столько предприятий попало, которые он контролирует.

    Из-за этого страха в Мариуполе 15 мая представители группы компаний «Метинвест», принадлежащей Ахметову, подписали с представителями самопровозглашенной ДНР меморандум о порядке и безопасности, который предполагает создание в городе «народных дружин»?

    В этом парадокс ситуации. Нет, я согласен, что нужны мирные переговоры. Но если там (в ДНР – «Главком») есть люди, которые не имеют права носить оружие, но шатаются с ним по улицам – это неправильно. Получается, что Ахметов идет им на уступки. Помните, сам Павел Губарев заявил, что на 2/3 всю деятельность ДНР финансировал Ринат Леонидович?

    Но ведь нет фактов, доказывающих это, не так ли?

    Одно из доказательств – свидетельства российских журналистов. Когда они приезжали к Ринату Леонидовичу, одна из журналисток потом рассказывала, что Пушилин прилетел на прием к Ринату Ахметову только по щелчку его пальца.

    Представитель так называемой ДНР Роман Менекин записал видеообращение, в котором требует от Рината Ахметова признать суверенитет ДНР и перечислять налоги в так называемую республику. Если Ахметов настолько контролирует того же Пушилина, почему он позволяет себя шантажировать таким образом? Или это видео было снято именно для того, чтобы публично отмежевать Ахметова от террористов?

    Ахметов просто занимает выжидательную позицию. Возможно, существующая нестабильность ему выгодна. На Донетчине очень напряженная ситуация, у него много предприятий в регионе. Поэтому сейчас он может красиво выступить таким себе восстановителем разрушенного Донбасса и заработать баллы.

    Вы выступаете за проведение мирных переговоров с отдельными представителями сепаратистов. Кто эти люди, насколько они договороспособны и каков предмет переговоров с ними может быть?

    У меня неоднозначное отношение к людям, которые позиционируют себя правительством ДНР. Но в их силовом блоке есть люди, которые имеют влияние на принятие решений, с которыми можно договариваться. Это, прежде всего, «беркутовцы», которые объединились в одну группу, так называемая Русская православная армия, а также Народное ополчение Донбасса. Предмет переговоров – мирное урегулирование ситуации и наведение порядка в области. Знаю, была с ними на переговорах группа людей из Министерства обороны, а также группа, которая занималась моим освобождением. Но вот с конкретными требованиями - большие вопросы. Они сами не знают, чего хотят. Раньше сепаратисты бегали и кричали «Россия!», потом кричали, мол, верните нам Януковича, потом решили восстановить СССР. После того, как Путин от них открестился, сделал заявление, что не собирается вмешиваться во внутренние дела Украины, они вообще поменяли требования. Сейчас выступают за децентрализацию власти, за выборность губернаторов, и вообще всех уровней власти. Здесь есть рациональное зерно. Но они хотя бы взяли и прочитали бы закон о местном самоуправлении. Там есть множество этих пунктов, которые просто не работают.

    На каких условиях вооруженные боевики могут сложить оружие?

    Все движение на Юго-Востоке – это кривое зеркало Майдана. Если они получат гарантии безопасности, будут амнистированы, тогда они сложат оружие. А так, многие запуганы. Им рассказали, что они уже смертники, что им светят сроки и что расправляться с ними приедут бандеровцы, «Правый сектор», и их до седьмого колена вырежут. Кого именно можно амнистировать покажут расследования. Верю, таких людей вполне реально установить.

    Сколько сейчас пророссийских активистов и террористов находится в здании Донецкой ОГА, есть ли у них заложники?

    Там на каждом из 11 этажей своя банда есть. 2, или 3 этажа занимает правительство так называемой ДНР. На остальных 9 этажах кого там только нет, от бывших милиционеров и военных до криминала. На каждом этаже своя власть. Что касается заложников, то вряд ли они там есть сейчас. Сепаратисты боятся штурма, каждый день его ждут.

    Кто их финансирует?

    Практически у всех руководителей направлений в ДНР зарегистрированы счета в Сбербанке России. Сами понимаете, деньги получать из России через этот банк очень удобно. Но то, что счета открыты в этом банке еще не означает, что только россияне перечисляют им деньги. Завозится и «наличка», но ее сейчас небезопасно везти.

    19 мая в эфире одного из российских телеканалов псевдогубернатор Павел Губарев заявил, что так называемая ДНР не собирается проводить переговоры с «киевской хунтой». Кто вообще сейчас представляет ДНР и ЛНР, поскольку ни Губарев, ни Гиркин («Стрелков») не выглядят самостоятельными фигурами, делают противоречивые заявления.

    Не с кем говорить. Те люди, которые позиционируют себя руководителями, являются зависимыми.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ