Михаил Волынец: Я знаю директоров государственных шахт, подстрекавших к сепаратизму

    • Павло Вуєць
    • 12 Червня, 2014, 17:35
    • Розсилка

    Лидер Независимого профсоюза горняков утверждает: активно в событиях на Донбассе участвуют 10–15% шахтеров

    В условиях затянувшейся антитеррористической операции на Донбассе продолжать производство на комбинатах и добывать уголь – сродни подвигу. Тем более что шахты подвергаются набегам и грабежам террористов – известны случаи, когда с шахт похищалась взрывчатка, избивались руководители предпритий.

    Глава Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец рассказал «Главкому» о том, как шахтеры работают в таких условиях, кого поддерживают, и почему он не верит в надежды нового Президента за месяц погасить конфликт на Донбассе.

    Но начали мы разговор с сегодняшнего взрыва на одной из шахт в Кировском Донецкой области, после которого до сих пор неизвестна судьба девяти человек.

    – Это серьезная копанка, которая была оснащена электричеством, конвейером, вентилятором, – рассказывает подробности Волынец. – Там были нарушены элементарные правила проветривания. Эта шахта нигде не зарегистрирована, на нее нет документов и даже нет названия. Возможно, погибшие там люди неплохие деньги получали, кормили семьи, но они не были застрахованы. В случае же гибели человека на легальной шахте, его родственники должны получить пять годовых заработков, даже если он проработал всего один день.

    Сколько шахт сегодня не работает из-за ситуации на Донбассе?

    Нет таких шахт, которые бы мертво встали, государство все равно платит деньги. Часть шахт останавливается по разным причинам – например, автобусы не подали, заблокировали работу автопарка. Тот же «Лисичанскуголь» не может вывезти уголь, потому что не поставляют электровозы и вагоны – боятся, чтоб их не превратили в броневики. Но шахты нельзя остановить полностью, потому что они затопятся, загазируются, разрушатся горные выработки… Поэтому шахтеры пытаются любым путем поддерживать их в рабочем состоянии. Хуже всего сейчас руководителям шахт – им, может, в сто раз тяжелей, чем рабочим. В этих условиях они вынуждены отвечать за работу предприятия, безопасность, коллектив – изворачиваются, как могут.

    Сколько времени должна не работать шахта, чтобы на ней уже можно было ставить крест?

    По-разному, в зависимости от крепости пород. Есть такие, где если несколько суток нет отхода, то лаву уже не восстановишь. У нас же большинство шахт – это шахта-лава.

    Какие настроения вообще превалируют сейчас среди шахтеров?

    Надоела уже эта война, поперек горла стала всем. В большинстве своем шахтеры хотят, чтобы вопросы были урегулированы мирным путем. Но сказать, что они не поддерживают сепаратистов, нельзя. Есть часть шахтеров, которые ходят на блокпосты и баррикады, которые воюют, среди них есть погибшие. Они обмануты и разными способами туда вовлечены. Президент вот говорит, что за неделю мы найдем способы решения вопроса. Я не хочу возражать, потому что люди хотят услышать хороший сигнал. Но то, что Россия сегодня разожгла этот костер и подбрасывает в него дрова по полной программе, очевидно. Если бы она не предпринимала там действий, то гарантирую, что никто бы тут не воевал. Плюс большое количество оружия на руках у людей, которые где-то не состоялись в бизнесе, проявляли себя в уголовном мире… Они сегодня получили доступ к оружию и почувствовали себя властью, силой над другими. Просто так они оружие сдавать не будут. Поэтому из конфликта быстро выйти не удастся. Да и государство применяет далеко не достаточные меры для того, чтобы с бандитами разобраться силовым путем, с обманутыми гражданами – путем переговоров и объяснений, с Россией – закрыть границу и не дать возможность поставлять сюда оружие.

    Но это сложно сделать одновременно.

    Поэтому я и говорю о том, что конфликт в течение недели решен быть не может, как того хочет Президент. Приведу пример. В Украине было много забастовок, но в ходе переговоров принималось коллективное решение о прекращении забастовки. Но все равно какая-нибудь из шахт потом не выходила на работу, потому что кто-то с директором поссорился, кому-то еще что-то захотелось… А сейчас договориться будет еще сложнее – люди с оружием, много убитых, брат на брата идет, хотя вообще непонятно, зачем люди пошли на эту войну.

    Позиция шахтеров по отношению к ДНР и ЛНР зависит от того, кому принадлежит шахта, на которой они работают?

    Активно участвуют в событиях где-то 10–15 % шахтеров. Может, это в какой-то степени зависит и от собственника шахты. Но я знаю и директоров государственных шахт, которые подстрекали к сепаратизму, но не хочу называть имена.

    Какие у вашего профсоюза сейчас различия в позициях с государственными профсоюзами?

    Были случаи, когда государственные профсоюзы финансировали организованный подвоз шахтеров на площадь Ленина (имеется в виду митинг в поддержку ДНР 28 мая – Ред.). Они заняли позицию – как дальше спрятаться в норку. Но придет время и шахтеры всем поставят вопрос – почему им ничего не объясняли, почему эффективно не защищали. Ведь святая обязанность профсоюзов – защитить работника и его интересы. Наш профсоюз разъясняет шахтерам, что произошло с шахтами в ростовской части Донбасса в России и какие последствия там были для шахтерских городов и их жителей. Многие наши активисты приходили на блокпосты, вели разговор с шахтерами и объясняли им, что они могут потерять жизнь, и кто тогда будет кормить их детей…

    Понимает ли большинство жителей Донбасса, особенно шахтеры с дотационными шахтами, что дальнейшая эскалация ситуации приведет к краху экономики региона? Понимают, но все делается под страхом применения оружия. К тому же, у людей нет уверенности, что государство их защищает сегодня и защитит в будущем. Если бы такая уверенность была, шахтеры могли бы действовать более организованно. Но подталкивать шахтерам к каким-то массовым действиям тоже ни в коем случае нельзя, потому что против мирных людей сейчас используется оружие. В Луганской области и шахтерских городах составили базу данных, у кого могут быть бизнес и деньги, и просто отбирают их у людей.

    Категорическая позиция Рината Ахметова по поводу этих непризнанных «республик» хорошо известна. Работники его предприятий поддерживают его позицию в большей степени?

    Из «Метинвеста» и ДТЭК, наверно, единицы принимают участие в боевых действиях. Каждый дорожит своим рабочим местом, и на территории этих предприятий я не видел людей, которые бы подстрекали к участию в конфликте.

    За это уволить могут?

    Были провокации на шахте «Комсомолец Донбасса», когда Россия раздувала, что увольняют работника, который ходил на пророссийские митинги. А потом оказалось, что такой работник даже никогда не работал на шахте. Позже эту тему разжигали, по-моему, в Свердловске.

    По вашим наблюдениям, сколько вообще предприятий на Донбассе остановлено? Все ключевые работают в обычном режиме?

    Сложно говорить, про обычный режим, когда невозможно вывезти уголь, нет возможности обеспечить материалами и прочее. У меткомбинатов та же ситуация, что и с шахтами. Достаточно устроить диверсию и обесточить меткомбинат – и шахты не будет, и меткомбината. Не дай возможности подвезти руду, кокс и все прочее – снова проблема. Не дай возможности вывезти продукцию – тогда зачем ее выпускать? На пороховой бочке все сидят.

    Есть официальная информация, что шахтеры перевыполнили план по добыче угля в мае. Как так получилось в нынешних условиях на Донбассе?

    Не знаю, как так получилось, ведь то одна группа шахт стоит, то другая, потребления нет. Я не верю в это. Думаю, есть приписки на государственных шахтах.

    Смотрите также видео «Как Михаил Волынец поверг в панику российского телеведущего»

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ