Вадим Лукашевич: Путин облетает Украину в районе Северного полюса

    • Михайло Глуховский, «Главком»
    • 23 Липня, 2014, 20:00
    • Розсилка

    Российский военный эксперт не исключает, что справедливое расследование авиакатастрофы в небе Донбасса спровоцирует крах экономики РФ

    С момента авиакатастрофы малазийского авиалайнера прошла неделя. Международные эксперты лишь пару дней назад начали прибывать на место падения Боинга, а версий случившегося к этому моменту уже было предостаточно. Теперь лишь осталось установить единственную – ту, которая и является истиной.

    Кандидат технических наук, известный российский эксперт по боевой эффективности авиационных комплексов Вадим Лукашевич наряду с мировыми спецслужбами уверен, что малазийский самолет был сбит комплексом «Бук». И он не отрицает: катастрофа не обошлась без «помощи» России.

    В интервью «Главкому» Лукашевич объяснил, почему версия российских СМИ о том, что Boeing-777 Malaysia Airlines сбил украинский самолет несостоятельна, для кого боевики снимали на видео паспорта погибших пассажиров, а также о том, удастся ли международным экспертам установить настоящие причины катастрофы. Эксперт уверен, сделать это будет непросто ввиду того, что его страна всячески вставляет палки в колеса объективному расследованию.

    В условиях информационной войны и множества различных, зачастую противоположных, версий катастрофы 17 июля над Донбассом, можно ли сегодня уверенно сказать, что же произошло?

    По большому счету сейчас, до того как получены независимые заключения экспертов, мы говорим не о том, кто виноват, что случилось, а о том, кто из нас в какую версию верит. Так как Россия является участником конфликта, чего мы официально не признаем, любая информация, приходящая от нас точно так же может быть предвзятой, как и информация, истекающая с украинской стороны. Если говорить о Boeing-777, то никто пока четко не может сказать о том, что произошло. Какая была пущена ракета – понятно, какая попала в самолет – тоже понятно. Главная интрига состоит в том, кто ее запустил. Есть две стороны конфликта. Первая – это Киев, вторая – Москва. Донецка здесь нет.

    Вместе с тем, что дает основания утверждать, что в самолет попала ракета класса «земля-воздух»?

    Во-первых, ракета «воздух-воздух», то есть пущенная из самолета, она не большая, с ограниченной мощностью боеголовки. Такая ракета вряд ли могла привести к таким разрушениям пассажирского самолета, которые мы наблюдаем. Судя по радиусу рассеивания обломков, самолет Malaysia Airlines развалился в воздухе либо сразу после попадания ракеты, либо через какое то время в момент падения. Если бы он просто упал компактно как южнокорейский Boeing (пограничный инцидент в воздушном пространстве СССР, в ходе которого 1 сентября 1983 года советским истребителем «Су-15» был сбит пассажирский Boeing-747 южнокорейской авиакомпании Korean Air Lines – «Главком»), то это было бы одно. А здесь разрушение самолета произошло на большой высоте, отсюда настолько большая площадь района падения обломков. Чтобы такой крупный самолет как Boeing-777 развалился в воздухе сразу после попадания ракеты, нужно либо попасть в его центр, либо иметь довольно сильный заряд. Многочисленные поражения самолета шрапнелью, а это осколочная фугасная боевая часть ракеты, свидетельствуют о том, что ракета, возможно, вообще не попала в самолет, а вблизи от него. Я делаю вывод из той информации, которая поступает из Донбасса. На ее основании могу говорить о том, что это был тип ракеты не «воздух-воздух», а «земля-воздух». Просто потому, что картина разрушений в ином случае была бы другая.

    В то же время эти аргументы не повлияли на российского генерала Андрея Картаполова. Он от имени Минобороны РФ озвучил версию, согласно которой в момент катастрофы неподалеку от малазийского Boeing-777 находился украинский Су-25, который теоретически мог поразить пассажирский самолет ракетой. Насколько такая версия правдоподобна?

    Это несерьезная позиция Минобороны. Во-первых, зачем украинскому самолету сбивать самолет, летящий в эшелоне (на высоте) 11 тыс. метров? Я бы еще поверил, если бы какие-то украинские противовоздушные комплексы стояли на границе, чтобы пресекать проход наших вертолетов. Но здесь я не вижу принципиальной необходимости поднимать украинскую авиацию для того, чтобы перехватывать цель на высоте более 10 тыс. метров. Ведь у этих повстанцев, бандитов (как угодно их можно назвать), в принципе нет авиации. Но если даже представить, что такая необходимость у украинской армии возникла бы, то у Украины есть самолет-перехватчик, который «заточен» на работу по воздушным целям, это Су-27, но никак не Су-25.

    Су-25 – это истребитель-штурмовик, который работает только «по земле». Во-первых, он бронирован. Именно потому, что с земли по нему стреляют стрелковым оружием, обстреливают на поле боя ПВО противника. Во-вторых, у него нет бортовой радиолокационной станции. Она ему просто не нужна. У него есть оборудование для прицельной работы по земле. Соответственно, у него пушечное вооружение отличное от Су-27. На него нацеплены бомбы, НУРСы (неуправляемые ракетные снаряды), и УРСы (управляемые ракетные снаряды) разного калибра. У каждого самолета есть потолок – это максимальная высота, на которой он может лететь. А есть рабочие высоты, на которых нужно работать. Штурмовик Су-25 может подняться на 9-10 тысяч метров, то его основная рабочая высота, на которую он оптимизирован, это 3-5 тыс. метров.

    То есть точность стрельбы на 10 тыс. метров будет меньше, и самолет попросту мог не попасть в пассажирский лайнер?

    Конечно. На штурмовик, вместо бомб, можно повесить ракеты класса «воздух-воздух». Но для этого ему нужна система наведения. То есть для того, чтобы летчик на штурмовике сбил этот Boeing, он должен его хоть как-то визуально определить. А ракета, которой летчик собирался сбивать самолет, должна быть с головкой самонаведения, потому что после пуска штурмовик не может ее «подсвечивать» (следить за ее перемещением – «Главком»).

    В свою очередь у истребителя-перехватчика (Су-27 – «Главком») на вооружении есть системы «воздух-воздух» ближнего, среднего, и дальнего классов. У него имеется очень мощная бортовая радиолокационная станция, которая работает по целям в воздухе. Все оборудование настроено на захват целей в воздухе, и сопровождение ракеты до попадания. Перехватчик Су-27 практически не работает «по земле».

    То есть Су-27 мог бы поразить воздушную цель без проблем. Он для этого и создан. Этот самолет имеет ракеты средней дальности действия, то есть с расстояния 60-80 км. Ему, грубо говоря, вообще в Донбассе делать нечего. Он мог взлететь в районе Киева и пульнуть эту ракету оттуда. Ему не нужно лететь на расстоянии 3-5 км от Boeing-777 (как утверждают в Минобороны РФ – «Главком»), чтобы его уничтожить. Кроме того, как я уже сказал выше, пассажирский самолет практически полностью развалился в воздухе, что свидетельствует о пуске гораздо более мощной ракеты, чем установлены на военном самолете.

    Если украинским военным незачем сбивать самолет, то для чего такой ложью «подставляться» боевикам или России?

    Боевики ошиблись. Они хотели сбить одну цель, а сбили другую. Понимаете, Киев контролирует воздушное пространство своей страны. Имею в виду, прежде всего, диспетчеров. То есть власти знают, что на такой-то высоте в таком-то эшелоне пролетает пассажирский самолет. Если Киев начинает «работать» на высоте 10 тыс. метров, он четко понимает, что может случайно зацепить гражданский самолет, причем иностранный. А вот боевики не понимают, потому что не знают о том, какой самолет в воздухе. То, что это был «Бук», зенитно-ракетный комплекс класса «земля-воздух» нет сомнений, здесь полное согласие всех, включая Россию. А вот версия о том, что пассажирский самолет был сбит Су-25 появилась после аварии на российском телеканале «Звезда» (телеканал Министерства обороны РФ – «Главком»).

    На ваш взгляд, из-за чего произошла ошибка, ведь комплекс «Бук» - это высокоточное оружие?

    Здесь была не ошибка выбора цели, а ошибка назначения цели. То есть повстанцы были уверены, что Украина теперь не летает на малых высотах (украинские военные самолеты – «Главком»), а делает переброски войск на транспортных самолетах Ан-26, летающих на высоте 5-6 тыс. метров и Ил-76. Ракету осознанно выпустили в некий самолет, движущийся на высоте 10 тыс. м. Стрелявший по самолету был уверен, что это военно-транспортный борт, выполняющий функцию по переброске войск. Система «Бук» не может обнаружить национальную принадлежность самолета.

    Но ведь и с Боингом не все ясно. Почему он на 14 км отклонился от заданного коридора?

    Нет никаких санкций, наказаний за выход из коридора. Нет таких обязательств, при которых самолет обязан двигаться именно внутри коридора. Коридор – это некий курс на некоторой высоте. Высота – это эшелон. Так вот, эшелон, в отличии от коридора, самолет обязан выдерживать жестко. Пилот, пребывающий внутри коридора, может отклоняться от него вправо, или влево. Например, он увидел впереди грозовой фронт, или облака, поэтому отклонился. Чтобы не трясло, он может немного уйти влево, пилот может самостоятельно принять решение об этом. Самолеты, по большому счету, никогда не летают строго по прямой. Есть автопилоты, которые задают направление, а люди его корректируют. Отклонения от коридора вправо-влево пилоты делают, сообщая диспетчеру. Мне непонятно, почему Украина до сих пор не опубликовала записи разговоров с диспетчером, который вел самолет, который давал «добро» на такое отклонение. Все переговоры диспетчеров и пилотов записываются не только в черных ящиках, но и у диспетчеров.

    За некоторое время до трагедии Украина заявила, что закрывает воздушное пространство над Донбассом. Почему, несмотря на запрет, самолет все же пустили над территорией, захваченной террористами?

    Закрытое небо – это запрет на полеты. Украина официально закрыла воздушное пространство над этой территорией до высоты 7 тыс. метров. Любой самолет, попадая в это воздушное пространство, является нарушителем. Соответственно, к нему можно принимать соответствующие меры, его могут перехватить, задержать. Украина полагала, что у повстанцев нет средств ПВО, которые работают выше обозначенной высоты. Соответственно, какие-то авиакомпании вообще перестали летать, а какие-то продолжили, понимая, что они идут в разрешенной зоне. Вот такие нюансы знает Украина, а не боевики на Донбассе. А донецкие диспетчеры, которые теоретически им могли бы подсказать, просто не у дел, ведь местный аэропорт не функционирует.

    Мог ли пилот пассажирского лайнера теоретически уйти от ракеты?

    В принципе не мог. Ракета к такой цели с земли летит 20-30 секунд. Она ведь подлетает к самолету снизу. Что мог успеть летчик, так это только случайно заметить ее, посмотрев вбок и вниз, но ничего другого предпринять он бы просто не успел. В любом случае, ракета летит со сверхзвуковой скоростью, а это – гражданский самолет, который за 5-10 секунд ничего не смог бы сделать. Максимум, пилот успел бы закричать.

    Сверхоригинальную версию о том, что ракета, выпущенная по малазийскому Boeing-777, предназначалась для борта №1 Владимира Путина, который якобы за некоторое время до трагедии пролетал над районом боевых действия на Донбассе, высмеяли в Интернете. Вы тоже считаете эту версию абсурдной?

    Когда у нас была инаугурация Путина, они (российские власти – «Главком») обезлюдили всю Москву. Я исхожу из того, что Путин никогда не полетит даже на космической высоте над районом боевых действий. Это в принципе невозможно. Путин сейчас облетает Украину в районе Северного полюса.

    Другая, не менее фантастическая версия заключается в том, что упавший на Донбассе Boeing-777 мог оказаться самолетом, исчезнувшим 7 марта этого года. Тогда самолет такой же модели, так же принадлежащий Malaysia Airlines летел из Куала-Лумпур в Пекин и пропал. Нашлись «смельчаки» утверждающие, что, мол, тот самолет выкрали и теперь использовали для организации этой трагедии сейчас.

    Эта версия в наших (российских, - «Главком») СМИ приобретает очень циничный характер. Говорят, что трагедия с самолетом – провокация, поскольку все упавшие трупы – не свежие. Представляете параноидальность человека, который может об этой трагедии такие вещи заявлять? Паспорта, которые найдены на месте трагедии, это паспорта тех людей, которые за несколько часов до случившегося прошли в Амстердаме регистрацию на рейс.

    Самолет, который пропал 7 марта, не долетев до Пекина, имел один бортовой номер, этот – совсем другой. На том была одна маркировка деталей, на этом – совершенно другая. Каждый агрегат, каждый прибор, каждый узел на самолете маркирован, поэтому это два совершенно разных борта, это легко установить. Это как банкнота, каждая ведь имеет свой индивидуальный номер.

    В первые дни после трагедии на месте катастрофы работали не эксперты, а террористы. Почему они так быстро самостоятельно начали разбирать обломки?

    Потому что они были уверены, что погибшие являются диверсантами, шпионами. Обратите внимание на первую видеозапись, которая попала в эфир после трагедии, когда человек в камеру крупным планом показывает паспорта погибших. В любой аварии, а в мире тысячи аварий, никто нигде не показывает в первую очередь паспорта. Те, кто собирал паспорта, показали их на камеру крупным планом тому, кому очень интересно знать, что же там за люди?

    Кого имеете в виду?

    Люди, которые первыми приехали на место аварии, обшаривали трупы, чтобы поднять какие-то документы. Тут же для того, чтобы было понятно, что произошло, они эти документы показывали своему куратору. Кто-то очень сильно захотел знать, что же в действительности произошло в небе над Донбассом. Я так понимаю, что это ГРУ.

    Зачем же материалы, предназначенные для российской разведки, показал в эфире российский телеканал LifeNews?

    Как я понял, это все просто непреднамеренно утекло в СМИ.

    Бывший глава СБУ Евгений Марчук обращает внимание на тот факт, что боевики начали сами транспортировать тела для того, чтобы скрыть истину. Мол, в телах могли оставаться фрагменты ракеты, что свидетельствовало бы о прямых доказательствах попадания в самолет из «Бука». Если даже допустить, что боевики действительно извлекли из тел остатки ракеты, возможно ли будет без подобных доказательств установить причину того, что произошло?

    Причина катастрофы в виде взрыва боеголовки ракеты в первую очередь определяется по обломкам самолета. Наблюдатели из ОБСЕ уже сообщили, что на обломках видна шрапнель. Но чтобы эта осколочная часть попала к пассажирам, она должна была повредить обшивку. Анализ обломков гораздо более полно покажет, что взорвалось, как взорвалось, на каком расстоянии разорвалось. Приведу пример салюта для лучшего понимания. Так вот салют – это когда разлетаясь, светится за счет покрытия фугасная часть. То есть структура разлета осколков при взрыве примерно такая же как мы видим во время салюта. Она бывает сферической, а бывает направлена лучом. Эти осколки летят с очень большой скоростью, около 2 тыс. метров в секунду, при попадании они прошивают насквозь. И если на фюзеляже видно входное и выходное отверстия, то видно и направление полета. По самому отверстию видно кинетическую энергию, по числу поражений видно кучность. Можно будет потом идентифицировать не только место взрыва, но и тип боеприпаса, которым он был осуществлен.

    Эти обломки, вещественные доказательства, первыми начали перемещать с места на место не специалисты. Насколько серьезный урон могут нанести следствию такие действия боевиков?

    Конечно, это может повлиять на расследование. После авиакатастрофы эксперты обычно собирают все обломки до последнего винтика, до последней заклепки. После этого в большом ангаре на полу эти обломки раскладываются так, как они занимали место в самолете до разрушения. Допустим, правое крыло кладется справа, левое – слева и так далее. Как правило, собираются не все обломки. Все зависит от степени разрушения. Однако считается, что если 60% самолета можно разложить в таком виде, то это уже хорошо. По характеру обломков можно будет установить, что случилось. Эксперты восстанавливают картину повреждений. Естественно, обломки сразу на месте должны обследоваться, описываться, фотографироваться. Это очень важный момент.

    По словам замглавы администрации президента Украины Геннадия Зубко, на месте падения авиалайнера четыре дня работали российские эксперты, которые «маскировались» под гражданских лиц. Могло ли такое быть?

    Я не готов это комментировать, поскольку попросту не знаю. Но если бы они там были, то их бы заботило больше не прятанье концов в воду, а реальное понимание ситуации и ответ на вопрос «насколько мы попали?». Все равно ведь шило в мешке не утаишь. Другое дело, что мы (Россия – «Главком»), конечно, знаем правду. Мы знаем фамилии тех людей, которые пускали ракету. Это как история с южнокорейским Боингом, о которой я упоминал выше. Мы сейчас уже знаем детали той истории, фамилию летчика и так далее. Просто сейчас настолько сильный накал политики, что мы узнаем правду этой трагической истории не сразу. Я думаю, что истину мы узнаем спустя годы. Естественно, ее установит независимая экспертиза. Когда весь мир уже знал, что произошло с южнокорейским Boeing, у нас в СССР все продолжали говорить, что сбитый самолет был разведчиком. Так будет и здесь. По большому счету, и сейчас мир не особо сомневается в том, что это была российская ракета.

    Учитывая то, что на месте трагедии орудуют боевики, а в Интернет выкладываются якобы разговоры террористов о желании скрыть улики, возможно ли замести следы, сфальсифицировать расследование, связанное с пуском ракеты класса «земля-воздух»?

    Все «Буки», стоящие на вооружении в России, раньше производились в СССР на территории РСФСР. Наши военные знают, какие серийные номера «Буков» при разделе в начале 90-х оказались в Украине. Что мешает на тех «Буках», которые мы отправляли в Донецк, поставить украинскую маркировку? Ничего. Ведь заводы по производству «Буков» все равно ведь в России. Я к тому, что фальсифицировать сейчас можно все.

    Можно ли по обломкам ракеты установить, с какого именно «Бука» она была запущена?

    Во-первых, обломки ракеты гораздо сложнее найти, чем обломки самолета потому, что она разорвалась на очень мелкие части. Во-вторых, на такой огромной площади рассеивания собрать все обломки будет очень сложно.

    Кроме обследования обломков самолета, какие еще улики могут использовать стороны друг против друга?

    Есть записи, опубликованные на пресс-конференции Минобороны России (фотографии и схемы о том, что в районе трагедии был украинский самолет – «Главком»). Они могут быть реальными, могут быть сфабрикованными. Все это должны проверить экспертизы. Обязательно должны быть аналогичные записи украинской стороны. Хотя бы потому, что этот Boeing-777 летел в своем коридоре, велся наземными службами Украины. Ваш президент заявил, что все ракеты (для «Бука» - «Главком») имеются в наличии армии. Вот и нужно сейчас пригласить тех же голландцев, чтобы они воочию убедились, что 16 июля, грубо говоря, было 200 ракет, и через 2 дня осталось такое же их количество. Это очень важный момент. Россия этого никогда не сделает, а Украина должна показать.

    Кроме того, ваш президент сказал, что в указанное время ни один украинский военный самолет не был в этом районе поражения ракетой гражданского борта. Тогда Украина может сейчас без ущерба для своей национальной безопасности передать международной комиссии все журналы полетов всех военных самолетов за 16-18 июля. Если Украина этого не сделает, то тогда российская версия о том, что в момент трагедии неподалеку от пассажирского самолета находился украинский военный самолет, останется.

    «Черные ящики» в итоге были переданы международным экспертам. Насколько они смогут пролить свет на то, что произошло?

    Возня вокруг «черных ящиков», по большому счету, ничего не дает. В этих «ящиках» записываются переговоры экипажей и параметры работы бортовых систем до катастрофы. То есть бортовые самописцы просто подтвердят то, что произошел взрыв. «Черные ящики» не дадут ответ, чья была ракета, кто отдавал приказ, кто наводил ракету. Когда только прошла информация о крушении самолета над Донецком, мне уже было понятно, что без участия внешнего воздействия самолет упасть не мог. Нет таких случайностей.

    Сможет ли международная экспертиза установить истину?

    Убежден, что да. Во-первых, погибли иностранцы. Страны, граждане которых погибли, не допустят того, что в этой истории останутся какие-то непонятные моменты. Все равно эти страны будут давить. Так или иначе, правда по крупицам будет «всплывать». Это, во-первых.

    Во-вторых, вы прекрасно понимаете, что если это была украинская ракета, то есть ведь украинцы, которые ее обслуживали, пускали, видели запуск. Все равно со временем круг посвященных в ситуацию людей будет увеличиваться.

    Если же это наша (российская) ракета, то так же есть круг военнослужащих, которых сняли с места дислокации, они пересекли, причем дважды, российско-украинскую границу, и запустили ракету. Были ведь пограничники, или

    случайные свидетели, которые видели, как перемещается «Бук». Есть десятки людей, которые абсолютно точно знают, что произошло, кто пускал ракету, кто давал команду, кто перевозил, кто убегал. Все эти люди будут молчать месяц, два, три, пять. Но все равно кто-то из них что-то скажет.

    Сейчас совершено дикое преступление, военное преступление. Ответственность людей, которые это совершили, совсем другая. Для России это ответственность вообще национальная. Потому что если выяснится, что это на самом деле Россия сделала, то будет понятно, что мы до сих пор тотально врем, а во-вторых, мы нарвемся на такие санкции, которые опустят нашу экономику. Вообще, может России и не быть… Понимаете, сейчас очень высока цена этой ставки (в установлении виновных в трагедии – «Главком). Россия никогда не признает, что имела к этому отношение. Украина тоже.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ