Глава райсовета на Донбассе: Среди сил АТО есть формирования, работающие не на пользу государства

    Николай Михайлов просит выехавших земляков не спешить возвращаться на освобожденные территории
    Каждый день руководство АТО рапортует об освобождении от боевиков очередных сел и городов на Донетчине и Луганщине. Три дня назад военные заявили о том, что в прилегающий к Донецку Старобешевский район полностью освобожден от террористов. Последним силы АТО в этом районе взяли под контроль поселок городского типа Новый свет. Вместе с тем, несмотря
    • Михайло Глуховский, «Главком»
    • 4 Серпня, 2014, 20:05
    • Розсилка

    Николай Михайлов просит выехавших земляков не спешить возвращаться на освобожденные территории

    Каждый день руководство АТО рапортует об освобождении от боевиков очередных сел и городов на Донетчине и Луганщине. Три дня назад военные заявили о том, что в прилегающий к Донецку Старобешевский район полностью освобожден от террористов. Последним силы АТО в этом районе взяли под контроль поселок городского типа Новый свет.

    Вместе с тем, несмотря на оптимистические рапорты об успехах проведения АТО, даже в освобожденных поселках района до спокойствия еще очень далеко: продолжаются бои. Председатель Старобешевского районного совета Николай Михайлов, призывает выехавших из района земляков не спешить возвращаться. По его словам, боевики устраивают провокации до сих пор.

    Чиновник не скрывает, что район захватывали преимущественно свои же жители, с которыми местные власти сразу договорились «друг друга не трогать». Очевидно, поэтому Михайлов пытается не испортить отношения с боевиками и теперь: чиновник убеждает, что местных сепаратистов с оружием в руках было всего лишь «молодежи человек сто», и при этом они «так примерно» захватывали госучреждения что, когда «ушли, ни одного стула не украли».

    А вот претензии к силам АТО у представителя районной власти уже накопились. Михайлов утверждает, что некоторые подразделения работают не на пользу государства: «На джипах ездят. Кого-то на блокпосте схватили, избили, увезли неизвестно куда. Естественно, люди очень возмущаются».

    Какова ситуация в вашем районе сейчас, после того как власти заявили о его освобождении?

    У нас неспокойно. Вокруг идут боевые действия. Люди между собой практически не общаются. Все боятся.

    В Старобешевском районе проживает более 50 тысяч человек. Сколько людей за все время конфликта выехало?

    У меня нет такой статистики. Если говорить о жителях района, то большинство осталось на месте. А если говорить о поселке Старобешево, где проживало 6 тыс. человек, то большинство, конечно, уехало.

    Кто сейчас контролирует район?

    Практически весь район контролирует украинская армия. В августе у нас стало более-менее спокойно.

    Кто на самом деле руководил районом на протяжении тех месяцев, когда его контролировали боевики?

    Я никуда не уходил, никуда не уезжал, никуда не убегал. Единственное что, я взял отпуск на две недели, но при этом ходил на работу каждый день. У меня не было проблем с вооруженными людьми, представляющими «ДНР». Проблем нет, и, надеюсь, не будет в будущем.

    Над райсоветом висел флаг «ДНР»?

    Да, он у нас висел, пока здание было захвачено «ДНРовцами». Как только они убежали, флаг сняли.

    Почему они не требовали вашей отставки?

    Убрали с должностей главу Старобешевской райгосадминистрации (Василия Панько – «Главком») и его заместителя. Их заставили написать заявления о сложении полномочий, что они и сделали. Им сказали, что вы, мол, вертикаль президентской власти, народом не избраны, поэтому уходите. Потом эти вооруженные люди попросту не пускали Панько на работу. Он остался руководить районом, поскольку президент не принял его прошения об отставке. Что касается меня, так я сам им (боевикам «ДНР» – «Главком») предложил, чтобы они меня отправили в отставку. Но на мне «висит» куча имущества и само здание райсовета, все на балансе райсовета. Так вот, я предложил им, что давайте подпишем акт приема-передачи и уйду. Они не согласились. Интересно, что когда они ушли, ни одного стула не украли. Они украли государственный флаг Украины и символику Старобешевского района. Не знаю, для чего оно им нужно. Но все остальное, включая компьютеры и ноутбуки, оставили нетронутыми. У нас даже не одной форточки разбитой нет.

    Приехали, было, донецкие, которые участвовали в захвате здания райсовета. Они нам угрожали тем, что знают, где мы живем, где находятся наши семьи. Но потом развернулись и уехали, сказав, что если что, мы приедем и разберемся. Остались местные. Вот поэтому с ними удалось договориться. Я сказал им, что, мол, ребята, мы все местные, все это закончится, а нашим детям и внукам здесь вместе жить. Поэтому мы договорились друг друга не трогать. Единственное, что они попросили меня, так это выделить им два кабинета и подвальное помещение.

    Сколько местных жителей среди боевиков?

    Не очень много. В основном это молодые пацаны, у которых есть личный транспорт. Они действовали в трех населенных пунктах - Новом свете, Старобешево и Комсомольске. Они договаривались и когда собирались все в одном месте – это до 100 человек.

    Поддерживают ли люди сегодня «ДНР» и боевиков?

    Когда все только начиналось, то да, люди поддерживали. Они («ДНРовцы» – «Главком») пытались в сельских и поселковых советах взять власть. Но потом убедились, что власть – это же не просто команды раздавать. Власть – это ответственность, в том числе за подписанные документы. У них ведь такого права не было. Они поняли, что их решения будут нелегитимными. Я это лично глаза в глаза сказал «губернатору» района, которого выбрали на площади. Говорю, мол, ты пришел на работу, людям нужно платить зарплату. Твоя платежка пойдет в казначейство?

    Кого выбрали «губернатором» на площади?

    Был у нас такой… Но не хочу называть его имени и фамилии. Скажу лишь, что все они (самопровозглашенные власти – «Главком») удрали из города, но куда, не знаю. Люди ведь не к ним обращались со своими проблемами, потому что никакие вопросы они не могли решить. Абсолютно ничего. Люди как ходили к законно избранной власти, так и ходят.

    Но ведь на референдуме, говорят, была массовая поддержка, разве не так?

    Так как у нас в районе заявили, что 98% проголосовало на референдуме – это ложь. Но сколько было на самом деле, я не знаю. Во-первых, количество избирательных участков по сравнению с обычными выборами было сокращено наполовину, или даже больше. Во-вторых, естественно, при сокращении участков будет создаваться видимость массовости. К примеру, в Новом свете у нас обычно 4 участка, на «референдуме» работал только один. Если десятитысячный поселок пошел на голосование на один участок, естественно, будет казаться, что большое количество людей пришли голосовать. В Старобешево, еще один пример, из 3 участков работал также только 1. Когда проводили референдум, мы с ними договорились, чтобы они не били окна и двери, ничего не взрывали. Мы договорились, что у нас в районе 20 школ, и в них ничего проводиться не будет. Но они все равно захватили 4 школы и организовали в них голосование. Они угрожали, хотели, чтобы мы открыли все школы. Мол, если нет, то разобьем и сожжем. Нам удалось договориться «по-минимуму». Сами понимаете, когда молодые люди, выпившие, или уколотые, врываются в здание, можете представить, что может произойти.

    Как жители района отреагировали на введение украинских войск?

    Сейчас стало немного спокойнее. Хотя, если честно сказать, есть и другой момент. Есть нормальные регулярные войска, с кем можно разговаривать, есть понимание, чувство ответственности, чувства долга у людей есть. Но есть определенные формирования, которые рыскают у нас, они работают не на пользу государства.

    Кого имеете в виду?

    Я не знаю, кто они. Они же не представляются. На джипах ездят. Кого-то на блокпосте схватили, избили, увезли неизвестно куда. Естественно, люди очень возмущаются.

    Сколько таких случаев было?

    Несколько. Но подробностей не хочу рассказывать. Вы поймите, я не следователь и не судья, не имею права называть фамилии. Если официальные люди ко мне приедут с определенным мандатом, я буду с ними разговаривать.

    А СБУ, или другие силовики с вами обращались за информацией об этих случаях?

    Нет. Они (силы АТО – «Главком») обращались за помощью, когда ставили блокпосты. Но обращались с хозяйственными вопросами.

    Есть ли какие-то разрушения в районе и сколько погибших среди мирного населения?

    Есть 15 поврежденных жилых домов, двое мирных граждан погибли. Повреждения самые разные у зданий. Есть 4 дома, которые разрушены из-за прямого попадания снарядов. Все подсчитываем, записываем данные, но процедура помощи пострадавшим людям пока непонятна. Разрушены эти дома были буквально за последние два дня. Почему так? Если раньше войска базировались далеко за населенными пунктами, то население не страдало. А когда вооруженные люди стали устанавливать блокпосты либо неподалеку, либо в самих населенных пунктах, то сами понимаете. Когда люди, не имеющие опыта, берут в руки оружие, то понятно, как они стреляют.

    Кто разрушил дома?

    Очень трудно определить. Наш поселок находится в таком месте, что снаряды летят через наши головы. С одной стороны, сначала утренний «привет» получаем, а с другой стороны вечерний «привет» прилетает. Мы посередине находимся.

    Сколько раненых в районе, в каких условиях они лечатся?

    У нас есть хорошая больница в районе, в Старобешево, где все раненые получают качественную медпомощь. Среди раненых в основном солдаты из Днепропетровской области. Одна беда – немного не хватает медикаментов, рентгеновской пленки. Но сейчас облгосадминистрация и губернатор в Мариуполе очень оперативно решают этот вопрос. Еще мэр Кривого Рога Юрий Вилкул лично занимается поставкой медикаментов к нам. Просто потому, что военнослужащие оттуда, из Днепропетровщины. Уже получили помощь в больнице более 60 человек.

    Где люди прячутся в случае угрозы, в районе есть оборудованные бомбоубежища?

    Официальных бомбоубежищ у нас нет. У нас есть так называемые радиационные укрытия. Они остались еще с советских времен. В районе только три населенных пункта, где есть многоэтажная застройка. Все остальное – это индивидуальное жилье, в котором люди и укрываются. Половина жителей района, если захотят, могут укрыться в этих радиационных укрытиях, но, повторюсь, люди предпочитают оставаться в своих домах. У нас есть Старобешевская тепловая электростанция (2400 рабочих) и Комсомольское рудоуправление (2000 рабочих). При этих предприятиях есть убежища, они сохранились, в нормальном состоянии, так что проблем с укрытиями нет.

    Но я бы не призывал тех людей, которые выехали из района, спешить возвращаться назад. Понимаете, это партизанщина. Прибежали, установили миномет, стрельнули, убежали. Ведь они (боевики – «Главком») – непрофессионалы.

    Раньше сообщалось, что контроль над Старобешевской ТЭС установили террористы «ДНР», потом под контроль этот объект взяли силы АТО. Кто сейчас контролирует электростанцию?

    Силы АТО. Там были провокации. На 2-3 джипах «ДНРовцы» приезжали, возле станции ставили минометы и обстреливали позиции армии, после чего сматывались. Все ждали огонь в «ответку», чтобы потом сказать, что армия разгромила ТЭС, понимаете? Но на эту провокацию никто не клюнул, поэтому, слава Богу, все обошлось. Когда такой обстрел со стороны «ДНР» произошел, мы сразу обратились к командованию армии, чтобы в ответ не стреляли. Там ведь стоит плотина. Если ее разорвет, большая часть Старобешевского района и часть Тельмановского района может затопить водой, а это больше 1 млн куб. метров. Там же на ТЭС применяется водород, там есть и химпроизводство. Все это опасно. Это страшный объект. Сейчас ТЭС работает на полную мощность. Если ее повредить, часть региона может остаться без электроэнергии. Мы бережем этот объект.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ