«Серый кардинал» БПП Игорь Кононенко: Депутаты, голосующие вразрез с фракцией, должны подумать… или покинуть парламент

    Первое интервью друга и партнера президента в новом статусе - первого заместителя главы фракции Блока Порошенко
    Сейчас Игоря Кононенко называют серым кардиналом «Блока Петра Порошенко». Неизвестный широкой общественности, в прошлом депутат Киевсовета от Блока Леонида Черновецкого, а после от «Удара», Кононенко не просто стал депутатом, но и вошел в руководство самой крупной фракции. Привычка президента окружать себя друзьями и партнерами, которым он доверяет
    • Павел Вуец, Анна Черевко, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • 9 Грудня, 2014, 09:58
    • Розсилка

    Первое интервью друга и партнера президента в новом статусе - первого заместителя главы фракции Блока Порошенко

    Сейчас Игоря Кононенко называют серым кардиналом «Блока Петра Порошенко». Неизвестный широкой общественности, в прошлом депутат Киевсовета от Блока Леонида Черновецкого, а после от «Удара», Кононенко не просто стал депутатом, но и вошел в руководство самой крупной фракции. Привычка президента окружать себя друзьями и партнерами, которым он доверяет и которыми можно управлять, не обошла стороной и его партию. Несмотря на то, что Кононенко был в списке партии на 29 месте, именно его поначалу видел президент в кресле главы фракции. Однако, для соблюдения баланса, должность отдали формальному лидеру «Солидарности» Юрию Луценко. Кононенко же стал его заместителем. Функции глава фракции и его зам поделили достаточно красноречиво. По словам самого Кононенко, Луценко исполняет роль политического лидера, в то же время, руководить внутрифракционными процессами, голосованиями, переговорами с другими группами и фракциями поручено именно другу президента. Как выяснил «Главком», на данный момент в самой фракции Блока Петра Порошенко существует пять групп со своими координаторами, потому работы хватает.

    О партийной дисциплине, отношениях с президентом и работе в парламенте Игорь Кононенко рассказал в интервью «Главкому».

    Вас называют другом и бизнес-партнером Петра Порошенко. Как давно вы знакомы?

    Мы знакомы с 1984 года. Тогда мы вместе служили в армии. Потом в 1992, когда в стране многое изменилось, открылся рынок и появились свободные бизнес-отношения, Петр Алексеевич пригласил меня совместно работать в созданной им коммерческой структуре, тогда это был Биржевой дом «Украина». С того времени мы работали вместе, не считая перерывов, когда он был задействован в политике или на государственных должностях.

    В последнее время мы, к сожалению, мало общаемся. Сегодня президент себе не принадлежит, он принадлежит стране и людям. Рабочий день президента сегодня длиться по 14-16 часов и это, наверное, первый трудоголик в стране, который лично хочет участвовать во всех процессах, и лично получать информацию из первоисточников, поэтому у него огромное количество встреч, а времени на друзей и коллег практически не остается.

    Но вы же поддерживаете коммуникацию по делам фракции, как часто вы видитесь?

    Безусловно, у нас есть коммуникация и возможность общения. Сегодня это связано с обменом информацией о реформировании страны. За последнюю неделю было очень много сделано: мы сформировали правительство, избрали спикера, премьера, сформировали персональный состав комитетов Верховной Рады. Процесс по перезапуску вертикали власти, который был начат на президентских выборах, завершен с точки зрения ключевых вещей.

    Дальше необходимо продолжать реформирование исполнительной вертикали, это касается и заместителей министров, и руководителей ключевых государственных компаний. Что касается вертикали Администрации Президента, то, насколько я информирован, этот процесс также незавершен. На сегодняшний день переназначены не все главы областных организаций и частично переназначены главы районных администраций. Если говорить об этом глобально, Министерством регионального строительства и лично экс-вице-премьером Владимиром Гройсманом, который сейчас возглавляет парламент, был наработан пакет законов, связанный с реформой местного самоуправления. Это повлечет за собой ряд изменений в Конституцию, которые будут инициированы на текущей сессии Верховной Рады, и, я надеюсь, будут поддержаны более чем 300 депутатами на следующей сессии.

    Из-за ваших дружеских отношений с президентом вам известно больше, чем остальным? К примеру, о переговорах с Путиным…

    Я считаю, что каждый должен знать ровно столько, сколько ему нужно знать. К тому же, существует этика взаимоотношений высших должностных лиц государства. Я не принадлежу к той категории людей, которые хотят получить какую-то эксклюзивную информацию, и потом в каких-то кругах рассказывать, что я знаю больше других. Я имею достаточно информации, что касается Украины, и того, что происходит в государстве. Безусловно, я владею всей информацией, которая мне необходима для работы с парламентом. Поскольку я вхожу в руководство фракции, я присутствую на совете коалиции и на совещаниях депутатских групп. Также я владею достаточной информацией о процессах, происходящих в Администрации Президента.

    Что же касается подробностей общения первых лиц государств, я знаю то, что есть в открытых источниках.

    Как вы делите свои полномочия с Юрием Луценко во фракции?

    Юрий Луценко – глава фракции, он политический лидер нашей партии. Его функции: общее руководство фракцией и представление фракции в публичной плоскости. Жесткого распределения обязанностей между нами нет. Я выполняю то, что умею делать хорошо: управление и логистика. Фракция большая: необходимо наладить коммуникацию, взаимоотношения между депутатами, создать условия эффективной работы в парламенте и реализации своего потенциала, наладить коммуникацию между группами, максимально донести информацию до депутатов, а также обеспечить обратную связь от них. Спорные вопросы выносить на голосование и следить за общим выполнением решений.

    У вас во фракции 150 человек, вы уже всех знаете в лицо?

    Пока, к сожалению, нет. Я никогда не жаловался на память и считал, что мне удастся это сделать, не предпринимая никаких дополнительных усилий. Но после недели работы в Верховной Раде я понял, что это достаточно сложно. Работаю над тем, чтобы не только знать каждого в лицо, но и иметь дотаточно информации о каждом депутате.

    Как же вы налаживаете коммуникацию, если еще не знаете всех? Насколько разношерстная фракция?

    У нас есть координаторы. А люди во фракции, действительно, разные.

    Тот факт, что ваша фракция еще ни разу не голосовала единогласно, это случайное явление или закономерный процесс?

    Я считаю, что это в первую очередь связано с дисциплиной внутри фракции. Сейчас в состоянии разработки находится положение о фракции. Там есть два альтернативных предложения. Одно предложено группой, которую возглавил Мустафа Найем, другое написано представителем нашей фракции и Главой комитета по правосудию Русланом Князевичем. На последнем совете фракции было принято решение, что Руслан и Мустафа должны объединиться и все-таки разработать одну версию. Если это не удастся, будет базовое положение, а разногласия будут согласовываться.

    Будут ли какие-то «наказания» для тех, кто нарушает дисциплину?

    Мы же находимся в парламенте, это не какая-то жесткая административная структура, вроде армии. Во всем мире парламент – это самая демократическая структура. Сейчас есть позиция руководства фракции, которая заключается в том, что если решение принято на фракции и поддержано большинством депутатов, в зале оно должно голосоваться единогласно.

    Пока это лишь мое мнение и оно не закреплено в положении, но я считаю, что депутаты, которые систематически нарушают этот порядок и постоянно голосуют вразрез со всей фракцией, должны подумать о другом формате своей работы в парламенте или покинуть его.

    Чья была идея взять во фракцию «медиа-группу» (Сергей Лещенко, Мастафа Найем и другие) и не жалеют ли сейчас инициаторы этого процесса?

    Мне сложно сказать, чья это была идея. На этапе избирательной кампании я занимался Киевом и Киевской областью. Я - глава киевской партийной организации «Блок Петра Порошенко». Что касается в целом формирования списка, то этим занимался центральный аппарат партии, консультируясь с Президентом, ведь партия носит его имя. Окончательное решение принимал Съезд.

    Не могу сказать, что кто-то о чем-то жалеет. Журналисты – талантливые люди с активной жизненной позицией, со своими политическими амбициями. Самое главное, они должны понять, что они уже не журналисты, а политики. И еще один немаловажный момент – все они яркие личности, но им придется привыкать к командной работе. Они должны принять эти правила. Моя позиция - фракция должна работать как единая команда. Если этого не удастся достичь, буду считать, что я не выполнил свои функции и мне придется делать какие-то выводы, в том числе, относительно того, находиться в парламенте или нет. Я совершенно не держусь за депутатский мандат. Мне предлагали принять участие в выборах народных депутатов еще в 2003 году. Тогда я отказался и думал, что никогда не окажусь в парламенте – мне более комфортно заниматься бизнесом. Работу в Киевсовете я воспринимал как общественную нагрузку и не более того.

    Однако сегодня нужно учитывать ситуацию в стране. Сейчас мы находимся в глубоком экономическом кризисе, имеем замороженный военный конфликт, который я не хочу называть войной, потому что он локальный, есть противостояние с Российской Федерацией, но я оптимист и считаю, что мы должны выйти из этой ситуации и достаточно быстро, благодаря плану Президента, который сейчас реализовывается. Я человек команды. Мне поступило предложение, и я задал себе вопрос: «Могу ли я сейчас что-то сделать, чтобы изменить ситуацию в стране к лучшему?». И так, как я уверен, что смогу, то не могу позволить себе остаться в стороне.

    Вы уже избавились от бизнеса?

    Да, безусловно. Приходя в парламент, я выполнил все требования Закона о статусе народного депутата. И на сегодняшний день я являюсь собственником инвестиционного фонда, который передан в управление компании по управлению активами.

    Почему президент не продал бизнес, как обещал? В чем трудность?

    Насколько я осведомлен, основной актив президента – его инвестиционный фонд, который им не управляется. Президент публично заявил, что инициировал процесс по продаже всех своих активов. Однако существует ряд проблем. Понятно, что инвесторы сегодня в очереди не стоят, чтобы купить бизнес в Украине. К тому же продать такой актив как корпорация Roshen, даже в условиях роста рынка и интереса со стороны инвесторов непросто. Такие сделки структурируются по полтора-два года. А в условиях кризиса это еще сложнее сделать.

    Почему президент окружает себя бизнесменами: вы, Ложкин, Косюк?

    Косюка в Администрации Президента уже нет (на сайте Президента Украина Юрий Косюк вчера еще числился на должности первого замглавы Администрации Президента, но уже сегодня утром стало известно об его увольнении – «Главком»), а назначение Ложкина – логично. Человек, которому народ Украины доверил управление страной, вправе сформировать команду, с которой ему комфортно работать и которой он доверяет.

    Вообще, у нас какое-то неправильное представление о главе АП. Традиционно сложилось мнение, что глава Администрации – это отдельный центр влияния. Вспомним Левочкина, Медведчука.. Сегодня АП еще не полностью реформирована, но, по сути, это канцелярия при Президенте. Такой формат работает в большинстве европейских стран. О себе я уже сказал. Нужно было закатывать рукава и реформировать эту страну.

    Чем может быть оправдан наплыв бизнесменов во власть?

    Это логично. Если смотреть на 90-е, наиболее умные, грамотные и активные ушли в бизнес. Во властной системе крутились одни и те же люди. В большом количестве те, которые не могли себя реализовать или имели таланты в других областях – были специалистами по коррупционным схемам. В этом контексте подходящей является строка из известной песни Семена Слепакова с такими словами: «Мимо меня течет денег поток, я иногда отпиваю глоток». Вот там было точно также.

    Сегодня реформировать страну могут только активные, умные, самодостаточные люди. И мы за то, чтобы в стране на ключевых позициях могли работать лучшие, в том числе и иностранные, специалисты. Соответствующий законопроект зарегистрирован в Верховной Раде. Я являюсь его соавтором совместно с Русланом Князевичем и Мустафой Найемом. Есть и люди из бизнеса, которые всегда имели активную жизненную позицию. Человек, который сумел построить бизнес и отработать качественно на себя, потенциально, то же самое может сделать для государства. У нас очень короткая кадровая скамейка. Нужно привлекать новые лица, учить молодых. К тому же, как показала практика ротации и назначений после Революции Чести, общественные деятели недостаточно эффективны в управлении государством. Я с уважением отношусь к этим людям, но у них не хватает опыта и знаний для управления людьми и отраслями экономики. Безусловно, необходим диалог общественности и власти, но управлять страной должны профессионалы.

    Бывший журналист Мустафа Найем неоднократно поднимал вопрос зарплаты. Почему люди из бизнеса приходят на оклад в несколько тысяч гривен после миллионных годовых доходов?

    Я не пришел в парламент, чтобы зарабатывать. Я пришел реформировать страну. Все ищут какие-то скрытые мотивы, но их нет. У меня есть достаточный запас прочности и я могу этим заниматься. Если все умные, активные, самодостаточные люди не объединятся и немедленно не начнут работать на реформы, то нас ждут плохие времена. Сегодня, как никогда, нужна консолидация усилий Президента, парламента и правительства.

    Почему не сделаны хотя бы первые шаги для проведения этих реформ после революции?

    На мой взгляд, было несколько причин, почему предыдущий Кабмин не смог начать делать реформы. Во-первых, причина в сопротивлении старого парламента. Во-вторых, в самом правительстве. Оно было сформировано по квотному принципу, исходя из политической целесообразности, а не из менеджерских и профессиональных качеств каждого министра. Это привело к тому, что каждый тянул в свою сторону: отдельные министры тянули в сторону своих политических сил, а старый парламент тянул назад.

    А сейчас, по-вашему, все едины?

    На сегодняшний день есть конституционное большинство в парламенте. Есть полное понимание между президентом и премьер-министром. Это демонстрирует и голосование в зале тех политических сил, лидерами которых они являются. Эффективно работает коалиция, которая сложно, через процесс политических договоренностей, серьезные дискуссии, продемонстрировала, что она может договариваться. Это тяжелый процесс, но мы его осилили.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ