Представитель Украины в Европейском суде Наталья Севостьянова: Россия ответственна за каждую смерть на Донбассе

    • Катерина Пешко, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • 19 Грудня, 2014, 10:00
    • Розсилка

    Война с Россией – судебные перспективы: доказательства, факты и суммы

    Аннексия Крыма и развязанная Россией война на востоке Украины имеют не только военную и политическую, но и юридическую перспективу разрешения. Начиная с апреля, Минюст подал уже три межгосударственных иска в Европейский суд по правам человека.

    Первый касается нарушения прав человека в Крыму, а также защиты украинской собственности на полуострове, убыток от потери которой уже оценен в 1,18 триллионов гривен.

    Второй – похищений российской стороной на Донбассе детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, а также попытки РФ вывезти их на свою территорию.

    Третий – незаконного удержания в Симферопольском СИЗО сына лидера крымско-татарского народа Мустафы Джемилева – Хайсера.

    Для Украины такой опыт – первый. Да и за всю историю работы ЕСПЧ решений по подобным межгосударственным спорам насчитывается всего 16.

    С одной стороны, в международных инстанциях у Украины действительно есть реальный шанс доказать вину Российской Федерации и потребовать возмещения материального ущерба. С другой, такие тяжбы в Европейском суде длятся годами (пример тому 30-летнее по срокам дело «Кипр против Турции»), исход таких рассмотрений далеко не всегда может быть однозначным.

    О перспективах Украины в международном суде, о суммах, которые страна может «вменить» России, а также о том, как заставить такого виновного исполнить решение суда, в интервью «Главкому» рассказала правительственный уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека Наталья Севостьянова.

    «Появлялись «зеленые человечки», и мы подали в ЕСПЧ жалобу»

    На сегодняшний день Украина подала уже три иска в Европейский суд по правам человека против России. Насколько распространенной является практика судебных тяжб государства против государства?

    Если говорить о Европейском суде по правам человека, то за всю историю им было вынесено 16 решений по государственным спорам, при том, что в Совет Европы состоит из 47 стран-членов. Это очень большая редкость. Хотя когда создавалась Конвенция, планировалось, что она будет регулировать, в первую очередь, вопросы, связанные с межгосударственными спорами. В 50-е годы еще никто не мог подумать, что физическое или юридическое лицо может подать жалобу в международный суд против государства.

    Одним из наиболее известных дел, по которому недавно было вынесено решение, является дело «Кипр против Турции», где ситуация достаточно специфическая и похожа на нашу. Европейский суд рассматривал это дело около 30 лет. Межгосударственные споры не простые, так как объем фактов всегда большой. Известны, конечно, также грузинские дела против Российской Федерации, некоторые из них все еще находятся на стадии рассмотрения. Например, жалобы касательно событий 2008 года в Осетии, Абхазии судом до конца еще не рассмотрены.

    Для Украины эти три судебных иска – первый опыт?

    Да, это первый опыт межгосударственных споров. Ранее мы подобные жалобы не подавали. У нас действительно много индивидуальных жалоб от граждан против государства, и мы представляли страну в Европейском суде в качестве ответчиков, защищая Украину.

    Первый иск Минюст подал в Европейский суд по правам человека в Страсбурге еще в начале марта…

    Первый иск мы подавали 13 марта этого года, за три дня до «референдума» в Крыму, уже подозревая, что развитие событий будет негативным. Ууже тогда на этой территории нами были установлены факты нарушения прав человека Российской Федерацией. Ограничивались права журналистов, которые приезжали на полуостров, у них отбирали технику, были зафиксированы факты исчезновения крымских татар. Ситуация накалялась, появлялись какие-то «зеленые человечки», и мы подали в ЕСПЧ первичную жалобу и заявление по Правилу 39 Регламента Суда, которое предусматривало просьбу о временных мерах. Мы просили Суд отреагировать на данные события, на риск нарушения 2 и 3 статьи Конвенции – права на жизнь и запрет пыток. Европейский суд отреагировал в тот же день и вынес решение по 39 Правилу, указав, что Российская Федерация и Украина должны воздержаться от применения любой военной силы на территории Крыма и, вообще, всей территории Украины для того, чтобы избежать нарушений прав человека.

    Российская Федерация особо, как видим, к этому решению прислушиваться не стала.

    Российская Федерация нарушает это правило ежедневно, уже на протяжении более чем полугода. Единственное замечание, которое они дали в своих комментариях Европейскому суду, заключается в том, что они не понимают, почему им ставят вопросы по ситуации в Украине в то время, как они не имеют никакого отношения к этим событиям. Очень циничная позиция, особенно в свете того, что этим государством была оккупирована и аннексирована часть нашей территории.

    Насколько я понимаю, в первом же иске в ЕСПЧ Украина поднимала также и вопрос защиты украинской собственности на полуострове.

    Да. Изначально мы обратились в Суд с заявлением по 39 Правилу. После события развивались очень динамично, нарушения усугублялись как в Автономной Республике Крым, так и в других частях Украины. Первая жалоба очень обширная, она дополнялась уже трижды, и по объему уже близится к 400 страницам только фактов и различной аргументации по каждому из нарушений.

    Нужно отметить, что Европейский суд признал жалобу конфиденциальной, так как она касается боевых действий. Поэтому могу лишь в общем рассказать, о чем она. Жалоба касается как событий, разворачивавшихся на территории Крыма, так и тех, что происходят в зоне АТО. В ней идет речь о нарушении права на образование – закрытие украинских школ в Крыму, права национальных меньшинств, крымско-татарского населения, религиозных прав, которые нарушаются и в том, и в другом регионе. И да, мы подняли и вопрос собственности, регулируемый статьей 1 Первого протокола, и указываем на то, что РФ своими действиями ограничила возможность реализовывать право свободного пользования своим имуществом в Крыму после того, как его оккупировала, а потом аннексировала.

    Украина в этом контексте может рассчитывать на возмещение ущерба?

    По результатам данной жалобы мы ожидаем присуждения справедливой сатисфакции. Это длительный процесс, точные суммы будут заявляться на более поздних стадиях. Сейчас Европейскому суду нужно будет установить факты, то есть определить, имели место такие нарушения или нет.

    Но правительство предварительно делало какие-то подсчеты?

    На сегодняшний день была озвучена сумма в 1 триллион 180 миллионов гривен. Это предварительная оценка и это только касательно собственности в Крыму.

    В первой жалобе мы поднимаем вопрос всех предприятий в Крыму, которые имели минимум 25% государственной собственности, и в отношении которых я, как государственный агент, могу выступать в Европейском суде.

    Сколько в Крыму таких предприятий?

    Около 4 тысяч. Наиболее известные из них – «Массандра», «Артек». То есть, действительно, объекты государственного значения, которые важны для страны.

    Любое гопредприятие, наша собственность будут упомянуты в этой жалобе. Но это огромный массив работы по сбору информации о предприятиях, их имуществе, по сбору подтверждающих владение этим имуществом документов.

    Если говорить о полезных ископаемых в Крыму. Запасов нефти и газа на Черноморском шельфе, по оценке экспертов, Украине хватило бы на 50 лет. Эти потери компетентно оценены?

    Создана специальная межведомственная рабочая группа по оценке данного ущерба. Ее возглавляет один из заместителей министра юстиции Антон Янчук. Вначале нужно сделать инвентаризацию, а уже после этого проводить оценку. Мы можем привлечь международные аудиторские компании, которые смогут нам дать объективную оценку для международных институций, например, для таких органов, как ЕСПЧ, чтобы потом не было сомнений в тех цифрах, которые мы предъявляем.

    Вы отметили, что все это – колоссальный объем работы. Кто конкретно этим занимается сейчас? Пользуется ли Минюст услугами каких-то частных компаний?

    Наши бюджетные средства очень ограничены в связи со сложной ситуацией. Мы сотрудничаем со всеми госорганами, которые заинтересованы помочь Украине вернуть ее имущество и ее территорию. Кабинет министров дает распоряжения, направленные на то, чтобы мы систематизировали эти данные. Работают группы, в которые входят представители всех ведомств. Внешние ресурсы, кроме государственных, пока не привлекались. Мы аккумулируем все возможности в рамках нашего министерства. Жалобы готовятся без привлечения какой-либо другой помощи. Работает наш Секретариат при поддержке всех органов – прокуратуры, Министерства обороны, МВД, которые предоставляют нам доказательства, необходимые для подтверждения российского присутствия и того, что РФ осуществляет эффективный контроль в Крыму. Никаких дополнительных средств из бюджета не было потрачено на данные процедуры. Все осуществляется за счет наших юристов, адвокатов.

    Что конкретно включено в первую жалобу по Донбассу?

    По основным фактам на Донбассе – это право на жизнь и запрет пыток. Поскольку на сегодняшний день много лиц похищено. Также в жалобе приведены факты и доказательства неоднократного входа на территорию Украины российских войск и техники. Если в Крыму нам уже будет проще доказать присутствие России, то на востоке они до сих пор отрицают возможность своего присутствия. А для нас очень важно, с точки зрения практики Европейского суда, как раз доказать, что они осуществляют там эффективный контроль.

    Например, в свое время была такая практика по Молдове и Приднестровью в деле Илашку, где Европейский суд установил, что Россия осуществляла эффективный контроль в Приднестровье, а потому несла полную ответственность за закрытие школ и, соответственно, должна компенсировать ущерб. При этом Россия даже не оккупировала и не аннексировала эту территорию, но было доказано финансовое и политическое влияние на регион. Вот и здесь – по востоку – у нас стоит подобная задача: доказать, что они финансово поддерживают террористов, что половина из них являются действующими сотрудниками силовых структур. Все эти факты помогут нам подтвердить, что Россия ответственна за каждую смерть на Донбассе.

    Какая у Украины доказательная база? Кто и как ее собирает?

    Для этого мы запрашиваем соответственную информацию у СБУ, Минобороны, Генпрокуратуры: они еженедельно информируют нас. Мы собираем у них подтверждения всех изложенных фактов в жалобе, например, факт пересечения границы со спутника. Моя задача, как Уполномоченного, максимально подтвердить каждый факт. Я персонально работаю с каждым органом, его представителями, чтобы мы имели полную и подтвержденную картину всех событий, которую сможем представить в ЕСПЧ.

    Мы также используем отчеты всех миссий ООН по правам человека, Совета Европы и Комиссара по правам человека, который с визитами неоднократно посещал Украину в этом году. Вся эта информация включается как подтверждающие факты. Определенные заявления граждан также имеют для нас значение – они включаются как показания свидетелей в данных делах. Большинство международных организаций нас поддержали.

    Какое число похищенных лиц вы указываете в своей жалобе?

    Этот иск постоянно дополняется. Мы не можем в нем перечислить все события. По похищениям есть много индивидуальных жалоб. И они выносятся и против Украины, и против России. Европейский суд еще будет устанавливать, кто непосредственно в каждом конкретном случае несет ответственность.

    Какие ваши прогнозы? Удастся ли Украине доказать эффективный контроль России на украинских территориях? И в какие сроки это реально сделать?

    Европейский суд по правам человека, наверное, один из наиболее эффективных органов международного правосудия. Но сроки рассмотрения жалобы, даже индивидуальной, иногда составляют около двух лет для вынесения решения только о ее приемлемости. А потом она несколько лет рассматривается по сути. В связи с тем, что наша первая жалоба очень объемная, возможно, необходима будет даже стадия, когда Суд должен будет организовывать выезд на места и устанавливать наличие определенных фактов, чтобы в результате принять объективное решение.

    На сегодняшний день началась уже коммуникация по первым двум жалобам. Суд понимает, что нельзя задерживать этот процесс, они стараются его аккумулировать. Российской Федерации уже были поставлены первые вопросы. Они должны дать ответы, прокомментировать свое присутствие на территории Украины, какое они имеют отношение к событиям в Крыму и так далее. Возможно, они сохранят ту же позицию, что и сейчас, и будут и дальше все отрицать и никоим образом не комментировать, что тоже показывает неуважение к Суду.

    На сколько, по вашим предположениям, дело «зависло» в ЕСПЧ?

    Даже в любом национальном суде не так-то быстро решить спор. Это длительный процесс. Особенно с учетом того, что это такая сложная и беспрецедентная в истории жалоба. Мы со своей стороны максимально оперативно реагируем на все запросы Суда. Но ожидаем, что РФ будет затягивать рассмотрение. Они имеют право по Регламенту просить отсрочки.

    Решения Суда могут быть либо о временных мерах в каждом деле, либо о приемлемости и потом по сути. Сейчас идет стадия, в рамках которой будет решаться вопрос о приемлемости Европейским судом данной жалобы. Мы ждем позицию Российской Федерации, которую она должна дать до конца марта следующего года, если они не попросят отсрочки.

    Но мы настроены позитивно. Доказательная база у нас есть. Мы не основываемся на голословных обвинениях в стиле: «Мы считаем, что на нас кто-то напал». Будем и дальше собирать и усиливать ее. Дополнять ее доказательствами мы можем на всех стадиях. Если Суд посчитает, что жалоба отягощена объемом, что им сложно будет с ней работать, мы отделим новые нарушения уже в следующую жалобу, чтобы поскорее рассмотрели хотя бы первую. У нас есть перспективы в ЕСПЧ, мы будем работать над тем, чтобы РФ ответила за все нарушения прав человека, которые совершила.

    «У Европейского суда 100% будут претензии к крымским судам»

    Мы уже затронули немного тему второй жалобы. В ней украинская сторона просит признать Россию виновной в хищениях детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. По объему она гораздо меньше первой. И может быть рассмотрена быстрее?

    Вторая жалоба была подана летом этого года, в июле. Она касалась известного факта похищения детей-сирот, которые под дулами пистолетов были везены с территории Украины. С нашей точки зрения, эти действия были осуществлены в рамках той пропагандисткой кампании, которая развернута в РФ, чтобы показать, что и несчастные дети бегут из Украины, где идет война. Беспрецедентный случай. В тот же день, когда нам стало известно об этих фактах, мы обратились в ЕСПЧ. Суд отреагировал немедленно, указав, что дети должны быть возвращены. Омбудсмен в тот же день смогла забрать их на границе.

    Однако жалобу вы не отозвали.

    Мы не отозвали жалобу, потому что подобные факты повторялись. Был уже второй и третий случай, когда вот так пытались перевезти детей: один раз успешно, другой – нет, на границе возникли проблемы. Мы дополнили жалобу и этими фактами.

    На сегодняшний день все дети возвращены в Украину, в чем и заключалась позиция Российской Федерации. А за то, что они нарушили всевозможные нормы международного права в этом аспекте, они почему-то не считают должным отвечать. В этом деле тоже уже началась стадия коммуникации.

    Третья жалоба касается конкретного лица – сына лидера крымско-татарского народа Мустафы Джемилева – Хайсера. На какой стадии находится эта жалоба в ЕСПЧ? И почему она была подана, как межгосударственная? В Европейский суд мог обратиться Мустафа Джемилев?

    Да, третья жалоба касается конкретного лица. Но для нас она важна с точки зрения позиции и признания того, что все суды, которые сейчас функционируют в Крыму, и их решения не имеют никаких правовых последствий.

    Сын Мустафы Джемилева на время аннексии АР Крым находился в СИЗО на территории полуострова. И Российская Федерация пыталась использовать его, как рычаг давления на лидера крымско-татарского народа, потому что татары, как никто другой в Крыму, поддерживают Украину и желают, чтобы Крым остался в составе нашей страны. Нам стало известно об угрозах, о возможности применения насилия по отношению к Хайсеру Джемилеву, который находился в местах лишения свободы. Мы обратились в ЕСПЧ с просьбой отреагировать на вероятную опасность для жизни и здоровья Хайсера Джемилева. Европейский суд дал свои указания Российской Федерации в отношении данного лица.

    Какой была временная мера ЕСПЧ по этому делу?

    Суд указал, что необходимо обеспечить безопасность Хайсеру Джемилеву и также отреагировать на то, что лицо находится под стражей незаконно.

    Но Россия пошла еще дальше. Крымский суд начал переквалифицировать действия Хайсера Джемилева. У нас действует Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории». В соответствии с положениями закона дела, которые до конца еще не рассмотрены в Крыму, передаются в Киев. Естественно, Российская Федерация никакие дела не передавала. Но Апелляционный суд Киева вынес решение по делу Хайсера, о том, что у него истек срок пребывания в СИЗО, и изменил ему меру пресечения на такую, которая не связана с лишением свободы. Его должны были отпустить. Но Российская Федерация этого, естественно, не сделала. Они держат его в заложниках точки зрения любых норм права, начав переквалификацию, пытаясь инкриминировать ему какие-то новые преступления с точки зрения их законодательства, хоть они не были, вообще, совершены на территории РФ, и Россия не имеет к этому никакого отношения.

    В России понимают, что Европейский суд скоро определит, что решение крымского суда не имеет никаких правовых последствий, поэтому Хайсер был вывезен в Россию.

    Что это им даст по факту?

    По процедуре решение суда «материковой» части РФ будет соответствовать 6 статье Конвенции. Это легитимный суд, установленный законом. А к судам в Крыму 100% будут претензии в Европейском суде. Но, фактически прошла незаконная экстрадиция лица с территории Украины, с территории, которую мы как признаем своей, так и будем признавать. Мы ожидаем, что эта жалоба также будет иметь значение для наших дальнейших споров и, вообще, всех жалоб, которые физические лица будут подавать в ЕСПЧ самостоятельно.

    Вы отметили, что у вас была информация об угрозе жизни и здоровью Хайсера Джемилева. Откуда она?

    Это информация от правоохранительных органов Украины.

    «Каждый из государственных органов пребывает в нетипичной ситуации»

    Допустим, ЕСПЧ через определенное время вынесет решение в пользу украинской стороны. Есть гарантия, что Россия его выполнит? Уже ведь есть прецеденты, когда эта страна игнорирует волю этого суда.

    Любое государство-член Совета Европы, хочет оно или нет, обязано исполнять решение ЕСПЧ. Для контроля за ходом исполнения решений ЕСПЧ существует Комитет министров Совета Европы. Все государства отчитываются перед Комитетом о том, что они сделали в части индивидуальных общих мер по каждому решению. Например, Кипр и Турция ведут постоянные диалоги, какими частями и как они будут планировать выплату компенсаций, присужденных ранее ЕСПЧ. Для РФ процедура такая же. У них, например, тоже есть достаточно дорогостоящее дело ЮКОСа – 1,8 миллиарда евро. Никто не отказывается от исполнения этих решений.

    На сегодняшний день, с точки зрения международного права, ЕСПЧ – это наиболее эффективный механизм и в плане времени, и в плане эффективности реализации. Те жалобы, которые поданы, будут рассмотрены, и мы будем искать рычаги воздействия на Российскую Федерацию при помощи Совета Европы, чтобы решения были исполнены.

    Какими конкретно могут быть эти рычаги?

    В рамках ЕСПЧ Комитет министров осуществляет политическое давление. Вот и в Парламентской Ассамблее Совета Европы Россию на сегодняшний день пока лишили права голоса.

    Что касается решений арбитражей, например, в деле ЮКОСа, то там анализируется возможность ареста имущества за рубежом. Так что везде есть своя специфика и нюансы.

    В общем, когда уже получим решение ЕСПЧ, тогда будем рассматривать возможности, как его реализовывать.

    Мы говорили о компенсации за собственность в Крыму. А можно ли говорить о какой-то общей сумме, которую Украина может потребовать в рамках этих трех исков?

    Конкретная сума утрат будет определяться на стадии сатисфакции в Европейском суде. На сегодня этот вопрос не является приоритетным, поскольку сначала нам нужно аккумулировать все факты нарушений норм Конвенции.

    От лица ряда публичных экспертов в адрес Украины звучали, скажем так, обвинения в заторможенной реакции государства...

    Процесс идет. Это непросто, потому что каждый из государственных органов пребывает в нетипичной для себя ситуации. Но мы аккумулируем информацию, и я могу сказать, что все органы активно сотрудничают, понимая важность этого процесса. Более того, заявление было подано Украиной еще 13 марта 2014 года.

    Не нужно было по второму и третьему иску, например, проходить сначала внутренние российские суды?

    Российские суды однозначно нет. Все события происходили не на территории РФ. Кроме того, этот вопрос на определенной стадии еще будет решаться судом. ЕСПЧ будет решать, какие средства на тот момент были эффективны, и не должны ли были определенные лица уже в конкретных индивидуальных жалобах обращаться в какие-то другие суды на национальном уровне. Суд укажет, были там эффективны средства правовой защиты или нет.

    Украина готовит еще какие-то межгосударственные иски?

    Работа ведется в разных направлениях. В рамках Министерства иностранных дел ведется своя часть работы, связанная с Международным судом ООН, оценкой перспектив, конвенционных механизмов, которые предусматривают различные конвенции. При анализе любой международной юрисдикции нужно понимать, обязательна ли она для обоих государств, которые идут в суд. Например, Европейский суд по правам человека создан на основании Европейской конвенции по правам человека, которая ратифицирована как Украиной, так и РФ. Поэтому решения ЕСПЧ для этих государств являются обязательными. А вот по Международному суду ООН есть свои нюансы. Если Россия не хочет, она может отказаться от рассмотрения дела здесь.

    «Уровень и масштабы нарушения прав человека ужасающиеся»

    В другие международные инстанции Украина, в принципе, собирается обращаться? Все же ЕСПЧ – хоть и весомое, но не единственное место, где государство может искать правду. Есть еще Международный трибунал по морскому праву, Стокгольмский арбитраж, Третейский суд, входящий в систему Гаагского трибунала и так далее?

    Как известно, в Стокгольмском арбитраже находится иск касаемый «Нафтогаза» … Но к моей компетенции относится представительство Украины в ЕСПЧ, поэтому комментировать иск, поданный в другую международную судебную инстанцию, будет неуместно.

    Кроме того, существует международная норма, по которой предмет жалобы в разные международные судебные инстанции не может дублироваться. Поэтому Министерство юстиции и Министерство иностранных дел координируют деятельность, касаемую подачи жалоб на международном уровне, для того, чтобы требования государства не пересекались. Например, я знаю, что активно ведется работа по подаче жалобы на нарушение положений Конвенции о финансировании терроризма, тоже в рамках ООН. Есть определенные механизмы, каждый из которых предусмотрен конкретной Конвенцией.

    В ЕСПЧ есть иски от украинцев, проживающих в Крыму или на оккупированных территориях, связанные с нарушением их прав со стороны РФ? Вообще, какой механизм защиты прав этих людей?

    Украинская власть не имеет доступа на территорию АР Крым для того, чтобы в полной мере обеспечить права граждан, проживающих там. И РФ уже длительный период времени осуществляет там эффективный контроль. А что касается зоны АТО, уровень и масштабы нарушения прав человека там ужасающие, ужасающая жестокость, с которой ведут себя террористы.

    В частности, для защиты прав человека на этих территориях и было подано межгосударственное заявление против Российской Федерации, ведь в нем изложены факты множественных нарушений прав человека.

    Кроме того, нами разработаны и опубликованы на официальном сайте Министерства юстиции дополнительные рекомендации по обращению в Европейский суд по правам человека в связи с нарушениями прав человека на оккупированной территории Крыма и в южно-восточных областях Украины.

    Вы представляете Украину не только в делах государства против государства…

    Правительственный уполномоченный обязан представлять Украину в каких-либо спорах, где государство является стороной: как в индивидуальных, так и в межгосударственных. Уполномоченный готовит позицию правительства по этим жалобам, которую в дальнейшем направляет в ЕСПЧ. На основании комментариев заявителя и Правительства ЕСПЧ выносит решении, публикует его на своем официальном сайте и направляет для исполнения государству-ответчику.

    С учетом того, что это ежедневная ваша работа, назовите наиболее громкие дела, которые сегодня у Украины находятся на рассмотрении в ЕСПЧ.

    На сегодня на рассмотрении в ЕСПЧ находится очень большое количество индивидуальных жалоб против Украины, в том числе 16,5 тысяч жалоб, которые еще не были коммуницированы. Большая половина этих жалоб касается неисполнения решений национальных судов. Эти жалобы будут рассматриваться по упрощенной процедуре в рамках исполнения «пилотного» решения «Юрий Николаевич Иванов против Украины», в котором ЕСПЧ установил наличие в Украине системной проблемы неисполнения решения национальных судов.

    Для устранения вышеупомянутой системной проблемы был принят Закон Украины «О гарантиях государства по исполнению судебных решений». Для исполнения этого Закона Кабмин принял постановление о проведении порядка инвентаризации судебных решений, что должно снизить количество жалоб против Украины в ЕСПЧ. Иными словами, мы пытаемся исправить проблему внутри государства, не вынося ее на международный уровень.

    Также существует категория жалоб, которая касается длительности рассмотрения гражданских и уголовных дел в национальных судах, что свидетельствует о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции.

    Кроме того, есть еще отдельная категория жалоб, которые касаются лиц, находящихся в плену на Донбассе. Такие жалобы подаются в рамках Правила 39 Регламента Суда, то есть для принятия неотложных мер для устранения нарушения норм Конвенции.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ