Геннадий Корбан: Я возил в катафалках бюллетени, чтобы за Порошенко проголосовали в Донецкой области. Так кто кого кинул?

    • Павел Вуец, Катерина Пешко, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • 22 Вересня, 2015, 14:30
    • Розсилка

    «Никакие олигархи не объединяются, заверяю вас абсолютно компетентно»

    После шумных выборов в Чернигове ближайший соратник миллиардера Коломойского Геннадий Корбан идет к новому поражению – на выборах мэра Киева. Очевидно, что Корбан поздно включается в мэрскую кампанию, является откровенным варягом, а особой политической харизмой, которая могла бы перебить эти факторы, он никогда не выделялся. На данном этапе задачи у «приватовцев» другие – раскручивать свою недавно презентованную партию «Укроп» и столица, естественно, является для них одним из ключевых регионов. Средств для этого «приватовцы» не жалеют.

    Корбан не скрывает, что изначально во главе партии видели более публичную персону вроде Борислава Березы, но не срослось. Заметно, что привыкший быть больше в тени соратник одиозного миллиардера не слишком уютно чувствует себя в роли политического лидера и на вопросы старается отвечать общими фразами, признавая, что разработка идеологии партии пока только «в процессе». Вообще многое делается с колес – Корбан только недавно снял офис на столичной Воздвиженке, где и будет располагаться партийный штаб. Кстати, раньше здесь располагалось центральное представительство обанкротившегося «Энергобанка» российского бизнесмена Анатолия Данилицкого, так что «Укроп» уже начал выполнять одну из своих программных установок – выдворение российского бизнеса из Украины. Шутки шутками, но Корбан подчеркнуто серьезен – потертые джинсы с футболкой он сменил на респектабельный костюм и водрузил на нос очки. Но за новым имиджем и кучей высокооплачиваемых технологов пока «не видно леса»: Корбан любит вспоминать свое героическое днепропетровское прошлое, но понять, чем же он как мэр Киева будет лучше нынешнего, за время нашей беседы так и не удалось.

    «Министром обороны сегодня должен быть моральный авторитет – такой как Ярош»

    Давайте сразу разберемся: «Укроп» – это чей проект? Лично ваш, людей «Привата», Игоря Коломойского, вас всех? Коломойский уже дает на него деньги или пока «гуляете» на свои?

    Проект – неправильное слово, его можно отнести, скорее, к многим другим партиям, которые красуются на бигбордах – тому же «Нашему краю». А «Укроп» – идеологическая партия. Я привлек лучших идеологов в стране и даже из-за рубежа, которые создадут хорошую идеологическую платформу, нужную стране. По поводу финансирования – Коломойский помогает сегодня финансово, и я помогаю, и другие люди, которые имеют возможность. К сожалению, в стране такая система, что нет никакой альтернативы по финансированию партий – ее могут профинансировать только очень богатые люди. Вообще вложения в политику – это деньги на ветер. Это не бизнес, когда можно просчитать или хотя бы минимизировать риски. Тут ты зависишь от симпатий людей.

    Пока со стороны «Укроп» выглядит «приватовским» корпоративным проектом. Собрались друзья и партнеры, которые готовы платить деньги, чтобы им придумали какую-то платформу, с которой они пойдут на выборы.

    Собрались люди, которые защищали и защищают страну, можно их и друзьями назвать.

    Сколько денег вы все вместе уже выкинули на «Укроп» и сколько еще планируете потратить в рамках местных выборов?

    Это не совсем корректный вопрос. Если честно, дорого это стоит – измеряется миллионами долларов. Борды и проведение съезда – это только видимая часть, мы же занимаемся еще и вложением в талантливых людей.

    Кто эти сотни делегатов, которые присутствовали на вашем первом съезде?

    Тысячи делегатов. Это патриоты.

    У нас сейчас все «патриоты».

    Не все, я знаю очень многих непатриотов, которые сидят в хороших кабинетах. У нас есть минимальный внутрипартийный критерий, который мы выработали на данном этапе, – человек не должен был быть членом Партии регионов и Компартии. Но даже среди тех, кто были или выдвигались от Партии регионов, есть достаточно патриотично настроенных людей, которые прошли фронт. И мы считаем, что есть ряд реабилитирующих обстоятельств по нашим критериям.

    Блок Порошенко по поводу бывших «регионалов» точно так же высказался.

    Мы привлекаем всех, кто готов идти в местные громады, чтобы делать достаточно решительные изменения. В обществе накопилась критическая масса людей, которые готовы к действиям.

    Вам не кажется, что ваши лозунги про контрактную армию не очень уместны на местных выборах?

    Мы просто показываем, что у нас есть требования – они одинаковы как при парламентской кампании, так и при местной. И мобилизация – это большая проблема на местном уровне.

    Ее вроде уже отменили.

    Сегодня отменили, завтра опять введут. Это ненормально. У людей патриотизм уже пошел на спад – Родина в лице ее правителей не выдержала социальные стандарты перед людьми, которые пошли ее защищать. В таких случаях мобилизация не имеет смысла. И вообще мобилизация в тех формах, в которых она проходила, была очень неэффективной и привела к тысячам неразумных жертв. Туда отправили людей, которые никогда не держали в руках автомата. При тех же бюджетах, которые выделяются в Украине сегодня на армию, вполне возможно нанять иностранную 50-тысячную частную армию каких-нибудь головорезов, которые вообще ни хрена не понимают по-русски и по-украински, чтобы им было морально легче убивать наших врагов.

    То есть такой себе Французский легион.

    Это было бы идеально. Вот на что надо тратить деньги. А куда их потратил Муженко вместе с двумя министрами обороны? Я вообще считаю, что министром обороны сегодня должен быть моральный авторитет – такой как Ярош.

    А вы считаете, что Ярош является моральным авторитетом для относительно широкой массы людей?

    Да, считаю, что он может гарантировать защиту людям. Я знаю его близко, вел неоднократно различные беседы – это очень образованный человек.

    Но это не все качества, которые нужны министру обороны.

    Не все. У министра обороны должно быть главное качество – служить народу.

    Вы упомянули, что наняли больших профессионалов для разработки идеологии «Укропа» и ведения кампании. Кто эти люди?

    Что касается стратегии кампании, мы сотрудничаем с Сергеем Гайдаем – на мой взгляд, это хороший стратег. Вообще мы стараемся привлекать людей, которые пришли к нам не просто за деньгами, а и по идеологическим соображениям.

    Так вы же идеологию сейчас чуть ли не «с колес» пишете.

    Сначала была поставлена задача сформировать некую идеологическую платформу, исходя из которой будут создаваться базовые вещи. Главный пункт этой платформы – обнуление всего законодательства, как поступили многие страны Восточной Европы, а у нас этот процесс затянулся на 24 года.

    И вы что – у Гайдая, перед тем как взять его на работу, спрашиваете, за обнуление он законодательства или нет?

    Не утрируйте. Гайдай – стратег избирательной кампании, а не идеолог. Условно говоря, он решает многое, что касается смыслов, их очередности и т.д. А идеология выведена за рамки штабов – есть группа людей, которые общаются непосредственно с политсоветом и предлагают свое видение идеологии, и по итогу обсуждения принимается решение. Но я не могу назвать фамилии без их разрешения. Однако хочу добавить, на мой взгляд, Гайдай разделяет нашу идеологию.

    «В Киеве рейтинги и «Укропа», и мой колеблется на уровне 4,5 %»

    Поговорим о том, что на виду. Все ожидали увидеть на вашем месте Борислава Березу или Владимира Парасюка, потому как, извините, вы никак не тянете на яркого оратора.

    Оратор и лидер партии – это разные вещи. Да я и не собираюсь быть вечным лидером – мы заложили в устав обязательность ежегодной смены лидера и политсовета. Мы приглашали к нам и Березу, и Парасюка. Они не против нас, но они пока и не с нами. Надеюсь, что в скором будущем примкнут к нашему движению.

    Кто принимал решение, что вы пойдете в мэры Киева, а не, например, Днепропетровска?

    Политсовет. Мы считаем, что у Филатова более сильная позиция по Днепропетровску и он имеет достаточно шансов, чтобы реально выиграть выборы мэра.

    Но если вы проиграете в своем форпосте, это фактически разрушит миф о вашей всесильной команде.

    Мы, конечно, хотим сразу выиграть, но чудес не бывает.

    А выигрыш Филатова в Днепропетровске будет чудом?

    Нет, просто если даже он не станет мэром, но при этом в горсовете будет достаточно большая наша фракция, вокруг которой будет формироваться большинство, в этом случае не имеет значения, кто будет мэром. Потому что этого мэра мы отправим на следующий день обратно.

    У вас есть предварительная социология по Киеву, Днепропетровску?

    В Киеве еще идет процесс узнавания: рейтинг и партии, и мой колеблется на уровне 4,5 %. По области – до 8 %.

    Есть подозрение, что на мэрских в Киеве реальная ставка «приватовцев» – как раз Береза.

    Мы вели переговоры с Березой, более того, даже слегка начали его финансировать.

    То есть он навесил на эти деньги бигборды и от вас сбежал?

    Не знаю, может, он на эти деньги съездил куда-то – мы не просили у него подробный финансовый отчет. Но у нас было требование – возглавить и вести партию. Но когда у человека личные амбиции выше, договориться сложно. Береза – достаточно форматный парень, я с ним очень близко дружу, но у него есть персональные амбиции. Он хочет быть мэром – и все тут.

    Раз так, то ваш поход в мэры – запасной вариант для вашей команды? Причем вы вступаете в кампанию, когда времени осталось совсем чуть-чуть.

    Кампания, в любом случае, короткая, поэтому кто когда в нее вступил, не имеет значения.

    «С их точки зрения, я их кинул»

    Борис Филатов говорит, что Днепропетровск не потерпит чужаков, намекая на криворожского ставленника Рината Ахметова Александра Вилкула. Но вы разве не такой же чужак для Киева?

    Он намекал не на криворожское происхождение Вилкула, а на его оккупационное происхождение. Эти люди – чужаки, потому что являются «пятой колонной» Кремля, они принесли в страну войну и об этом нельзя забывать. Теперь, простите за скудность речи, эта сволочь бегает абсолютно свободно и под него сливают весь админресурс.

    На местных выборах не получится повторения черниговского сценария?

    Вы имеете в виду гречку?

    Скорее, нечестную игру со всех сторон.

    Нечестная игра будет со стороны власти.

    А вы честно будете играть? Гречки в Киеве не будет?

    Будет. После выборов.

    В нашумевшем материале «из багажника» Светланы Крюковой четко описано, что нечестную игру вела не только власть, но и вы тоже. И некоторые депутаты собирались идти с этим материалом в прокуратуру.

    Ко мне пока никто не обращался, но я готов понести ответственность. За черниговские выборы вообще же никто не понес ответственности. Но я баллотировался как обычный гражданин, а вот мой оппонент-чиновник должен понести по закону административную ответственность. В отношении него не действует презумпция невиновности, а наоборот по Конституции – презумпция виновности.

    Вы для себя поняли, зачем Президенту так понадобился тот злосчастный округ, что он фактически подставлял себя со всеми этими скандалами?

    У нашего Президента есть манера – он иногда себе с разбега расшибает лоб об стену, а потом только делает выводы. Комбинацию с Березенко они планировали давно – еще в апреле, когда Кулич стал губернатором, – а тут я свалился на голову.

    Какова была роль Олеся Довгого во всей этой истории?

    В какой-то момент он взял на себя инициативу переговоров.

    Прямо сам взял?

    Не знаю. Мы случайно пересеклись в кафе «Да Винчи» и поговорили. Но он действительно заходил куда-то там – совсем высоко.

    И чем закончились все эти переговоры?

    С их точки зрения, я их (Довгого и компанию) кинул. С моей – поступил так, как должен был.

    То есть кинули их?

    Они предложили поиграть в игру – я поиграл, но хватит. Что значит «кинул»? Они же пришли к власти, в том числе, благодаря моим стараниям в Днепропетровской области, когда я возил в катафалках бюллетени, чтобы за Порошенко проголосовали в Донецкой области. Так кто кого кинул?

    «В политике надо просто пи…деть ни о чем, как я понял»

    Где сейчас Коломойский и как часто он бывает в Украине?

    Коломойский сейчас находится за рубежом по своим делам. Я особо этим не интересуюсь. Он бывает в Украине достаточно часто, каждую неделю.

    Вы с ним как часто общаетесь?

    Общаюсь с ним чаще, чем он бывает в Украине. Почти каждый день.

    Он высказывает мнение о ваших политпроектах? Ему понравился съезд «Укропа»?

    Я думаю, что ему понравилось. У него было главное требование, которое я пытаюсь соблюсти. Он говорит: «Если ты делаешь политический проект – я в этом не участвую. Если это серьезная идеологическая партия с серьезными целями, для того, чтобы в этой стране можно было спокойно жить и комфортно себя чувствовать и богатым людям, и любым другим, если у партии будет идеология, в которой я готов тебе помогать». Более того, он часто принимает участие в различных дискуссиях.

    Что Коломойский думает о своем дальнейшем влиянии на политику? Например, говорят, что через Тимошенко он будет расшатывать коалицию, добиваясь (в том числе, для «Укропа») досрочных парламентских выборов.

    Если Президент найдет триста голосов на изменения в Конституцию, то мы будем выступать и за досрочные президентские выборы. Потому что новая Конституция – это новые полномочия, а значит, логично провести новые выборы. Что касается Тимошенко, то сегодня приходится встречаться с разными политиками. Некоторые из них воруют мое время. Они все говорят: давайте сотрудничать, объединяться, как-то решать вопросы. Я отвечаю – да, надо. И подобная риторика ни о чем может длиться полтора часа. Когда я открыто спрашиваю, что вы хотите и сколько это стоит, мне говорят – нет, это бизнес-подход, в политике так нельзя. То есть в политике надо просто пи…деть ни о чем, как я понял, вести схоластические разговоры. Мы таким образом сотрудничаем со всеми – «Батькивщиной», «Самопоміччю», Радикальной партией, «Народным контролем», еще с кем-то…

    И даже несхоластически никто денег у вас не просит?

    Так, может, это в политике такой способ просить деньги. Я уже им прямо об этом говорю. Но они реально больные на голову – говорят ни о чем, ничего не делают. Нет никаких конкретных действий, которые можно пощупать и осязать, то есть они ничего не предлагают взамен. Никакой конкретики. Но при этом мне рассказывают, что я со своим бизнес-подходом ни черта не понимаю в политике. Так, может, тогда в политике нужно просто поменять стандарты.

    К Радикальной партии у вас схоластический подход или бизнес?

    Бизнеса быть не может априори. На днях я встречался с парой депутатов оттуда – хорошие ребята. Они мне тоже какие-то истории рассказывали героические, причем одна история может длиться час. Но денег мы ни «радикалам», ни кому бы то ни было не даем.

    А Береза?

    На Березу были надежды, поэтому мы дали ему небольшое финансирование, надеясь, что он погасит собственные амбиции.

    А с Парасюком почему не получилось?

    Парасюк просто еще незрелый политик, притом, что он хороший оратор. Прекрасный площадный оратор. У него есть потенциал.

    Это вы повлияли на решение Геннадия Кернеса идти на выборы от «Видродження»?

    Может, кто-то и повлиял, но я никак с ними не связан – ни технологически, ни финансово.

    Кстати, очень показательно, что «Укроп» выдвинул мэров, в основном, в городах, в которых у «Привата» есть бизнес – Дрогобыч, Ивано-Франковск, Кременчуг… Это тот самый бизнес-подход в политике?

    Это логично. Давайте просто поговорим про «Приват» в политике. До 2014-го года мы никогда особо не лезли в политику – если уж и занимались лоббизмом, то это было на уровне разовых случаев. И «Приват» – достаточно успешный бизнес, выстроенный без помощи админресурса и не на комсомольские деньги. Но в 2014-м году стало понятно, что если мы не возьмем ответственность хотя бы за территорию, где мы живем, весь этот успех будет умножен на ноль. И поскольку у нас был хороший управленческий опыт в бизнесе в тяжелых неконкурентных условиях, мы предложили его для удержания страны и он принес хороший результат. На минутку представьте, что было бы, если бы 4 марта (2014 года, - «Главком») нас не назначили в Днепропетровскую администрацию. Уже 10 марта ее бы взяли штурмом и по области бегали бы вооруженные банды Вилкула, Колесникова, а Царев стал бы «президентом» «Днепропетровской народной республики». Следом бы рухнули Запорожская и Харьковская области, и мы бы жили в другой стране. В Днепропетровске, накануне того, как мы пришли, была лишь небольшая группа людей с активной проукраинской позицией. Остальные сильно зажались, и нам было очень тяжело раскачать патриотизм, но уже в апреле весь Днепропетровск был в украинских флагах. И это не потому, что мы их заставляли развешивать, люди сами все поняли.

    «Никакие олигархи не объединяются, заверяю вас абсолютно компетентно»

    Очевидно, что «Приват» сейчас будет искать союзников внутри парламента, которые будут разваливать коалицию и приближать досрочные парламентские выборы...

    Мы не хотим, чтобы развалилась коалиция – в стране и так достаточно потрясений. Мы выбрали политический путь. Но действующая коалиция явно должна быть переформатирована, поскольку она не работает.

    Это когда в разгар конфликта вокруг «Укрнафты» вы рассказывали, что Днепропетровск кормит всю Украину?

    Нет, я вкладывал в это другой смысл. В стране есть масса военно-патриотических организаций со своими взглядами на переоснование государства и власти, но мы считаем, что эти радикальные взгляды надо сдерживать, потому что они могут повлечь за собой беду и кровь. И мы видим эти настроения и разговариваем с этими людьми, у которых достаточно возможностей пойти неполитическим путем. И настроения у них очень нехорошие. Поэтому мы взяли на себя миссию и пошли политическим путем и объясняем всем, что любой другой путь неконструктивен и приведет к ситуации 1917-го года, когда все всё потеряют.

    Сейчас вбрасывается такая интересная тема, что олигархи объединяются против власти, поскольку никто из них не доволен происходящим. Вы ведете какие-то переговоры с Ахметовым, Пинчуком?

    Это чушь. Никакие олигархи не объединяются, заверяю вас абсолютно компетентно. У каждого есть свой проект. У Петра Алексеевича, как у олигарха есть «Солидарность», у Ахметова с Левочкиным есть «Оппозиционный блок»…

    Так речь же не о том, что они все в одну партию вступят, а об общей игре против Порошенко.

    Нет никакой общей игры против Порошенко. Нет никакого заговора олигархата, когда все усаживаются за одним столом и устраивают «семибанкирщину». У них нет ничего общего. К сожалению. Хотя еще во время Майдана я обратился ко всем богатым людям, олигархам, что они должны взять ответственность на себя, иначе все потеряют. Так и случилось, потому что они не договорились. Когда Коломойский предложил свою кандидатуру на пост днепропетровского губернатора, была высказана аналогичная инициатива и по Ахметову, и по Ярославскому, и по Пинчуку, и по Новинскому. Но никто из них не взял на себя ответственность. Хотя, казалось бы, четыре-пять человек совместными усилиями могли договориться и уберечь страну от войны и потери территории.

    Чем вам так не угодил Саакашвили, который взял на себя ответственность в Одесской области, что вы опускаетесь в своих СМИ до такого откровенно топорного его «мочилова»?

    Ребята, вы просто еще не разобрались – это просто витрина. У нас просто есть манера говорить то, что думаем. Саакашвили – просто хороший балагур, но он «зеро», за ним ничего нет – никаких реформ.

    За ним есть Америка.

    И что? Реформа – это такая штука, которую надо делать каждый день 24 часа в сутки, а не просто устраивать селфи с прокурорами. Реформы в Грузии делал покойный Бендукидзе, а Саакашвили играл роль балагура, который их презентовал. Он чистый маркетолог, а не реформатор.

    Но у него сейчас появилась очень оппозиционная риторика. Вы не допускаете, что можете стать его союзниками, как в свое время стали с Ляшко?

    Политика – это искусство возможного. Всякое может быть, но даже если рассматривать его как союзника, я не верю в его политическую карьеру. Ему следует продолжать пробовать себя в Грузии либо заняться лекциями в Штатах.

    «Мне здание мэрии не нужно, сдам его в аренду»

    Скажите честно – зачем вам мэрство в Киеве? Вы только недавно сняли здесь офис – вы серьезно знаете проблемы города, что именно собираетесь менять?

    Когда «Приват» пришел в политику, мы показали, на какие управленческие решения мы способны пребывая в Днепропетровской обладминистрации. Не буду спорить – нам понравилось. Не с точки зрения зарабатывания денег. Зарабатывание денег в какой-то момент превращается в тиражирование, приводит в скучное однообразное состояние. А потому что это – новый этап в жизни. Можно реализовать какие-то серьезные амбиции.

    Так, а что вы в Киеве-то собираетесь делать? Вам технологи сейчас это пишут?

    Я не буду бегать и заниматься тем, чем привыкли заниматься все кандидаты – вставлять окна, детские площадки ставить, вкручивать лампочки. Надо показать новый подход. Киев – достаточно самостоятельная община, она уже достаточно децентрализована. У Киева есть отдельный статус, свои деньги, все возможности, чтобы, не дожидаясь изменений в Конституцию, провести реформу, начиная с местной власти. Я поменяю мэрию. У меня не будет 400–500–700 людей. Мне достаточно 5–8 заместителей по ключевым направлениям и 40 человек хорошо подготовленного стафа, который будет быстро реагировать, коммуницировать и осуществлять обратную связь. Все остальное – это аутсорсинг. Мне даже это здание мэрии не нужно, сдам его в аренду, чтобы получать дополнительный доход, и сниму гораздо меньший офис.

    То есть вы еще не выясняли, условно говоря, сколько в Киеве стоит проезд на троллейбусе?

    Эти вопросы важны для людей. Но мэр Киева — это лидер общины. Он не рассказывает, сколько труб поменял и сколько почистил туалетов, или как удешевить жетоны в метро. Это не уровень мэра. Он своим поведением, манерой общаться, образом жизни задает тон, создает концепт города.

    Так Кличко с такой же риторикой шел на выборы. Что он политик и наберет команду, которая порешает все хозяйственные проблемы. А сейчас он ездит латает коллекторы, сносит киоски...

    Зачем с ним сравнивать? Давайте представим, что бы делал Кличко, оказавшись в марте 2014 года в Днепропетровской области. На каком бы столбе или трубе он сегодня висел?

    Мы показали, что умеем действовать нестандартно. И то, что хотим сделать в Киеве, – это будет нестандартно. Это не будет хамский или грубый подход, а просто новый. Есть здание мэрии – я туда даже не зайду, оно мне не надо. Снимем нормальный офис open-space, где будут сидеть все службы, чтобы я всех видел. Работа мэрии должна быть в режиме постоянно действующего штаба. А не когда все разбредаются по своим кабинетным норам, и можно «ау» кричать в этих советских коридорах. Ради интереса, попробуйте засечь, сколько вам понадобится времени, чтобы дойти от кабинета Кличко к финансовому экономическому управлению, например. И так пять в раз в день.

    Когда я работал в Днепропетровской администрации, у меня не было кабинета с персональной комнатой отдыха. Я занял зал совещаний, сделал там себе кабинет, и у меня в этом зале постоянно толпился народ. Приходили и уходили, кто-то сидел постоянно. Это была работа в режиме штаба. И здесь так можно сделать.

    И последний вопрос – что вы собираетесь делать в Киеве с райсоветами? (Этот заключительный вопрос стал журналисткой провокацией для кандидата в мэры, поскольку райсоветы в Киеве были ликвидированы в 2010-м году, а в этом году Киеврада приняла решение их вернуть, но выборы в них состоятся только в 2016-м – «Главком»)

    Их нужно убрать. Райсоветы и райисполкомы распустить, а здания сдать в аренду.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ