Мельниченко выполнял свой общественный долг - ГПУ

    • УНИАН
    • 22 Червня, 2011, 23:51
    • Розсилка

    Экс-майор Управления Государственной охраны Николай Мельниченко утверждает, что требование бывшего президента Леонида Кучмы возобновить уголовные дела против него являются способом не приобщить сделанные им записи в качестве доказательства по делу относительно экс-президента, сообщает УНИАН.

    «Весь этот цирк направлен на то, чтобы не приобщить мои записи в качестве доказательств по делу относительно Кучмы», - заявил Мельниченко в зале Печерского районного суда г.Киева. Он отметил, что в свое время давал соответствующие свидетельские показания работникам прокуратуры, в том числе по поводу того, зачем он делал записи в кабинете Кучмы.

    «У Мельниченко, как гражданина Украины, не было другого выбора, как задокументировать преступления Кучмы…», - заявил экс-майор, добавив при этом, что в то время обращаться к кому-либо, кроме как к отдельным народным депутатам, он не мог, поскольку действующие правоохранительные органы (СБУ, МВД и прокуратура) «входили в состав организованной преступной группировки, которая подчинилась действующей на то время власти, возглавляемой экс-президентом Кучмой».

    Продолжая тему, экс-охранник бывшего президента заметил: «Я действительно осуществлял записи и руководствовался личными мотивами, чтобы Украина жила по законам, чтобы разоблачили эту банду». Вместе с тем он обратил внимание на отдельные комментарии, которые были сделаны бывшим генпрокурором Святославом Пискуном, в которых тот указывал, что якобы закрыл уголовное дело против Мельниченко под давлением экс-президента Виктора Ющенко.

    Учитывая это, как отметил Мельниченко, Генеральной прокуратуре нужно допросить и Пискуна, и Ющенко для того, чтобы установить, давались ли на самом деле такие указания, и в случае, если это будет соответствовать действительности, возбуждать уголовное дело либо в отношении Пискуна, либо в отношении Ющенко.

    В свою очередь представитель Генпрокуратуры Дмитрий Басов отметил, обращаясь к суду, что Мельниченко, осуществляя записи, «находился в состоянии крайней необходимости… и своими действиями выполнял свой общественный долг по защите прав и свобод граждан… Действовать не мог иначе, поскольку другого средства устранения опасности для государства у него не было».

    «Мельниченко не превышал средств крайней опасности», - сказал Басов.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ