Правила жизни горловского сепаратиста

    «Майдан стоял, чтобы люди могли менять свою жизнь к лучшему. Почему же нам этого нельзя делать?»
    - А где «зеленые человечки»? - неуверенно спросил малыш, теребя маму за рукав.- Вам очень нужны? Сейчас будут, - со вздохом ответил семнадцатилетний сепаратист, натягивая на себя зеленовато грязный дождевик…Донбасс сегодня можно считать таким себе эпицентром не очень успешной, но борьбы за единую Украину. На волне протестов, поднятых не без помощи
    • Катерина Пешко
    • 23 Квiтня, 2014, 14:37
    • Розсилка

    «Майдан стоял, чтобы люди могли менять свою жизнь к лучшему. Почему же нам этого нельзя делать?»

    - А где «зеленые человечки»? - неуверенно спросил малыш, теребя маму за рукав.

    - Вам очень нужны? Сейчас будут, - со вздохом ответил семнадцатилетний сепаратист, натягивая на себя зеленовато грязный дождевик…

    Донбасс сегодня можно считать таким себе эпицентром не очень успешной, но борьбы за единую Украину. На волне протестов, поднятых не без помощи российского «Большого брата», именно там сейчас захватывают здания, требуют федерализации и проведения местных референдумов. Не из-за любви к Путину и его «Рассеи», а из-за страха и не совсем объяснимого желания доказать, что «Донбасс никто не поставит на колени». А еще там звучат выстрелы и умирают люди...

    В последние дни модно стало говорить не столько о самом регионе, сколько о его людях, о том, что они из себя представляют. А еще о том, что они должны понять и сделать, чтобы не выглядеть сепаратистами. Вот только большинство озвучиваемых меседжей, мягко говоря, не благоприятствуют ни взаимопониманию Запада с Востоком, ни единству страны как таковой.

    «На Донбассе живет одно быдло!». «Этих сепаратистов стрелять надо – чего с ними разговаривать?». «Пора уже завалить всех этих федерашистов». «Донбасс – гангрена на ноге здорового человека! И эту ногу нужно отрезать, а не лечить». «Предлагаю обнести регион колючей проволокой – пусть они сами поклоняются своему Великому Путину».

    Это реальные цитаты из соцсетей. И это высказывания не кого попало, а адекватных, умных и, что еще хуже, достаточно известных людей. Журналистов. Политиков. Это то, что во мне, как сейчас принято говорить, «бандеровке» восточного происхождения, уроженке Горловки (да-да, той самой, где «кишмя кишат» «зеленые человечки»), порождает скрытую агрессию отнюдь не по отношению к сепаратистам, которых с таким трудом и квохтаньем пытаются остановить наши силовики. Желание Центра и Запада понять Восток само по себе хорошо. Но вот возникло оно почему-то только сейчас – с волной сепаратистских настроений. И построено, в основном, на возмущенных постах никогда не бывших там киевлян, рассказах таксистов по пути на работу или тираде дворничихи... Не на общении с людьми, отдавшие годы жизни своему региону…

    «Тот, кто хоть раз был на шахте, кто хоть раз смотрел в глаза людей, выходящих из забоя на поверхность, кто хоть раз видел, как тела погибших горняков грузят в машины, кто хоть однажды был на шахтерском кладбище, тот никогда не назовет Донбасс быдлом», - так ответила на все обвинения одна моя знакомая. Очень легко сейчас осуждать Крым и Донбасс из Киева.

    «Майдан стоял, чтобы люди могли менять свою жизнь к лучшему в этой стране. Почему этого нельзя делать нам?», - так отвечают на обвинения простые жители. Не поддерживающие новую власть. Но и не рвущиеся в Россию…

    «Зеленые человечки» по необходимости

    Накануне Пасхальных праздников в Горловке моросил дождь. Как будто поддержав решение СБУ приостановить активные действия Антитеррористической операции, люди из города, казалось, исчезли. Под захваченным управлением МВД ошивалось в лучшем случае с десяток зевак. Вокруг здания были аккуратно сложены шины. Сквозь листву деревьев маячили несколько разбитых окон. Пара ребят «на вахте», едва достигшие совершеннолетия, кутались в дождевики.

    За баррикадами, со стороны проспекта, пытаясь что-то выведать стояли две студентки, дама-«я жду маршрутку» средних лет и благоприятной наружности мамочка с мнущимся с ноги на ногу мальчишкой лет шести.

    - А где «зеленые человечки»? – неуверенно спросил малыш, теребя маму за рукав.

    - Вам очень нужны? Сейчас будут, - со вздохом ответил только что вышедший из здания семнадцатилетний сепаратист, натягивая на себя зеленовато грязный дождевик.

    Мама, оправдываясь, пояснила: «Понимаете, он все по телевизору видел, вот привела посмотреть, как тут все на самом деле».

    - Мы даже когда в Донецке были, «зеленых человечков» не видели, - как бы по секрету поведал «человечек» в дождевике и тут же осекся.

    - Вы были в Донецке? В ОГА? – задала вопрос я.

    - Мы везде были, где, ну… понимаете…, - уклончиво ответил тот.

    Где везде? Кто мы? И от кого «мы»? На эти вопросы «сепаратисты» ответов уже не давали. Не хотели или, что, вполне возможно, и сами не до конца понимали.

    Для того чтобы выяснить хоть что-то, под МВД в праздники сходились горловчане. Слишком большим количеством сплетен полнились события в городе. То здание МВД захватили «сепаратисты» во главе с представителями российских спецслужб. То – Правый сектор (тут бы к месту была визитка Яроша, но такого понятия в информационном пространстве на тот момент еще не существовало). То контроль над горсоветом, прикрываясь сепаратистскими настроениями, пытался перехватить нардеп Игорь Шкиря. То просто собрались недовольные новой властью. То во всем виноват местный криминалитет. Версий было больше, чем вопросов.

    В одном сходились все: если россияне и были в Горловке, то недолго. Но кто конкретно сейчас сидит в МВД, горловчане толком понять не могли.

    Зато из здания, тем временем, быстро и молча выходили мужчины – представители армянской диаспоры города. «Люди Армена Саркисяна», - шептались зеваки. Бизнесмена, которого считают «смотрящим» по Горловке от Юрия Иванющенко.

    - Все, я домой, полтора суток не спал, пока, се-па-ратисты! – пошутил один из «главных».

    Мальчики в дождевиках засмеялись в ответ. Казалось бы оскорбление приелось настолько, что вошло в обиход.

    - Нет тут сепаратистов, тут наши мальчики, - кинула в спину ему дама средних лет.

    Мэр: Нельзя всех горловчан называть сепаратистами

    Главный для христиан праздник, в целом, в городе проходил, как положено. «Походы в церкви», шашлыки в парках с шести утра, веселые застольные песни. Только на большинстве каналов вместо поднадоевших концертов – Владимир Путин во всей красе. Меседжи хозяина Кремля о том, как российские пенсионеры в масле катаются по сравнению с украинскими, о том, что «зеленых человечков» на Донбассе нет, о том, что кандидатам на Востоке не дают встречаться с избирателями…

    Омрачали застолье новости о пропаже (а впоследствии, как выяснилось, убийстве местного депутата Владимира Рыбака), «пасхальная» стрельба в Славянске, и, как результат, трое убитых сепаратистов – «наших ребят»…

    О ситуации в городе «Главком» поговорил с городским головой Горловки, которому некоторое время удавалось сдерживать сепаратистские настроения. В беседе Евгений Клеп рассказал о том, что неизвестные расхаживали по исполкому еще с марта, и поведал, кто, по крайней мере, частично ответственен за штурм админзданий.

    Евгений Викторович, как можете оценить обстановку в городе? Горловское управление милиции все еще находится под контролем захватчиков. Там разбиты окна, выстроены баррикады из шин, «на вахте» стоят мальчики лет 17-18-ти. О том, что штурм милиции состоится в 9 утра 14 апреля, кажется, все. Знала и сама милиция. Но никто палец о палец не ударил, чтобы предотвратить захват…

    В понедельник 14 апреля произошло то, что произошло.

    Вы знаете, в каком состоянии на сегодняшний день находится здание УМВД в Горловке. Мне сложно дать этому правильное определение. 17 апреля мы были там. Да, там разбиты окна и на первом, и на втором этажах, стоят баррикады перед зданием. Мы приходили на место, чтобы помочь навести там хоть какой-то минимальный порядок и посмотреть, что можно предпринять для восстановления окон хотя бы. Чтобы там документация и все остальное не пропало. Сейчас мы ищем ресурсы – на это пойдут внебюджетные деньги. С теми, кто откликнется, мы и будем восстанавливать здание.

    То есть вы заходили внутрь здания и беседовали с теми, кто его захватил?

    Да, мы были внутри здания. Говорили о том, что от стабильной жизнедеятельности городских учреждений, организаций, структур зависят семьи каждого горловчанина.

    Кто конкретно находится сейчас в МВД? Что это за люди?

    Трудно сказать. Это люди в балаклавах. Фамилию, имя, отчество или документы я не спрашивал.

    Но периодически оттуда выходят люди, которых причисляют к группе бизнесмена Армена Саркисяна. Какова его роль в городе сейчас?

    Я не готов это комментировать.

    Здание исполкома находилось тоже под контролем людей, которых центральная власть называет сепаратистами…

    Вот, кстати, что касается сепаратистов в городе и сепаратистских настроений. Не все понимают, но нельзя всех горловчан и всех дончан называть сепаратистами. Да, однозначно есть радикальные люди, которые совершают радикальные действия. Это осуждается и точка. Но есть люди, которые еще в конце февраля вышли, чтобы сказать, что горловчане и дончане имеют полное право на свое волеизъявление в рамках правового поля. Первое – это референдум. Второе – возможность разговаривать, вести документацию на языке, на котором они думают. Третье – право на историю, историю своих родителей, своих прадедов. Они хотят, чтобы их, горловчан, например, тоже услышали. И я поддерживаю этих людей, не тех, которые совершают радикальные действия, а тех, которые просят их услышать.

    Раз уж настало такое время перемен, то давным-давно пора менять существующую систему. Местные советы однозначно должны иметь больше полномочий. Нужно рассматривать изменения в бюджетный кодекс. Муниципальная милиция должна быть в городах, а ее начальник, как и мэр города, должен избираться прямым голосованием.

    Но говорить категорично, что все сепаратисты – нельзя.

    Тем не менее, захват проводили конкретные люди. Кто принимал в этом участие?

    Сначала люди депутата Игоря Шкири, два брата - Руслан и Константин Шулика – в выходные дни, накануне захвата, пытались воспользоваться настроениями для того, чтобы захватить власть в Горловке.

    Я был на месте, когда исполком дважды пытались захватить в воскресенье. Первая попытка закончилась тем, что мы вместе с жителями вывели оттуда тех людей, которые хотели это сделать. Вторую попытку практически полностью нивелировали. Но уже тогда появились люди, которые угрожали мне, требуя написать заявление об отставке.

    Говорят, когда сотрудники пришли в понедельник, 14 апреля, на работу, там уже ходили «люди в темном». Но захват начался только после того, как всех работников отпустили домой.

    У нас с марта месяца какие-то люди ходят. Такие реалии. Одни из них нам знакомы, другие – нет, и не понятно, от кого они. Это происходит на всем Юго-востоке.

    Что касается того понедельника. Когда нам сообщили, что захвачено МВД, и люди идут к исполкому, мы приняли решение, что сотрудники должны освободить помещение. Чтобы им ничего не угрожало. Мы их отпустили. А я спустился к пришедшим – вести переговоры. К тому времени там, может, около трехсот человек собралось.

    В СМИ писали, что вас там захватили и увели в неизвестном направлении.

    Все было проще. Вот эти два брата Шулики и Валерий Отченко, который «двигается» с ними, попытались насильно меня затянуть меня в здание, угрожая и требуя написать заявление. Но меня взяли в кольцо жители города и провели к машине.

    Два дня здание находилось под контролем захватчиков. Вы вели какие-то переговоры? Почему исполком освободили, а здание МВД нет?

    Да, два дня они удерживали здание исполкома. Пытались надавить на сотрудников, на некоторых депутатов. Представлялась «новая власть». Но люди поняли, что группа Шкири просто пытается воспользоваться их настроениями и захватить власть в городе. В итоге, не имея никакой поддержки, они ушли оттуда. А после еще и несколько дней прятались. Пытались создать так какой-то ажиотаж вокруг себя. Когда поняли, что их никто и не ищет, снова появились с какими-то заявлениями.

    Вы же знаете, что Игорь Шкиря уже обратился к губернатору области Сергею Таруте, главе СБУ, руководителю страны с требованием взять у вас показания относительно своей причастности к событиям в городе и оценить их доказательную базу. Не боитесь, что вас обвинят в клевете?

    Я знаю, кто, например, разбил на прошлой неделе машину горловской учительнице на блокпосту. Я знаю, кто мне угрожал. Это люди Игоря Шкири. То, что знаю, то и говорю.

    До сегодняшнего дня мне поступают угрозы жизни и здоровья – моего и моих близких. Под дверями дома моей семьи появляются какие-то странные люди. А в часы обострений – так там просто машины патрулировали.

    22 апреля появилась информация о том, что в Славянске в реке Северский Донец было найдена тело мужчины, похожего на пропавшего депутата Горловского совета Владимира Рыбака, который на митинге 17 апреля возле горсовета попытался снять флаг Донецкой народной республики и установить украинский. Позже стало известно, что он действительно был убит. У вас есть более детальная информация по этому поводу?

    Мне сообщили об этом. Но детальной информации у меня нет.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ