Депутат Госдумы Илья Пономарев: Порошенко пытался выглядеть миротворцем, это не сработало

    • Ольга Чернявская, «Главком»
    • 4 Листопада, 2014, 14:00
    • Розсилка

    Опальный российский политик предлагает «унизительный», но эффективный рецепт завершения конфликта на Донбассе

    На оккупированной террористическими образованиями территории Донбасса в воскресенье состоялись так называемые выборы. О том, зачем Кремлю понадобился этот спектакль, «Главкому» рассказал депутат Госдумы России Илья Пономарев. Политик-оппозицинер сейчас вынужден находиться в США. Российские власти запретили ему выезд за рубеж.

    Пономарев уверен, что большая часть окружения Путина не поддерживают проект «Новороссия», поэтому украинским властям необходимо сыграть на этом и, как бы унизительно это не было, договариваться с главарями самопровозглашенных «республик».

    Илья, зачем Кремлю эти «выборы»? Это попытка изобразить превращение террористов в якобы избранную народом власть?

    Изначальная задача – зафиксировать раздробленность территории Украины. И я думаю, что некоторым товарищам в Кремле кажется, что это гарантия от того, что Украина, во-первых, не будет членом НАТО. Во-вторых, что будут тормозиться любые экономические процессы в силу внутренней нестабильности и фактически продолжающейся войны в стране. В итоге Киеву все равно придется идти и договариваться с Москвой о дальнейшей жизни.

    Какова дальнейшая судьба проекта «Новороссия»? Будет ли Россия финансово поддерживать эти территории хотя бы на минимальном уровне? Признает ли официально это «образование» на карте Украины?

    Мне кажется, во-первых, что поддерживает уже, и будет, скорее всего, поддерживать и дальше. Что касается признания, я бы не исключал того, что в какой-то момент этот вопрос встанет. Мне кажется, что не зря на днях появилась информация, фото и видео о новой волне участия российских войск на территории «ДНР» и «ЛНР». Мне кажется, что это вполне может закончиться признанием.

    После так называемых выборов на оккупированных территориях ситуация на востоке Украины может обостриться? Может ли реализоваться сценарий, когда на Донбассе появятся военные базы РФ?

    Я не думаю в силу международных вещей, что это участие будет так открыто, чтобы сделать официально российскую военную базу. Но при этом в значительной степени эта территория и так является российской военной базой. И какой-то объем участия российских войск на данном этапе там и так есть. Мне кажется, что уменьшаться это вряд ли будет в ближайшее время.

    Игорь Плотницкий, якобы победивший на «выборах» в «ЛНР», заявил, что вхождение в состав России – всего лишь вопрос времени. Может ли Россия присоединить к себе эти территории?

    Это их пиар-линия все время - и в «ДНР», и в «ЛНР». Причина этого крайне простая. Уровень жизни у людей там, очевидно, будет не самым высоким в силу самых разнообразных причин – и международной изоляции, и военных действий, и всего остального. Поэтому надо постоянно иметь картинку светлого будущего о том, что «ребят, сейчас надо потерпеть, но очень скоро мы станем частью России и тогда-то все наладится». Я думаю, что эту песню невозможно петь бесконечно, но год еще эту мантру это «руководство» республик может повторять.

    Неужели в окружении Владимира Путина все единогласно поддерживают проект «Новороссия»? Или там есть трезвые головы?

    Я бы сказал так: истинный настрой - большинство в окружении не поддерживают проект «Новороссия». Все понимают экономическую стоимость продолжения всех вот этих вот историй. То есть, экономическая составляющая, необходимость прямой финансовой помощи заставляют, например, правительство стоять практически в полной оппозиции к этой идее. Плюс к этому сдерживающими факторами являются последствия международных санкций, падение инвестиций. Понимание этого имеется.

    Последуют ли со стороны Европы и Америки новые санкции? Какими могут они быть?

    Я, честно говоря, отношусь очень плохо к тем санкциям, которые действуют сейчас. Я считаю, что они по сути неправильные, и они будут достигать противоположного результата. Они работают не на смену власти в России, а, наоборот – на ее укрепление и консервацию. То есть, да, они наказывают страну за то, что происходит, но та задача, которую западные страны ставили (надо, чтобы что-то поменялось), не решается. И поэтому любые дальнейшие санкции, которые, безусловно, могут быть, я боюсь, что они будут направлены в ту же самую сторону. Я вот, например, всем коллегам на Западе, с которыми встречаюсь, говорю, что надо кардинально пересмотреть свой подход к санкциям.

    Да, и главное, что это не конфронтация с людьми, которые принимают решения в России. Эти люди от того, как сделаны эти санкции, скорее выигрывают персонально, лично. Это конфронтация именно со страной. Это дает возможность Путину говорить, что мы воюем не с Украиной, а мы воюем с Америкой на территории Украины. Тут народ уже возбуждается и говорит: «Ну, так отлично! Давайте всех замочим».

    Какие меры стоит предпринять, чтобы прекратились военные действия? Ведь так называемый «мирный план» в принципе не действует.

    Мне кажется, что, в общем, украинское руководство достаточно в этом смысле не последовательное: оно преследует очень тактические, а не стратегические интересы. К примеру, в Украине были выборы. У украинского президента была явно эта линия – не замечать нарушения перемирия, для того, чтобы выглядеть в глазах избирателей миротворцем. Как мы видим по результатам выборов, эта стратегия не вполне сработала. И та часть украинского руководства, которая стояла на более радикальных позициях, она получила больше голосов, чем та, которая стояла на такой: сделаем вид, что там все нормально. Мне кажется, и я говорил об этом много раз, что конфликт можно закончить только одним способом: способ достаточно может показаться для кого-то унизительным и неприемлемым - надо идти и договариваться с вот этими самыми Захарченко, Плотницким и так далее. Им надо предлагать персональные гарантии и их персональное будущее в составе единой Украины. И только таким способом можно это решить: надо перетягивать на свою сторону «элиту» этих самых «ДНР» и «ЛНР».

    Иначе эта война будет бесконечной?

    Конечно, потому Россия предлагает там гипотетическую, но, тем не менее, перспективу для них. Но они понимают, что Россия очень ненадежный партнер – в любой момент времени Россия их кинет. И никуда не включит и так далее. Но пока никакой альтернативы с одной стороны нет, с другой стороны российские средства массовой информации эту иллюзию поддерживают. Поэтому Россия тем самым работает на укрепление людей типа Захарченко и Плотницкого. Если Украина предложит конкретно этим людям нечто лучшее, я не думаю, что там будет очень много колебаний.

    Вы вспомнили о результатах выборов в украинский парламент. Как оцениваете неожиданные высокие результаты никому неизвестной «Самопомочи» и низкие «Батькивщины»?

    Результат «Самопомочи» для меня абсолютно не был неожиданным. Я очень рад, честно говоря, за этот результат, потому что «Самопомич» выглядела совершенно четко как такая партия среднего класса. Грубо говоря, именно она была партией Майдана. Поэтому то, что она набрала так много, это очень хорошо. Это как раз показывает, что запрос на реальное обновление в обществе есть. Он таким образом проявился. Я думаю, что и в России после смены власти будет вот какая-то такая сила, которая, скорее всего, наберет достаточно много. А что касается результатов всех остальных: народ с одной стороны четко показывает, что политиканов не хочет. Причем самых разных. Потому что и спекуляция на теме мира тоже не является честной политикой, на самом деле. Народ хочет понятной и четкой предсказуемой политики, когда за словами следуют дела. Мне кажется, что это – главный результат этих выборов.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ