Гонтарева и Ворушилин не поделили кассу?

    • Инна Михайловская, для «Главкома»
    • 14 Березня, 13:10
    • Розсилка

    В банковской сфере вспыхнул скандал, который может привести к громким отставкам.

    В банковской сфере вспыхнул скандал, который может привести к громким отставкам. В НБУ заявили, что запрещают Фонду гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) продавать имущество проблемных банков, находящееся в залоге у Нацбанка. Аргумент – фонд продает залоги… непрозрачно и малоэффективно.

    «С сентября 2015 года Нацбанк, как залогодержатель, согласовал реализацию 432 объектов имущества на общую сумму 2,8 млрд грн, из которых Фондом реализовано лишь 54 объектов на 251,1 млн грн, что составляет 9%. Указанное свидетельствует о недостаточном использовании Фондом мер по поиску покупателей на имущество… Кроме того, имеют место случаи непрозрачного проведения организациями, привлеченными Фондом, торгов по реализации заложенного Национального банку имущества», - говорится в письме заместителя главы НБУ Якова Смолия.

    В Нацбанке обращают внимание, что продавать залоги нужно только через государственное предприятие «СЕТАМ», а руководство Фонда этого не делает, прибегая к различным коммерческим торговым площадкам. В результате Нацбанк принял решение «о временной приостановке рассмотрения запросов представителей Фонда о согласовании начальной цены, а также способе и порядке реализации имущества».

    Стоит сказать, что борьба председателя НБУ Валерии Гонтаревой и директора ФГВФЛ Константина Ворушилина за имущество банков, находящее в залоге у НБУ, ведется еще с прошлого года.

    В начале осени 2015 года Ворушилин заявил, что «на сегодняшний день регулятор не дал ни одного разрешения на продажу заложенного у него имущества. И мы его не продаем. Решение о продаже Нацбанк принимает на правлении, и пока они этого не сделают, мы не можем выставить залоговое имущество на продажу».

    Через несколько месяцев он вновь «передал привет» Валерии Гонтаревой, уточнив, что «за этот год они нам дали разрешение только на продажу активов Брокбизнесбанка, части активов «БГ Банка» и банка «Форум».

    На первый взгляд, понять НБУ можно. Продажа имущества ликвидируемых банков давно обросла коррупционными схемами, а деятельность Фонда трудно назвать прозрачной. Система построена так, чтобы не подпустить к продаже «чужих», ограничив информацию о лотах и усложнив участие в торгах. К примеру, по процедуре аукциона потенциальный покупатель должен уплатить залог, и только потом он получает право подробно ознакомиться с лотом. Чтобы ознакомиться с несколькими лотами, надо внести несколько взносов, что нормальной компании неинтересно. Эта норма позволяет множить схемы и ограничивать конкуренцию. Вносить взнос будет только тот, кто по предварительной договоренности уже точно знает, что представляет собой лот.

    Площадки, сотрудничающие с Фондом, используют такую процедуру оргов имуществом банков, которая позволяет в ручном реже ограничивать число участников и нацелена на то, чтоб предприятия сразу «договаривались», в том числе о получении дополнительной информации о лотах. В СМИ неоднократно указывалось, что имена тех, кому удается купить активы ликвидируемых банков по сниженным ценам, узнать невозможно. Они защищены коммерческой тайной, хотя именно эти данные дали бы истинное понимание происходящего внутри ФГВФЛ.

    Однако в этом противостоянии есть и личностный фактор. Ворушилин неоднократно публично обвинял Гонтареву в том, что она позволяет владельцам банков накануне банкротства выжимать из них все ликвидные активы. И лишь потом эту «пустышку» передают Ворушилину. Директор Фонда «дипломатично» обходил «интерес» самой Валерии Гонтаревой, который она имеет в таких схемах. Но он легко читался между строк.

    «Банк «Киевская Русь» на 1 марта 2015 года еще выполнял все нормативы, перед 8 марта стал проблемным, а еще через неделю пошел на ликвидацию. Но с того момента, как его объявили проблемным, у него не было практически никаких ограничений (со стороны НБУ). Они спокойно могли проводить большинство операций», - поясняет Ворушилин. По его словам, «нормальная недвижимость», служившая обеспечением по кредитам банка «Киевская Русь», была выведена накануне прихода временной администрации. Вместо нее обнаружились «непонятные» ценные бумаги на сумму 100 млн грн.

    Ворушилин также фактически обвинил Гонтареву в соучастии в краже 6 млн долларов из «БГ Банка». По его словам, «облигации на 6 млн долл. продали за 8 тыс. грн и вывели деньги прямо за спиной у… куратора НБУ».

    Глава Фонда описал схему работы Гонтаревой, которая давала ей возможность зарабатывать миллиардные откаты.

    «По закону НБУ мог давать проблемному банку 180 дней на поиск инвестора, выравнивание ситуации и пр. и регулятор придерживался этой нормы, а недобросовестные собственники этим пользовались. В том же CityCommerce Bank в период «проблемности» вовсю выводили активы. Хотя в финучреждении находился куратор НБУ. Например, в банке "Порто-Франко" еще до введения временной администрации активы на 500 млн грн. были проданы за 1 грн., а все оригиналы документов вывезены. Подобные факты были зафиксированы и в Имэксбанке, и в «БГ Банке», - указывал Ворушилин.

    Еще одним причиной раздора между главой НБУ и директором Фонда стал банк «Финансы и Кредит».

    «Я был абсолютно уверен, что он выживет. На тот момент, когда в него зашел Фонд, на корсчете было около 500 млн грн…. Президент был против признания этого банка неплатежеспособным, поскольку банкротство столь крупного участника рынка негативно отражается на экономике в целом. Но другие люди действовали, руководствуясь приоритетностью очистки банковской системы», - заявил Ворушилин в одном из интервью.

    Есть мнение, что именно с подачи Ворушилина в СМИ попадала информация о том, каким образом Валерия Гонтарева проводит «очистку» банковской системы, неплохо на этом зарабатывая.

    По словам Ворушилина, под покрытие выдаваемого рефинансирования Нацбанк брал «все самое лучшее». В обмен на рефинансирование забирал у финучреждения с хорошим дисконтом все возможное ликвидное имущество, включая права требования по кредитам, недвижимость, немусорные ценные бумаги. Формально рефинансирование выдается на 2-3 года. Но по факту Нацбанк по неформальным каналам начинал истребовать долг заранее — примерно через 6-8 месяцев. На горизонте появлялась угроза признания неплатежеспособности. Ведь непогашенный долг перед регулятором — это едва ли не хуже, чем долги перед всеми остальными кредиторами вместе взятыми. Затем акционеру учреждения поступало предложение: за 10-15% от суммы долга НБУ закрывает глаза на потенциальную неплатежеспособность и получает возможность постепенно выкупить заложенное имущество с дисконтом до 40%. В итоге банк все-таки оказывался в руках ФГВФЛ, но уже «очищенный» от всего ценного. В результате Ворушилину приходилось оправдываться, почему Фонд не в состоянии хоть что-нибудь выручить за активы банков. Ведь, как говорится, «все уже было украдено до него».

    Вступать в публичную войну с Ворушилиным Валерия Гонтарева не спешила – глава Фонда был многолетним банкиром семьи Порошенко, финансовым куратором бизнеса Президента. Лишь в прошлом году после скандалов и судебных исков он переписал долю в президентском Международном инвестиционном банке на своих детей.

    Однако, теперь, по мнению, экономического обозревателя Алексея Комахи, Гонтарева все-таки решилась объявить Ворушилину войну, открыто обвинив его в коррупции. «Не могут поделить, кому и сколько зарабатывать на продаже залогов банков-банкротов», - считает Комаха.

    По мнению экспертов, перейти в контрнаступление Гонтареву заставили наполеоновские планы по реализации залогов. Нацбанк в 2016 году собирается выручить от продажи имущества банков-банкротов 12,8 млрд гривен. Для сравнения, в прошлом году Нацбанк смог покрыть за счет залогов чуть больше миллиарда гривен долга. По словам главы Департамента управления рисками НБУ Игоря Будника, большую часть поступлений Нацбанк планирует получить от должников банков-банкротов - 7,1 млрд гривен. Из них по займам, выданным Дельта Банком — 4,4 млрд. От реализации ценных бумаг Нацбанк хочет получить 4 млрд гривен, от продажи недвижимости — 1,7 млрд.

    «Комиссия» от продаж активов на такую сумму может составить сотни миллионов, если не миллиарды гривен. И «команду Ворушилина» хотят заставить учитывать «интересы» Нацбанка, а, вернее, его руководителя.

    Пока же несговорчивость Фонда привела к тому, что продажу наиболее ликвидных залогов Ворушилину просто заблокировали. Но в ФГВФЛ нашли лазейку для заработка – заложенную НБУ недвижимость они потихоньку… сдают в аренду. Кроме того, у Фонда и самого серьезные планы. В ближайшее время ФГВФЛ планирует продать активы 13-ти украинских неплатежеспособных банков на общую сумму 849,65 млн гривен.

    Так что не исключено, что скоро в СМИ появятся новые сенсационные подробности «чистки» банковской системы, которую проводила Валерия Гонтарева. Думается, директору Фонда еще много есть что рассказать о предприимчивой главе Нацбанка, которая активно отодвигает его на вторые роли. К примеру, может иметь продолжение история банка «Киевская Русь». 15 марта 2015 года, когда банк уже был признан проблемным, ГП «Уголь Украина» завело в него 200 млн. грн, которые предназначались для выплаты зарплат шахтерам. Платеж пришел с одобрения нового зам генерального директора, которого привел в компанию министр энергетики Владимир Демчишин. Демчишин – один из давних партнеров Валерии Гонтаревой, совладелец ее банка «Авангард», не мог не знать, что «Киевская Русь» ликвидируют в ближайшие дни. Судьба 200 млн неизвестна по сегодняшний день…

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ