Неоднозначная Ливия и другие

    • Олег Фесенко
      Эксперт Центра исследования проблем гражданского общества (ЦИПГО)
    • 7 Березня, 2011, 21:56
    • Розсилка

    Социальная нестабильность и неустойчивость в обществе породила революционную волну, распространившуюся на многие страны Северной Африки, а сеть социальных протестов, обнажила внутренние социально-экономические различия, которые только обнажили поляризацию среди населения.

    «Цветные» революции в арабском мире порождены социально-экономическим протестом среди основной массы населения и стали результатом «вспышки» социальной напряженности возникшей в обществе. Среди стран Северной Африки наблюдается достаточно неоднородная картина как в государственном устройстве (существуют государство с монархическим устройством как Марокко, так и страны с президентско-парламентской формой правления как Египет и президентская республика как Тунис и особая форма народовластия как в Ливии) так и социально-экономическом разрезе (ВВП на душу населения, уровень развития).

    Социальная нестабильность и неустойчивость в обществе породила революционную волну, распространившуюся на многие страны Северной Африки, а сеть социальных протестов, обнажила внутренние социально-экономические различия, которые только обнажили поляризацию среди населения. Мировое сообщество по-разному отреагировало на «революционный синдром» в северо-африканских странах – в Тунисе и Египте действия повстанцев воспринялись как свержение закосневших политических режимов, в Ливии свержение клана Каддафи правившего страной на протяжении более сорока лет рассматривается со стороны Запада как смещение «местного диктатора».

    Единой общей чертой всех революций стало как отсутствие единого центра, так и отсутствие направляющей руки, сплоченность народных рядов гарантировали социально-экономические факторы – поляризация населения, снижающийся с каждым годом доходы основной части населения, возникающая диспропорция между бедными и богатыми, уменьшающиеся с каждым годом права граждан со стороны правящей элиты, ухудшение общих условий жизни (в Египте более половины населения живет за чертой бедности, в более благополучных в экономическом развитии Тунисе основные ресурсы находились в руках незначительной части местной элиты).

    Национальное единство и сплоченность среди населения так четко проявившееся в ходе «цветных» революций в Тунисе и Египте, не обозначились в Ливии. Сотканная в различное время из «кусков» территорий и различных племенных анклавов и прибрежных морских городов Ливия стала олицетворением правления Каддафи, сумевшего во времена упадка королевской власти объединить разрозненные кочевые племена. В отличие от Египта, где основная часть населения (наиболее бедные слои) вылились в общую протестную массу, снесшую на своем пути властную элиту во главе с Х.Мубараком, в Ливии протестная волна оказалась не столько собранной по принципу неравноправия между простыми гражданами и властной элитой, сколько подхватившей по инерции от соседних государств идею свержения «отживших» кланов находящихся у власти.

    По мнению многих аналитиков, Ливия считается наиболее обеспеченным государством среди своих соседей, во многом благодаря жесткому государственном распределению доходов от нефтегазовых контрактов по всем социальным группам населения (уровень ВВП на душу населения и госдотации местному населению в 2 и в 4 раза соответственно выше, чем в соседних странах). Если Египет и Тунис показали взаимодействие между различными социальными протестными группами и уважение к авторитету армии, в пределах национального государства, то Ливия может оказаться на грани полураспада на отдельные области, «склеившие» государство на заре становления, примером чему стал распад вооруженных сил на племенные и клановые границы.

    Деструктивные явления, возникающие в Ливии выгодны Западу, с середины 90-х годов внедряющего сценарий окружения более лояльными к США «демократическими странами». Разделение основной нефтегазовой страны региона на различные зоны выгодно в первую очередь западным странам, а западные корпорации предлагают поделить Ливию на наиболее выгодные «зоны влияния» с точки зрения добычи стратегического сырья. По сути, Ливия может оказаться у истоков своего становления, разделившись на три зоны – Киренаику, Триполитанию и Феццан - которое инспирируется западными странами и выгодно для ослабления государственности и разделения на «зоны влияния» для управления нефтяными контрактами.

    Влияние внешнеполитических сил на ситуацию в регионе достаточно неоднозначно и противоречиво, поскольку среди мирового сообщества не существует единого подхода. Если в отношении Египта соблюдается невмешательство во внутренние и нейтральное отношение к свержению правящего клана, то в отношении Ливии раздувается принцип «антидемократического государства», выстраивается шкала ценностей, в которой М.Каддафи «неудобная» фигура для многих западных стран.

    Автор - эксперт Центра исследования проблем гражданского общества (ЦИПГО)

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди співпадають з позицією редакції «Главкома»
    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Віталій Бала
    Віталій Бала

    Політолог

    Денис Казанський
    Денис Казанський

    Журналіст

    Станіслав Груздєв
    Станіслав Груздєв

    Фотокореспондент «Главкома»

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ