Илья Пономарев: На Западе для всех очевидно, что приказ на убийство Немцова отдавал лично Путин

    • Катерина Пешко
    • 2 Березня, 2015, 10:00
    • Розсилка

    «В свое время я предупреждал об этом Алексея Навального, и он правильно сделал, что отреагировал – взял себе охрану»

    Борис Немцов был другом Украины и оппозиционером в родной стране, в которой теперь мыслить иначе опасно. Смертельно опасно. Он был убит вечером 27 февраля несколькими выстрелами в спину на Большом Каменном мосту напротив Кремля. Как раз накануне запланированного на 1 марта антикризисного марша «Весна», одним из организаторов которого являлся. Марш в итоге прошел. Однако посвящен был уже памяти оппозиционного политика.

    «Открыта новая страница гражданского противостояния в России. Кровавая...», - написал у себя в Фейсбуке после сообщения о смерти Немцова другой российский оппозиционер Илья Пономарев. Единственный депутат Госдумы, который в марте прошлого года проголосовал против аннексии Крыма. После смерти Немцова он получил многочисленные угрозы: «Ты следующий». Политик не воспринял их всерьез, однако уверен: угроза жизни другим оппозиционерам, продолжающим бороться с режимом Путина в России, есть.

    Сегодня Пономарев не может вернуться домой и большую часть времени проводит в США, где, в том числе, помогает объединению российских политэмигрантов. Он заверяет, что пока следственный комитет РФ озвучивает разнообразные версии убийства Немцова, на Западе уже вынесли приговор российской власти.

    «Ответственным, скорее всего, назначат Ходорковского»

    По мнению экспертов Следственного комитета России, убийство Нецова – это либо провокация для дестабилизации политической обстановки, либо исламско-экстремистский след, либо же проделки украинских спецслужб. Также СК РФ не исключает связь преступления с коммерческой деятельностью Немцова, личной неприязнью и другими бытовыми мотивами. Вы сформировали свое мнение по поводу того, кому наиболее выгодна смерть российского оппозиционера?

    Практически ни одна из этих версий, на мой взгляд, не является самой вероятной.

    Конечно, я считаю, что нельзя полностью исключать вариант, что это могли быть какие-то группы из выпестанной Россией «Новороссии», которая преследует свои интересы. Как бы загнать Путина в угол. Мол, ты можешь быть только с нами: либо Новороссия, либо Гаага – такой выбор. Но все-таки этот вариант я оцениваю не как основной.

    Более вероятным является конструирование российскими спецслужбами аналога «дела Кирова», то есть создание повода для разгрома оппозиции и начала кампании насилия внутри России. Не Путиным лично, а одной из силовых групп влияния, которая резко усилилась в последнее время, и хочет его окончательно подчинить себе. Вслед за крокодильими слезами «соболезнований» развернутся поиски убийц, и их скоро «найдут». Скорее всего, в среде оппозиционного движения; либо могут обвинить украинские спецслужбы, благо украинская девушка была рядом.

    Открытый характер убийства; оставленный в живых свидетель; полная выпущенная обойма; отсутствие полиции там, где она находится всегда; да и сам выбор места напротив Кремля вместо подворотни дома, где жил Борис – все это указывает на ощущение безнаказанности у исполнителя, на связь его с силовыми структурами.

    На Немцова просто, так сказать, пал жребий, или он все-таки был слишком неудобен российской власти? Для него, в принципе, нормальным делом было загреметь в изолятор на пятнадцать суток за «выкрикивание антиправительственных лозунгов». Но кроме того, он упорно «копал». Достаточно вспомнить ряд его докладов о коррупции во властной верхушке...

    Не совсем могу с этим согласиться. Борис был человеком очень честным, убежденным, ярким. Но надо учитывать его траекторию в 90-е годы во власти, которые его очень близко связали с Ельциным, крайне непопулярным теперь в России. Это лишало Бориса каких-то самостоятельных политических перспектив. И политтехнологическое крыло власти это очень хорошо понимало. Поэтому Немцова все время использовали как раз для противопоставления оппозиции широким массам. Мол, вот смотрите, есть выбор: либо Путин, либо Немцов и Собчак. И люди говорили: свят-свят-свят, пусть уж Путин остается.

    То есть Немцов в последнее время с PR точки зрения российской властью активно использовался в ее собственных интересах. В этом смысле расследования Навального носили более болезненный характер, потому что исходили от фигуры менее скомпрометированной. Это, в общем-то, достаточно большая разница с точки зрения восприятия людьми.

    Известно, что Немцов собирался опубликовать доклад о войне на Донбассе и планировал обнародовать факты и документы о присутствии российских войск на востоке Украины. У вас есть хоть какая-то информация об этом докладе?

    Больших подробностей нет. Он, в принципе, упоминал, что собирает данные. Но надо же понимать, что все эти доклады, которые им публиковались, обычно не содержали каких-то эксклюзивных данных. Абсолютно все, что он публиковал, – систематизация открытых источников. Они были очень хлесткие и яркие, потому что все было собрано воедино. Но, опять-таки, в отличие от Навального, который занимался собственно расследованиями, т.е. выдавал «эксклюзив», Борис больше занимался систематизацией, оформлением, публицистикой. И я не ждал бы, что в его новом расследовании будут какие-то новые данные, которые раньше никогда и нигде не звучали.

    После смерти Немцова вы у себя в Фейсбуке написали, что открыта новая страница гражданского противостояния в России, кровавая...

    У меня давно было ощущение, что рано или поздно в России возникнет свое «дело Гонгадзе». В свое время я предупреждал об этом Алексея Навального, и он правильно сделал, что отреагировал – взял себе охрану. Вот оно и возникло, но в отношении того, кого я никак не ожидал… А ответственным, скорее всего, назначат Ходорковского.

    Пролитая кровь, причем, кровь таких знаковых людей, как Борис, конечно, очень сильно затрудняет какие-либо возможности для поиска какого-либо компромисса между властью и оппозицией в будущем, для каких бы то ни было переговоров, соглашений и так далее. Любой оппозиционер, который впоследствии, например, предложит Путину иммунитет в обмен на его мирный уход от власти, как бы должен будет тем самым взять на себя кровь Немцова. И я не знаю, кто на это может пойти. Эти вещи программируют то, что в будущем смена власти мирным путем произойти уже не может, никак.

    Думаю, это тоже одна из целей акции: наверное, кто-то опасается возможности в случае дальнейшего обострения ситуации в России возникновения договоренностей между Путиным и оппозицией о передаче последней власти в стране.

    Можно ли говорить о том, что есть какая-то угроза для остальных оппозиционеров, которые сегодня продолжают жить и бороться с режимом в Москве?

    Она всегда была, есть и остается.

    Вам угрозы поступали?

    Поступают непрерывно. После убийства Немцова у меня весь ящик забит письмами. В половине из них: «Мы за тебя боимся». В другой: «Ты следующий, сука». Но воспринимать это серьезно невозможно. Такие угрозы поступают постоянно. Как тут можно разобрать, что настоящая угроза, а что пишут очередные тролли?

    Сказать, что я удивлен тем, что в России произошло политическое убийство, к сожалению, не могу. Я, скорее, удивлен выбором жертвы. Но самим фактом не удивлен совершенно.

    А выбором времени - накануне запланированного на 1 марта антикризисного марша «Весна», одним из организаторов которого являлся Немцов?

    Это вполне естественный момент. Говорить, конечно, что целью тут было сорвать марш нельзя. Ни у одного человека не может быть мысли, что таким образом марш можно сорвать. Таким образом марш можно только резко радикализировать! Но я считаю, что это убийство конструировалось специально для того, чтобы показать его политический характер, чтобы наглядно показать это Западу, максимально заострить политический градус. И, конечно, то, что это произошло перед 1 марта, – не случайно.

    У Путина, как и после трагедии с малазийским самолетом, теперь положение сложное. Он что угодно должен делать, но найти и продемонстрировать организатора убийства. Президент не может спустить это на тормозах. Он должен, причем в краткие сроки, за одну-две недели, «назначить» убийц. Деваться некуда: чем выше градус возмущения в мире – тем быстрее он должен это сделать. И тем жестче, соответственно, должна быть с ними расправа. Абсолютно логично будет возложить ответственность либо на оппозицию, либо на Украину, и предъявить «доказательства» миру, благо их фальсифицировать наши спецслужбы научились еще во время взорванных якобы «чеченцами» в 1999-м домов. В первом случае нас ждет новый 1937-й год, во втором – эскалация войны. А бенефициарами будут как раз те, кто решился на это убийство.

    «Это выстрел в сторону элит, а не в сторону избирателя»

    Об электоральных рисках Путин тут уже не думает?

    Если бы рассматривалось воздействие на простых избирателей, была бы выбрана другая фигура жертвы. Это выстрел в сторону элит, а не в сторону избирателя. Но общество заплатит за него большой кровью.

    На элиты убийство Немцова произвело колоссальный эффект. Все же знали Немцова лично. Он был и первым вице-премьером, со всеми общался, со многими находился в приятельских отношениях. Это мощнейшее воздействие, особенно как акция устрашения лояльных Путину «системных либералов». Я почему и провел аналогию с делом Кирова.

    Еще больший эффект это убийство произвело на Западе. Там уже вынесли приговор …

    Кому?

    У всех там нет никаких сомнений, что это сделала путинская власть. Собственно, на это, на мой взгляд, и был весь расчет.

    На Западе практически нет людей у власти, которые к Немцову относились бы негативно. Никого же не интересует, какие конкретно взгляды человек продвигал с точки зрения внутренней политики в России. Зато все знают Бориса как бескомпромиссного бойца, убежденного человека, противника режима. И потому для всех абсолютно очевидно, что это убийство, приказ которого отдавал лично Путин – тот, с кем он боролся. И кто бы ни был изначально архитектором этого убийства, явно именно на такую реакцию и был расчет.

    Какую роль Немцов играл в протестном движении в России?

    Он участвовал во всех акциях оппозиции. Его роль тут безусловно была очень значительной - как организатора и как «мотора». Он очень сильно влиял на все оппозиционные конструкции.

    Что с его смертью на этом поле изменится? По одной из озвученных версий на официальном уровне в РФ, его убийством кто-то пытается дестабилизировать, раскачать ситуацию в стране.

    Нет. Собственно, я думаю, что это могла сделать власть именно потому, что фигурой Немцова раскачать широкие массы россиян нельзя. Это может дополнительно радикализировать тех, кто уже участвует в протестах, безусловно. Но каких-то новых сторонников в оппозицию привлечь не удастся, это маловероятно.

    Не так давно в Москве прошел Антимайдан. Что значит Антимайдан без Майдана?

    Мне очень нравится шутка, которую сформулировал один из наших блогеров: «инициировав марш 21 февраля под названием Антимайдан, мы окончательно признали, что находимся на задворках украинской истории». Точная формулировка. Когда нет собственной идентичности, мы пытаемся найти свою в чужой. И это, конечно, крайне печально и прискорбно. Но надо понимать, что идеи этой акции, действительно, значительной частью населения поддерживаются. Телевидение, радио, газеты работают на раскрутку подобного рода настроений. Правда, даже так на митинг смогли собрать около 25-30 тысяч человек – это меньше, чем собирают антивоенные акции, которые уже, естественно, проходят абсолютно бесплатно и совершенно в другой обстановке.

    Но, в целом, настроения у большинства россиян за последний год не поменялись?

    В России сейчас обстановка массового психоза. Это, судя по книгам, очень напоминает обстановку в Германии 1933 года. Люди находятся в плену какой-то идеи, и им очень комфортно быть в плену этой идеи. Потому что она снимает ответственность за то, как жить. Вообще, главная мысль российской пропаганды, которая транслируется все время на всю страну, заключается в том, что мы не с Украиной воюем, не с украинцами. Никто никуда не вторгается; вообще Украина как страна – несамостоятельное недоразумение. Зато у нас есть противостояние с Америкой, которая пытается поработить братский для нас украинский народ. А мы, соответственно, должны прилагать все усилия для того, чтобы американцев, немцев, и их «фашистскую хунту» скинуть и выгнать с территории столь родственной нам страны. Так это выглядит для рядового россиянина.

    Кстати, украинцы – вторая по величине нация, населяющая Российскую Федерацию. Людей, которые себя идентифицируют как украинцы, порядка 16%. Это означает, что, как минимум, половина из тех людей, которые идентифицируют себя как этнические украинцы, поддерживают агрессию на востоке свой исторической родины! Причина в том, что очень дискомфортно сказать себе: «мы – агрессоры». Психологически невозможно признать, что это мы поддерживаем фашистов, проливаем кровь, являемся источником насилия. Гораздо комфортнее говорить: нет, мы – миротворцы, просто нас не понимают. Ведь если признать, что мы – плохие, то надо немедленно бунтовать, брать оружие, идти скидывать эту власть!

    На данный момент россияне не готовы слышать ту часть общества, которая выступает против войны. Они склонны переворачивать лозунги антивоенного марша в лозунги поддержки Украины, что, в общем-то, не совсем так. Мы, конечно, очень хотим, чтобы у вас был успех. Но мы, прежде всего, хотим, чтобы прекратилась проливаться кровь, чтобы у нас в России начались реформы. Ваши реформы – это ваше дело.

    «Ставка идет на то, что украинское правительство падет само»

    Кстати, вы вот бываете в Украине. Можете с позиции наблюдателя оценить, как проходят здесь реформы?

    Для меня, как для человека, который приезжает сюда периодически, а не видит все процессы непрерывно, очень заметны изменения настроений на улицах. Я вижу в Киеве большое количество переселенцев, носителей другого образа. Совершенно четко виден и экономический спад.

    Что конкретно вам бросилось в глаза?

    Это видно по уличной рекламе, по состоянию дорог, по многим мелким приметам, которые говорят о состоянии экономики. Вот, например, я вижу у вас очень большое количество социальной рекламы и маленькое количество бизнес-рекламы. Видно депрессию. Это очень тревожит и пугает. Я смотрю снаружи на макроэкономические показатели – они разочаровывают, и я не думаю, что стоит винить лишь объективные факторы. Например, мне кажется, что Украина тем, как она обслуживает свой долг, совершает серьезную ошибку. Я, конечно, смотрю с российской колокольни, но я помню, как мы проходили сложные моменты за предыдущие годы реформ, и можно было бы учесть этот весьма болезненный опыт. Я помню оздоравливающий эффект дефолта 1998 года, когда Россия сказала: нам нужна передышка; это не значит, что мы все долги «прощаем» и отказываемся по ним платить, но нам нужна реструктуризация.

    В итоге, самый большой экономический скачок был после этого. Экономический рост за первый год составил 17%. И не было проблем с доверием инвесторов и т.п., они согласились. Российский пример не исключение, а правило. Зато есть пример Греции, которая использует внешнюю помощь, чтобы лишь затянуть долговую петлю на своей шее – и мы видим, чем это заканчивается. Деньги, которые сейчас приходят к вам по линии международного сообщества, просто наращивают долг Украины, но не идут внутрь экономики. Существует огромное количество стратегических отраслей, которые необходимо развивать, прежде всего, энергетическая отрасль. Мне кажется, что внимания к проблемам этой отрасли недостаточно. Слепое следование неолиберальным клише ее убивают и впрямую работают на увеличение зависимости от Газпрома.

    Ранее вы в интервью «Главкому» говорили о том, что возможно несколько вариантов дальнейшего развития ситуации на Донбассе. Минские договоренности немного понизили степень эскалации конфликта. Но глобально ситуация не изменилась. На что сегодня на этом поле делает ставку Путин?

    В голову Владимиру Владимировичу заглянуть сложно. Насколько я понимаю, его нынешняя стратегия исходит из внутрироссийского опыта, из опыта чеченского конфликта. Очень много аналогий, которые можно протянуть между нашей Первой чеченской войной и тем, что сейчас происходит в Украине. Ставка идет на то, что украинское правительство падет само. Политика, которую проводит украинское правительство, оценивается как неэффективная, усилия по реформированию экономики – как недостаточные. Экономический спад и экономическая динамика Украины полностью повторяет экономическую динамику нынешней России за одним исключением. У нас есть огромные золотовалютные резервы и постоянный валютный поток от продажи нефти и газа, а у вас его нет, а есть, наоборот, зависимость от нас. Я слышал от ваших соотечественников мнение, что Россия развалится раньше. Нет, она в ближайшее время не развалится, хотя сложности будут увеличиваться. Более того, в условиях продолжения обслуживания долга, ваши экономические успехи будут оплачивать экономическое развитие России. Так что с точки зрения Кремля получается, что надо просто тянуть время, и Россия будет в выигрыше. Это основная ставка.

    Думаю, на Донбассе будет бесконечная история с этими временными «перемириями». Они будут нарушаться, будут захватываться очередные куски территории. Следующей целью может быть Мариуполь или возврат Славянска, например. Международное сообщество опять будет выражать глубокую обеспокоенность, опять делать Минск 3, 4, 145, «Тегеран 1943» (28 ноября – 1 декабря 1943 года в Тегеране состоялась первая за годы Второй мировой войны конференция «большой тройки» - лидеров трех стран: Рузвельта (США), Черчилля (Великобритания) и Сталина (СССР), речь шла о разделе Европы после падения Германии, - «Главком»), опять «мир» на несколько недель перегруппировки. И так может продолжаться, пока «войска ДНР/ЛНР» не выйдут на территорию Донецкой и Луганской областей целиком.

    А дальше?

    А вот дальше – определенный важный рубеж. Согласно расчетам Кремля, если вести открытую агрессию на другие территории, то это может помешать задаче падения украинского правительства. На данный момент, например, у вас есть военная неудача в Дебальцево. Когда правительство отрицает военные проблемы, жертвы, сам факт окружения, и общество видит эту ложь, по факту получается, что это правительство еще хуже, чем ДНР, которая ведет боевые действия. Путин, помня, как Россия делала тоже самое в 1990-х, легко поймал Порошенко в ловушку в Минске. Аналогично, он помнит, как мы спровоцировали вторжение чеченцев в Дагестан, и общественное мнение в стране перевернулось. Если будет заход в другие области, пойдет обратное сплочение вокруг власти.

    Думаю, сценарий агрессии, «пробития» коридора на Крым и Одессу есть, он просчитан с точки зрения Генштаба, но он не самый вероятный. Теракты в Харькове, Одессе, других городах Украины – возможны.

    А что скажете по поводу опубликованного в СМИ плана Кремля, который предположительно был составлен между 4 и 12 февраля 2014 года и предусматривал захват Крыма еще при власти Януковича?

    Работа Генштаба – иметь военный план на любой случай жизни. Вероятно, какой-то сценарий дестабилизации в Крыму просчитывался на случай неудачи Януковича на очередных выборах. Кроме того, есть ряд бизнес и политических игроков внутри страны, которые регулярно засылают в Администрацию президента разные «идеи». Но в том, что такого плана не было на официальном уровне на 2014 год, я убежден на 100%. И в том, что не было плана с «зелеными человечками», тоже. Знаю целый ряд людей с российской стороны, которые так или иначе соприкоснулись с событиями. Было видно, что они действуют «с колес». Да и реакция Путина была чисто эмоциональной. Он принимал решение 22 февраля, когда бежал Янукович. Путин счел, что Запад его кинул. Вот, мол, были переговоры в Киеве, вроде как обо всем договорились, а революционеры не остановились. Он же отрицает субъектность за Украиной и за этой командой, считает, что они – чистые марионетки Запада, и, соответственно, обвиняет Запад. А поскольку это еще произошло в день закрытия Олимпиады, то вдвойне воспринял это лично на свой счет, как вызов.

    «Тут либо Путин, либо революция»

    Интересно, что фигуранты сбежавшие из Украины, дружно начали вести активную медиа-деятельность. Дал интервью российским СМИ Янукович, Азаров. Посыпались заявления Захарченко и Портнова. «Вышел в свет» Александр Янукович. Арбузов и вовсе не сходит с новостных российских лент, комментируя все, что подвернется…

    Это дополнительный инструмент Путина воздействия на действующую украинскую власть, дополнительный элемент нервозности, психологического давления, медийного напоминания. Они работают на раскачку украинских элит.

    Кстати, что в России слышно сегодня о Януковиче?

    Насколько знаю, он живет на два дома. Есть поместье на Рублевке у его сына Александра. Он сам там – где-то в Ростове.

    В СБУ пообещали, что в скором времени будут обнародованы доказательства причастности помощника президента РФ Владислава Суркова к расстрелам во время Майдана. Как вам такой поворот событий?

    Я Суркова достаточно хорошо знаю, знаю его взаимоотношения с различными силовыми структурами внутри России. Факт, что ему могут подчиняться российские силовики, маловероятен.

    РФ и российские спецслужбы в этих событиях могли участвовать, безусловно. Но думаю, они это делали помимо Суркова, который к тому же является сторонником метода «бархатного» удушения. Концепция падения украинского правительства продвигается именно Сурковым. Но он продвигает политтехнологическое решение устранения нынешней украинской власти, не силовое.

    Вы уже отметили, что минские переговоры, по сути, ничего не значат. Россия просто тянет время. А что от них остальным участникам?

    Там все решают свои внутренние задачи. Порошенко, который шел на выборы как «президент мира, а не президент войны», должен это демонстрировать своим избирателям. Это то, что его отличает, например, от Яценюка. У Меркель своя история, свои выборы внутри страны и свои отношения с социал-демократами. Обаме, вообще, хочется от этого вопроса как-то уйти – у него есть проблема ISIS (ИГИЛ), которая для него является более острой и ему лично более понятной. Он не знает, что делать в Украине.

    Никто не верит, что это перемирие продлится долго. Я тоже не верю. Путину выгодна нестабильность. Он доказывает, что революция не может быть успешна, что революция обречена на поражение. Тут либо Путин, либо революция.

    Мира никакого при этой власти в России не будет. Это две несовместимые вещи. Причем, в обе стороны. Если будет настоящий мир – то власть развалится, потому что хлынут эти вооруженные боевики назад, в Россию и предъявят счет Кремлю. Любой мир ими будет восприниматься как предательство. Они же считают, что Путин прозападный президент, что он все равно рано или поздно прогнется под Обаму, продаст их за благополучие кооператива «Озеро». Поэтому они хлынут делать революцию в России, и это будет совсем черная революция, фашистская. Путин это понимает.

    В Минске также поднимался вопрос освобождения военнопленных. Однако Мосгорсуд оставил украинскую летчицу Надежду Савченко под стражей до 13 мая. Более того, ее обвинили по еще одной статье. То есть Путин ее отпускать не собирается?

    Вопрос в том, что Россия не признает ее военнопленной. Это то, чего никак не могут добиться адвокаты.

    Российская власть убедилась, что Савченко – хороший ресурс для переговоров. В той же ПАСЕ представители России напрямую предлагали: вы нам право голоса возвращаете, а мы Савченко освобождаем. Они ее воспринимают как свою козырную карту. И желания разменивать «козырь» у них нет. Другое дело, что они, вообще, не просчитывают последствия: а что случится, если депутат ПАСЕ умрет в российской тюрьме?

    Не считаете ли вы, что Савченко оказалась для Кремля своего рода обузой? Сломать ее не вышло. Есть сообщения, что у нее уже нарушена работа некоторых органов. Все это не рушит планы Кремля?

    Российская власть плевать хотела на то, что там кто-то где-то голодает и умирает. И всем коллегам и друзьям я всегда говорю, что голодовка – не тот способ, которым стоит здесь действовать. Они все равно не верят, что человек может себя заморить голодом до конца. Вероятность трагедии – очень высока. Я очень переживаю за судьбу Надежды.

    «Ясного плана действий ни у США, ни у Германии нет»

    Вы сейчас много времени проводите в Штатах. Оцените, в каких еще местах Запад может «закрутить гайки» России.

    23 февраля у меня была большая встреча с комитетом по международным делам Сената – они готовились к встрече с господином Парубием (Андрей Парубий – первый вице-спикер Верховной Рады Украины, - «Главком»). Мы провели глубокий анализ того, что происходит в нашей части света, в Восточной Европе, что можно было бы сделать, что нельзя.

    Если мы посмотрим, как уже действуют санкции на России, то мы увидим, что даже если это по форме правильно, но, тем не менее, по сути получается форменное безобразие. Те санкции, которые являются персональными по отношению к конкретным людям – действуют очень избирательно и малоэффективно. Правильно недавно заявил депутат Госдумы Вячеслав Никонов, что в России – конкурс за попадание в список этих самых санкций. Те примерно 120 человек, которые находятся в санкционном списке, получают госконтракты на свои компании, карьерное повышение, они, тем самым, сертифицированы Америкой как элита Российской Федерации. Если бы эти санкции были бы распространены, например, на всех государственных служащих, или на всех членов «Единой России», результат был бы совершенно другим. Всех не накормишь.

    Что касается экономических санкций, то экономика России начала падать исключительно по внутренним причинам еще в 2013 году, до начала событий в Украине. Санкции поддерживают общий уровень нервозности, но не являются первопричиной кризиса. Зато они являются прекрасным поводом для Путина сказать: «это не мы идиоты, это все сволочи американцы». И, действительно, социология в России показывает, что люди думают, что те санкции, которые мы сами на себя наложили по ограничению ввоза продуктов питания, и из-за которых произошел первый скачок цен, сделали американцы. Нет понимания, что это мы сделали сами.

    Насколько далеко Запад готов пойти в вопросе поддержки Украины?

    Да ни на что он не готов пойти. Он готов бесконечно имитировать помощь.

    Поставки оружия, в принципе, могут случиться. Но даже в Америке, которой это финансово выгодно, потому что это загружает военно-промышленный комплекс на довольно большой заказ, много противоречий. Меркель против. Сам Обама тоже колеблется. Это используется во внутриполитической борьбе в США. Это повестка дня республиканцев. Если Обама на это согласится, получается, он прогнулся под своих политических оппонентов.

    Но вот Госсекретарь Джон Керри во время своего выступления в Сенате заявил о том, что у США есть пакет очень серьезных санкций против России в случае обострения ситуации на Донбассе. Это блеф?

    Они не знают, что делать. Они делают заявления, которые направлены, в основном, для внутреннего потребления. Избиратели американских сенаторов и конгрессменов говорят: а что же вы делаете для того, чтобы там прекратить войну? И им на это нужно что-то ответить. Вот они и отвечают. Но ясного плана действий ни у Штатов, ни у Германии нет.

    А когда начинаются частные разговоры, особенно с представителями деловых кругов, то они говорят крайне цинично: «Вы извините, но у нас объем экономических интересов на территории России больше, чем на территории Украины. И в пользу кого мы должны принимать решение, если мы должны заботиться о собственных избирателях? Конечно, для нас прагматично принимать решение в пользу России, а не в пользу Украины. Какая разница, кто там прав, кто виноват? Мы отчитываемся перед своими жителями».

    Потому для Украины ключом для наступления мира являются экономические реформы и их успех внутри страны. Это максимальная работа с иностранным бизнесом, максимальная работа по привлечению его на территорию страны. Это вопрос не только коммерческий. Это вопрос национальной безопасности.

    Как вам сегодня живется в политической эмиграции? Еще не пожалели, что в марте прошлого года проголосовали против присоединения Крыма к Российской Федерации?

    Я еще тогда говорил, что это голосование в итоге приведет к тому, что будет война, будет проливаться кровь. К сожалению, так и получилось.

    Не хочу оценивать свою жизнь сейчас как политическую эмиграцию. Хотя у меня, действительно, сложилась такая ситуация, что я с августа не могу въехать на территорию России. Но это хоть и связано с голосованием по Украине, все же не является его результатом. Это было сделано, скорее, для того, чтобы предотвратить второе знаковое голосование: 14 августа прошлого года собиралась внеочередная сессия российского парламента, объединенная, двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы, в Крыму в присутствии Путина и Медведева. И, как сейчас понятно, предполагалось обсудить вопрос об официальном вводе войск в Украину. Что, в общем, реально произошло. Российские солдаты были туда направлены, но, как любит говорить Путин, как добровольцы, как у нас говорят, в добровольно принудительном порядке. Приказ об этом был отдан 15 августа, а 14 августа Дума могла бы за это голосовать. И не хотелось кому-то в Кремле, чтобы и это голосование стало не единогласным. В итоге, правда, перебдели – решили военные вопросы решать все же в тайне, исподтишка, но в моем отношении уже все было сделано. Было принято соответствующее решение судебными приставами Российской Федерации, и я сейчас не могу вернуться. Но при первой возможности – а с точки зрения закона это все должно закончиться в мае этого года – надеюсь все-таки вернуться в Россию и в мой Новосибирск. Тем более что хотя я и отсутствую, я по-прежнему голосую, вношу законы, некоторые из них даже рассматриваются. Это такой инновационный способ – быть депутатом «по скайпу». Такой вот первый опыт в истории постсоветского пространства.

    Однако в Госдуме уже поднимался вопрос о лишении вас мандата.

    Да, и неоднократно, самыми разными способами. Но решения нет. Там ситуация такая, что, во-первых, Кремль не хочет новых «мучеников», делать из меня жертву. Во-вторых, любой механизм лишения мандата пугает депутатов от «Единой России». Потому что сегодня он против меня применяется, а завтра может против них. А они деньги за это платили. Уже видно, как меня через запятую стараются упоминать с бежавшим от обвинений в мошенничестве Митрофанове, чтобы «убрать политику». Наконец, чисто конституционно любые законодательные изменения не имеют обратной силы. И надо как-то очень сильно насиловать законодательство, чтобы принять такое решение.

    Комментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ