Кремль разлюбил Януковича?

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Кремль разлюбил Януковича?

    Скандальная видеопародия на украинского Президента красноречиво показывает отношение Кремля к Виктору Януковичу

    Вроде бы успели улечься страсти по поводу ролика в российской «Большой разнице», где человек, похожий на Виктора Януковича, был представлен в не самом приглядном виде, но осадок, как говорится, остался. Причем резонанс вызвал не столько сам ролик, а его снятие с эфира украинского телеканала. Затем уже последовали странные, как для демократов, заявления оппозиции.

    «Интересно, найдется ли хоть кто-то из основных представителей команд Виктора Януковича, кто отреагирует на проявление пренебрежения к Президенту от главного российского канала», – вопрошал, например вице-спикер Николай Томенко. Такое проявление внимания Томенко к своей программе было даже отдельно отмечено на сайте Первого канала. «Регионалы» отреагировали предсказуемо примирительным заявлением Анны Герман, призвавшей не реагировать на «каждый чих» («ко всякому юмору нужно относиться очень спокойно»), так и сумбурным монологом Михаила Чечетова, суть которого сводилась к тому, что люди простят низкие зарплаты, но не посягательств на дружбу с Россией, «какие бы деньги кому не платили». Полагаем, что г-н Чечетов просто недопонял, что пресловутый ролик был показан на центральном российском канале, а значит и «посягательство на дружбу» происходит со стороны «северного соседа». По сути-то, ролик был достаточно безобидным (миниатюры нашего «Вечернего квартала» в этом отношении гораздо, если хотите, «зубастее»), однако специфика российского телевидения сразу же породила разговоры, что за появлением сюжета стоит Кремль, который хочет подать украинскому Президенту определенные сигналы. Благо, перед глазами стоит пример Александра Лукашенко, охлаждение отношений с которым сопровождалось как раз массированной информационной атакой по напрямую подконтрольным российской власти телеканалам.

    Фактическая потеря Беларуси стала для Кремля тем более болезненной, что это направление традиционно позиционировалось для России как стратегическое. Даже больше – нахождение Минска в фарватере Москвы до недавнего времени воспринималось как само собой разумеющееся. Аналогичная самоуверенность в отношении Киева привела к, пожалуй, крупнейшему внешнеполитическому поражению Владимира Путина в 2004-м, поэтому недавний приход к власти тогдашнего фаворита Москвы Виктора Януковича воспринимался с определенной долей оптимизма. Зашкалить этому оптимизму в головах московских чиновников не позволила как боязнь обжечься еще раз, так и определенное разочарование в Януковиче после 2004-го. Все-таки Виктор Федорович за это время успел показаться российским правителям достаточно нерешительным и зависимым от собственного разношерстного бизнес-окружения. К тому же, основательно «укрепившая вертикаль» Россия со времен Оранжевой революции заматерела и подрастеряла былые сантименты к странам бывшего СССР, поставив во главу угла прагматические интересы.

    Мало кого, по большому счету, удивило, что после первого своего заграничного визита в Брюссель, украинская сторона сделала акцент на встречах с российскими коллегами. Официально (и, в принципе, небезосновательно) это объясняется тем, что предыдущая власть наломала дров в отношении со «стратегическим партнером» и новая команда заново занимается «возведением мостов». Отсюда все эти вызывающие насмешку оппозиции совместные катания на «Победе».

    Конечно, первый шокирующий шаг новой украинской власти в виде подписания харьковских соглашений, с большой натяжкой можно объяснить предыдущими просчетами правительства Тимошенко, тем более что при ближайшем рассмотрении практических выгод от удешевления газа на 100 доларов рядовые граждане получили немного. Равно как с трудом понимают те же граждане странную игру вокруг 11 миллиардов кубов газа, фактически отсуженных Дмитрием Фирташем у Украины не без благословения «Газпрома». Но какой-то системной работы в укреплении отношений с соседом украинская власть своему «российскоориентированному» избирателю продемонстрировать пока не может. Не ругаются – и то хорошо.

    Информационный фон в отношениях России и Украины сейчас не наполнен показательным «белым шумом» вроде захвата маяков ЧФ или задержания в аэропорту очередного деятеля. Ему на смену пришли более осторожные высказывания и действия с обеих сторон, а напряжение переместилось в кулуары. И факторов-раздражителей хватает: это и демонстративное нежелание Киева связываться с Таможенным союзом, и зависший статус русского языка, и история с приватизацией «Лугансктепловоза» уже при новой власти, в которой в очередной раз оказался обижен российский инвестор, и предоставление Украиной своих мощностей «нерукоподаваемому» в Кремле Лукашенко для транспортировки венесуэльской нефти, и, пожалуй, наиболее актуальная сейчас проблема, стоящая перед украинским правительством – дальнейшее сбивание цены на российский газ и торможение строительства обходных газопроводов. Последние попытки Николая Азарова добиться уступок в газовом вопросе, по свидетельствам очевидцев, ничего, кроме раздражения, у российских коллег не вызывают. Интересно будет понаблюдать, как увяжутся интересы российского и местного бизнеса во время скорой приватизации «Укртелекома», на который также претендует «донецкий» капитал. И как поведет себя впоследствии проигравший.

    Пока сложно сказать, когда соответствующим образом оформленная информация о противоречиях между Киевом и Москвой вырвется наружу. Пока «сор из избы» не выносится, хотя общее настроение передают как известные высказывания нардепа-«регионала» Владимира Ландика («Знаете, что такое Украина для наглой России? Мы – никто»), так и недавнее признание Виктора Януковича, который не скрывает опасений, что украинская экономика может быть поглощена Россией, из-за чего с Медведевым и Путиным «сладких разговоров очень мало». И то, насколько это деликатная тема, продемонстрировала, по большому счету, не стоившая такого внимания история с «Большой разницей».

    «Главком» поинтересовался о том, замечают ли они реальное охлаждение российско-украинских отношений, у российских экспертов.

    Константин Затулин, депутат Госдумы РФ, директор Института стран СНГ: «Осень у Януковича еще за горами»

    Ролик я, кстати, не видел до сих пор, но то, что он до сих пор продолжает кого-то интересовать, означает, что кто-то усиленно ищет следы охлаждения между новой украинской властью и РФ. Я лично такого охлаждения не улавливаю. Напомню, что на официальном уровне недавно состоявшиеся выборы на Украине признаны демократичными, в то время как у США и ЕС – другая позиция. Мне кажется, это больше свидетельствует об уровне наших отношений, чем любые ролики. Что касается ожиданий относительно Януковича, то они сохраняются – ведь далеко не все ожидания, которые брал на себя нынешний Президент, будучи кандидатом, он успел за это время выполнить. Мне кажется, в таких случаях цыплят считают по осени, а осень у Президента Януковича еще за горами.

    Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии: «Противоречия будут только нарастать»

    Кремль раздражен Януковичем по нескольким направлениям, в частности, по газовому – газотранспортный консорциум не создается, «Нафтогаз» отказывается сливаться с «Газпромом». Украина становится лоббистом против Южного и Северного потоков в Европе, считая, что лучше вкладывать деньги в собственную ГТС. То, что Янукович развивает отношения с Лукашенко (поставки венесуэльской нефти в направлении Белоруссии), также поставлено ему в вину.

    Это заставляет Кремль разворачивать кампанию давления на Януковича, в которой сюжет «Большой разницы» является первой ласточкой. Не исключаю, что через некоторое время Янукович станет такой же неприемлемой фигурой для Кремля, какой сегодня является Лукашенко. Думаю, в этом направлении ситуация и будет двигаться, поскольку никаких объективных оснований для вечной дружбы нет. Противоречия будут только нарастать. Сам же этот ролик был направлен преимущественно на Украину, поскольку российская аудитория сейчас не так следит за Украиной и с трудом понимает, о чем идет речь.

    Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы: «Так, как по Ющенко лупили, и близко нет»

    Дело в том, что слишком большой темп был задан на старте, чтобы его так же выдерживать дальше. Действительно, есть ряд форматов, которые для Украины являются спорными – тот же Таможенный союз, инстинкт самосохранения у крупного украинского бизнеса, который боится быть поглощенным российским. Вспомните недавнюю волну, что, мол, в Украину приходят россияне и все скупают. То же аннулирование продажи «Лугансктепловоза» крайне неприятно воспринято в России. Очень медленно продвигается инициатива по «газовому» СП: до сих пор не внесен в Верховную Раду закон о возможности приватизации ГТС, и непонятно, что будет вноситься в это СП с украинской стороны.

    К Януковичу много вопросов, но говорить, что это серьезное охлаждение, я бы не стал. Это, скорее, своеобразный привет. Сигнал не Януковичу, которому российские руководители могут напрямую все высказать, а украинскому истеблишменту – давайте выполнять взятые на себя обязательства.

    Конечно, без «отмашки» этот сюжет не вышел бы на Первом канале, но я не вижу там ничего особо обидного. Так, как по Ющенко лупили, и близко нет. В будущем все зависит от поведения и российской, и украинской стороны, потому что к России тоже можно высказывать определенные претензии. Если Россию не устраивает, что Украина прокачивает для Белоруссии российскую нефть, то сами обеспечьте загрузку нефтью в правильном направлении. Ведь если в семье возникают проблемы, то не один член семьи в этом виноват.

    Виктор Мироненко, руководитель Центра украинских исследований Учреждения РАН Институт Европы: «Сказывается эффект «ложной оценки»

    С одной стороны, избрание нового украинского Президента воспринимается российской политической элитой, как некое подтверждение правильности той политической линии, которая проводилась предыдущие пять лет. Я, кстати, не разделяю эту точку зрения, поскольку считаю политику с обеих сторон в эти упущенные годы ошибочной. Но считается, что Украина образумилась, и, в конце концов, избран Президент, который настроен на перспективное масштабное сотрудничество с Россией. Это настроение чувствовалось и во время выборов и после, особенно после харьковских соглашений. Количество встреч на высшем уровне побило все рекорды, было заявлено, правда, пока только на вербальном уровне, много действительно важных направлений.

    Мне кажется, сказывается эффект «ложной оценки» – если было упущено в сотрудничестве четыре-пять лет, то никакой Президент, как бы он ни был настроен к РФ, компенсировать эти потери просто не в состоянии. Процессы имеют большую инерцию, и повернуть их моментально невозможно. Если сравнить два последних заседания комиссии по экономическому сотрудничеству, то можно увидеть разницу: эйфория на первом и реальные трудности во время второго, что, возможно, вызвало определенные разочарования в определенных политических кругах в России.

    Но я бы не стал это связывать с сюжетом в «Большой разнице». У меня, в отличие от многих, сложилось впечатление от этого сюжета, что это была не сатира, а все-таки юмор. Причем окрашенный в достаточно теплые тона – так могут друг о друге говорить партнеры. Естественно, в практике межгосударственных отношений такие вещи болезненны и могут вызвать соответствующую реакцию, что и произошло с частью экспертного сообщества в Украине, но это если посмотреть с одной стороны. С другой – такие неформальные жесты в адрес друг друга говорят, скорее, об улучшении климата. Поэтому я, честно говоря, удивлен реакцией на сюжет.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ