Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Взлеты и падения гривни

    • Галина Каплюк, Алена Блохтур, «Главком»
    • Розсилка
    Взлеты и падения гривни

    Украинской национальной валюте исполняется 15 лет.

    Украинской национальной валюте исполняется 15 лет. 2 сентября 1996 года началась денежная реформа с введения в оборот нового денежного знака – гривни. Обмен купонокарбованцев проводился в соотношении 100 000 крб. = 1 грн., и продлился до 1998 года. Сначала были банкноты номиналом 1, 2, 5, 10, 20, 50 и 100 гривен, в августе 2001 появилась двухсотгривневая купюра, а в сентябре 2006-го банкнота в 500 гривен.

    За это время количество наличных гривен в обращении увеличилось почти в 60 раз. Однако из-за недоверия украинцы по-прежнему держат половину денег в иностранной валюте и половину – в национальной. За эти 15 лет только официально было завезено в Украину 65 млрд. долл. наличными, так что долларовая масса по сумме превышает гривневую.

    Как это было? Что ожидает гривню в ближайшее время?

    Об этом в пресс-центре «Главкома» говорили один из участников проведения денежной реформы 1996 года Виктор Суслов и финансовый аналитик Эрик Найман.

    Виктор Суслов: «В 1995 году 1 доллар США стоил 147 463 купонокарбованцев»

    25 августа 1996 года Президент Украины Леонид Данилович Кучма издал указ о проведении денежной реформы, начиная с 2 сентября. Со 2 по 16 сентября того же года эта реформа в основном и была поведена, хотя обмен купонокарбованцев на гривню продолжался и в дальнейшем. Примерно за месяц до этого с грифом секретно был издан указ о государственной комиссии по проведению денежной реформы в Украине. Возглавил ее тогдашний премьер-министр Павел Иванович Лазаренко, заместителем у него был голова Национального банка Виктор Андреевич Ющенко, другим заместителем - вице-премьер Виктор Михайлович Пинзеник. В состав комиссии вошел Стельмах, как первый заместитель председателя Национального банка, и я, будучи тогда главой Комитета по финансовой и банковской деятельности.

    В вопросах создания национальной денежной системы акценты можно было бы расставлять несколько иначе. В 1996 году была проведена достаточно простая техническая операция, связанная с заменой денежных знаков купонокарбованцев на вновь отпечатанную валюту гривню, «плюс» перевод всех безналичный счетов в гривню. Обмен и перевод проводились по соотношению 100 тысяч карбованцев за одну гривню. То есть, технически это была достаточно простая операция, которая на самом деле не формировала какой-то новой экономической реальности, кроме того, что новые деньги были лучше защищены. А также все знали, что эти деньги постоянны, поэтому реформа внушала больше доверия к национальной денежной единице.

    Как мы к этой реформе шли, и как была создана национальная денежная и финансовая система? В декабре 1991 года распался Советский Союз, было ясно, что нужно готовиться, в том числе к введению национальной валюты, начинать создавать свою собственную экономическую систему. После референдума о независимости Украины 2 декабря и избрания Президентом Леонида Макаровича Кравчука, он создал рабочую группу по подготовке первых указов на эту тему. Я попал в состав этой комиссии, и мне поручалась работа над проектом денежной реформы.

    К началу 1992 года проект лежал на столе у Президента. Но ясно было, что сразу ввести новую денежную единицу невозможно ввиду большой дезорганизации, распада Советского Союза и невозможности обеспечить устойчивость такой денежной единицы в полном объеме. Поэтому первая программа предполагала проведение реформы по типу реформы Сокольникова 1922-1924 годов, когда параллельно с постоянно обесценивающейся системой советских денежных знаков вводилась система устойчивой валюты (червонцы), которая в дальнейшем послужила стабильной денежной системой.

    Тем не менее, эта реформа не была проведена, думаю, по вине руководителей России, Украины и других государств, ведь, несмотря на факт распада Советского Союза, не было принято никаких решений о разделе денежных систем. Первую половину 1992 года фактически существовало единое денежное пространство. В Национальный банк Украины тогда привлекли радикально настроенных людей, таких как Николай Иванович Сивульский, который стал первым заместителем главы Национального банка Гетьмана, Александр Шаров.

    Национальный банк, пользуясь тем, что он стал еще одним эмиссионным центром наряду с российским Центральным банком выпуска рублей, начал проводить очень активную политику выпуска в оборот безналичных рублей с тем, чтобы извлечь из этого максимальную пользу, закупая у России определенные товары, оплачивая сырье и т.д. Естественно, денежная система, в которой несколько эмиссионных центров, должна была быть разрушена с тяжелыми последствиями. Так оно и случилось.

    Все это привело к встрече 23 июня в Дагомысе, в которой принимали участие президенты России и Украины, премьер-министры, председатели верховных советов, главы нацбанков. За всю историю встреча на таком уровне была проведена только одна. Россияне тогда предупредили, что в связи с такой политикой украинского центрального банка, они разделяют денежные системы, вводя расчеты через корреспондентские счета центральных банков, и отказываются принимать рубли, которые эмитирует Украина. Украина на тот момент свободно эмитировала безналичный советский рубль, а нехватку наличных рублей в обороте уже тогда, начиная с января 1992 года, компенсировали печатанием своих купонов.

    Поэтому на самом деле денежная реформа и введение национальной денежной единицы было проведено с июня 1992 года, когда Россия разделила денежные системы, отказалась принимать украинские рубли и Украина на тот момент, хотя и жаловалась на то, что ее выбросили из рублевой зоны, оказалась уже с собственной денежной единицей – купонокарбованцем, который начал обесцениваться быстрее рубля и своей национальной денежной системой.

    В полном объеме гривню действительно имело смысл вводить только тогда, когда удалось остановить очень высокие темпы инфляции. Ведь в результате политики, которая проводилась Национальным банком, в 1993 году Украина получила мировые темпы инфляции – больше 10 000%. Если бы гривня была введена в этих условиях (хотя уже и была отпечатана), она начала бы очень быстро обесцениваться. Пришлось предложить оригинальный метод, который многие потом критиковали, но он тогда сыграл позитивную роль, – привязка купонокарбованца к доллару, введение пусть и административного фиксированного курса, чтобы стабилизировать ситуацию, введение обязательного выкупа валюты для оплаты критического импорта. Потом постепенно за два года удалось более-менее сблизить коммерческий и официальный курсы доллара, прийти к ситуации, когда можно было вводить гривню. Темпы обесценения валюты: в 1992 году 1 доллар США стоил 208 купонокарбованцев, в 1993 – 4 539, в 1994 – 31 700, в 1995 – 147 463.

    После реформы 1996 года стабильность не была достигнута, последовал кризис 1998 года. С 1996-го по 2000 год гривня обесценилась более чем в три раза. Гривня по отношению к доллару порядка 22-23% – это то, что она собой представляла в 1996 году.

    Дальнейшие перспективы гривни целиком определяются тем, удастся ли нам сбалансировать счет текущих операций или баланс товаров и услуг. Пока не получается. По последним данным Национального банка, объем экспорта товаров и услуг в первом полугодии 2011 года составил 39,397 миллиардов, импорт - 41,199 миллиардов, негативное сальдо внешнеторгового баланса – 1,801 миллиардов. При этом в первом полугодии прошлого года это было позитивное сальдо - 633 миллиона.

    Если баланс товаров и услуг негативный, его приходится покрывать либо новыми заимствованиями, а, значит, увеличением долгов, либо расчетом на то, что увеличится приток иностранных инвестиций. В нашей ситуации последнего времени негативный торговый баланс был покрыт профицитом по финансовому счету, и этот профицит в июле составил 682 миллиона долларов. Но как отмечает Национальный банк, это было достигнуто за счет сокращения выданных за границу кредитов и размещенных там депозитов. То есть, каких-либо устойчивых тенденций к выравниванию торгового баланса нет.

    Правильнее было бы проводить плавную поэтапную небольшую девальвацию, чем ждать, пока она приобретет такие же масштабы, как в 2008 году. Тем более, ожидается вторая волна финансового кризиса и то, что в последствии изменения мировой конъюнктуры спрос на традиционные товары украинского экспорта (метал, продукция химической промышленности) может опять резко упасть.

    Эрик Найман: «С 1996 года по сегодняшнее время гривня девальвировалась в 4,5 раза»

    Главным условием для официального запуска гривни как национальной единицы 2 сентября 1996 года стало снижение инфляции, которая летом 1996 года впервые за всю историю упала почти до 0%. В 1997-1998 годах инфляция даже опускалась с четырех-, двузначных до однозначных величин. Потом кризис 1998 года, новый виток девальвации, инфляции. С 1996 года по сегодняшнее время гривня девальвировалась в 4,5 раза, за этот же период суммарная инфляция составила 6 раз, то есть средний уровень цен в Украине вырос в 6 раз.

    Возникает эффект, что реальный курс гривни укрепился в 1,5 раза, но на самом деле нет, потому что в США цены тоже не стоят на месте, там инфляция за этот период составила почти 1,5. Поэтому если взять в суме корзину потребительских товаров и услуг, а также темпы роста цен в Украине и в США за 15 лет, то по итогам все было выровнено девальвацией гривни, которая происходила двумя скачками, – 1998-1999 и 2008-2009 годы.

    Это результат политики Национального банка, они долго-долго держат, а потом, когда уже мочи держать нет, отпускают заслонку и выстреливает, вы видели, что курс улетал почти до 10 гривен за доллар. Большинство центральных банков мира, включая российский, допускают более плавную девальвацию, исключением был 1998 года, когда и они тоже заигрались.

    Инфляция по итогам 2011 года составит в Украине порядка 10%. Сегодня мы, может быть, выходим на темпы 8-9%, но посмотрим, что произойдет осенью с ценами на тот же бензин, коммунальные услуги. При этом инфляция в США составляет порядка 2%. Соответственно, девальвационное сжатие пружины находится в интервале от 5% до 8%. Это то, что можно было бы ожидать, если бы у нас был рыночный валютный рынок, рыночный курс. Постепенно, до тех пор, пока инфляция не будет намного превышать инфляцию в США, извините, мы будем переживать долгий период стабильности валютного курса и потом его выравнивание. То есть, за один месяц или за один год догоняем то, что держим пять или десять лет. Держали 10 лет с 1999 года – получили девальвацию. Теоретически Национальный банк может держать валютный курс на уровне 8 грн./дол. до конца этого и до конца следующего года, валютных резервов хватит, если еще при этом проводить политику ужесточения гривни. Но другой вопрос, что, наверное, не надо доводить до греха, когда происходят эти скачки и все потом нервничают. Лучше нервничать понемножку, чем один раз и сразу в могилу.

    За эти 15 лет количество наличных гривен в обращении увеличилось почти в 60 раз. Несведущий человек может подумать, что в столько же раз упала гривня. На самом деле американцы тоже не паиньки и тоже печатают доллары. Поэтому тут надо смотреть в том числе на размер экономики – за это время она выросла в 16 раз. Но так как товарная масса не успевает за ростом денежной массы, возникает инфляция. К сожалению, печатают все равно денег больше. Сейчас их печатают ровно на столько, на сколько вырастает экономика. Это создает другую угрозу – отсутствие кредитования. Пока не следует мечтать о том, что будет запущено ипотечное кредитование рыночными, банковскими методами. У банков на ипотеку денег нет, ни длинных, ни коротких. Есть только на потребительские карточки под 50-60% годовых. Под ипотеку 12-15% деньги есть только в бюджете, но, к сожалению, если это сделают, то получат белорусский вариант. Буквально в январе этого года в Белоруссии можно было взять ипотечный кредит на 10 и больше лет в белорусском рубле под 12-13%. Это было безумие (учитывая степень инфляции и неразвитости экономики), которое закончилось троекратной девальвацией. Они тоже очень долго держали курс. Поэтому тут я все-таки думаю, что в Национальный банк пришли профессиональные люди. С точки зрения управления валютными резервами всегда Нацбанк отличался хорошим качеством работы. Будем надеяться, что они учатся на ошибках своих и своих предшественников.

    Нужно понимать, что эмиссия гривни не приводит автоматически к девальвации гривни. Но если кто-то ожидает, что будет ревальвация, то это возможно разве что, если в США что-то случится очень плохое, только тогда мы, наверное, вернемся к 5 грн./дол. Но это единственный случай, и я бы на него не делал ставку, потому что профессионализм американских финансистов все-таки на порядок выше, чем украинских.

    Появилось ли доверие к гривне? Появилось доверие к банковской системе. С момента введения гривни депозиты физических лиц в коммерческих банках выросли в 430 раз, это намного больше, чем выросла экономика и чем выросла денежная система. Но я не могу сказать, что появилось доверие к гривне, потому что до сих пор валютные депозиты физических лиц составляют почти 50%. По-прежнему украинцы держат половину денег в иностранной валюте и половину – в национальной. Яркая характеристика и в том, что у нас высокая долларизация экономики. Недоверие к гривне приводит к тем скачкам, которые периодически происходят. Люди помнят кризис 10 лет, потом все по новой - новая карусель, новые кредиты, новые банкротства и т.д. Но так как у нас каждые десть лет происходит валютный кризис, то большинство людей не успевают забыть те валютные скачки, поэтому и держит деньги в валюте.

    За эти 15 лет официально было завезено в Украину 65 млрд. долл. наличными. А сколько еще завезли неофициально остарбайтеры и российские туристы в Крым, сколько было ввезено по импорту, никто не знает. Но мы понимаем, что наличная долларовая масса по-прежнему очень большая. По сумме она больше, чем наличная гривневая масса. Если по депозитам идет соотношение 50/50, то на уровне наличных ситуация гораздо хуже – здесь большая часть долларов. Поэтому Национальному банку и правительству есть над чем работать по степени улучшения управления монетарной системой и укрепления доверия к гривне. По крайней мере, первый экзамен она выдержала – за это время не было галопирующей инфляции, и это уже хорошо, что краник ни разу не срывало.

    Есть ли угроза того, что Украине снова придется проводить денежную реформу? При каких обстоятельствах это возможно или наша гривня непотопляема?

    Виктор Суслов: Нет предпосылок для денежной реформы и нет смысла в проведении реформы с заменой денег. Конечно, очень многое, особенно в валютном регулировании, может быть изменено. Хочу напомнить, что до сих пор закон о валютном регулировании, который много лет проходит в Верховной Раде, так и не принят. Постепенно вводятся кое-какие ограничения, и правильно, допустим, запрет на выдачу валютных кредитов физическим лицам. Вообще любые меры, связанные с ограничением внутреннего оборота иностранной валюты, правильны, поскольку они ведут к укреплению национальной валюты.

    Эрик Найман: Денежная реформа – это очень затратное мероприятие, поэтому его нужно проводить только в случае крайней необходимости. Поэтому проведение денежной реформы в течении ближайших нескольких лет невозможно. Но наверняка мы увидим тысячегривневую купюру.

    Вовремя ли была проведена денежная реформа в Украине?

    Виктор Суслов: Можно было провести и раньше 1996 года, но не были готовы наши премьеры тогда. Помню, как я убеждал Марчука, который был перед Лазаренко, что уже можно проводить, но он колебался, думал, пока его не уволили. Павел Иванович, наоборот, был человеком очень решительным. Только был назначен, сразу решил провести реформу, считая, что это будет способствовать стабилизации экономики. Но главное, что не позже, потому что дальше затягивать было нельзя. Кстати, Россия провела денежную реформу и ввела новые денежные знаки в июле 1993 года.

    Эрик Найман: Денежная реформа была проведена в нормальные сроки, потому что была сбита инфляция, погашены инфляционные ожидания, люди уже год прожили в условиях очень близких к стабильности.

    Виктор Иванович, насколько может девальвировать гривня?

    Виктор Суслов: Важно, как ее девальвировать. Все предыдущие девальвации в Украине были скачкообразными. Это плохо потому, что больше шок и выигрывают спекулянты, которые знают, что произойдет такая девальвация. Ведь это конкретные должностные лица принимают конкретные решения. Если вы, зная, что завтра будет девальвация, гривню конвертируете в доллары, а после – наоборот, то оказывается, что на ровном месте зарабатываете десятки процентов, что и делали спекулянты, в частности в 2008 году и раньше. Если вы девальвируете постепенно на несколько процентов, то подобного рода спекулятивные операции не выгодны и часто невозможны. Если правительство все-таки не в состоянии сбалансировать баланс товаров и услуг, если оно вынуждено прибегать к займам для того, чтобы оплачивать возрастающий импорт, то значит девальвация неизбежна. Но тогда надо идти на маленькую девальвацию, постепенно, надо рассчитать, какая будет траектория этой девальвации, и потери для экономики будут, безусловно, меньше.

    Насколько может быть девальвирована гривня? Национальный банк неоднократно всем демонстрировал, что насколько он решит, настолько и будет. В том же 2008 году в начале НБУ провел ревальвацию с 5.05 до 4,5 грн/долл., что для многих было очень выгодно, особенно сработали на тех, кто выводил капиталы из страны. Это было сделано в интересах определенных финансовых групп и банков, которые в условиях начинающего кризиса очень выгодно вывели деньги из Украины. Потом гривню бросили в другом направлении, и на этом опять-таки заработали. Таких ситуаций допускать вообще нельзя.

    Г-н Найман, каков ваш прогноз в отношении курса гривни до конца года?

    Эрик Найман: Если бы Нацбанк сейчас не держал курс и не проводил жесточайшую политику дефицита гривневой ликвидности, когда ставки на межбанке превышают годовые депозитные ставки… Сегодня нет гривен, так как НБУ борется с инфляцией, с девальвацией, пока они сдерживают, будет 8 грн./долл. Но обычно бюджетные своды так или иначе в декабре появляются на рынке. Так или иначе, гривня появится и тогда мы увидим либо 8,20 – 8,30. Это мягкий вариант, он никого не напряжет - ни экспортеров, ни импортеров. Умеренный вариант – 8,50-8,60.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ