рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Стабильная гривна. Конец фильма?

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Стабильная гривна. Конец фильма?

    Эксперты сходятся во мнении: у власти уже нет ресурсов поддерживать иллюзию стабильности

    Пока тянутся относительно спокойные для экономики летние месяцы, все с тревогой ожидают последнего квартала этого года. Доходная часть бюджета не выполняется, золотовалютные резервы после выплат по госзаймам сдулись до угрожающей цифры в $22,7 млрд. и, по мнению экспертов, к концу года снизятся еще на пару миллиардов. Меры правительства по ограничению импорта, обязательной продаже экспортерами половины валютной выручки, ужесточении требований к валютным объемам банковских резервов, конечно, дают результат – в НБУ бравурно отмечают, что предложение наличной валюты в Украине уже четыре месяца подряд превышает спрос на нее. Еще больше должен впечатлять тот факт, что за семь месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого чистая покупка валюты населением упала в 20 раз.

    Правда, не стоит забывать, что ближе к концу года валюта понадобится для закачки в хранилища российского газа, нужно будет выполнять обязательства перед МВФ и погашать внутренние валютные облигации. Все это с учетом сезонного спроса на валюту серьезно усилит давление на гривну, а внешние заимствования Киеву, кажется, могут только сниться.

    Учитывая, что стабильный курс гривни относительно доллара для нынешней власти является одним из главных индикаторов стабильности, можно не сомневаться, что она будет пытаться удерживать его до последнего. К такой тактике можно относиться по-разному, но рано или поздно у государства просто не хватит ресурсов для постоянного поддержания этой иллюзии и удар может быть крайне болезненным. Резкая девальвация национальной валюты в 2008-м еще свежа в памяти.

    Чего ожидать украинской экономике в конце года и выдержит ли гривна усиливающееся давление, - мнения экспертов «Главкома», независимых и не очень.

    Украина доживает последние год-два

    {1-}

    Петр Устенко,
    глава СПУ

    За счет роста производства спасти ситуацию однозначно не удастся, потому что расти просто нечему. Я ездил по Украине и видел, что экономика везде лежит. Запорожье работает где-то на 30 %, Никополь практически стоит, Херсон стоит, в Николаеве еле теплится один кораблестроительный завод…

    Единственное – хороший урожай зерновых может чуть помочь. Заставят селян, как всегда, сдать продукцию за бесценок, учитывая, что тем ее негде хранить. Больше не вижу, откуда могут взяться деньги. Условно говоря, сейчас в Украине из 10 инвесторов остаются только два, а остальные покидают наш рынок.

    С помощью валютных запасов Нацбанка могут удержаться, если их хватит, конечно. Плюс могут пойти на уступки по приватизации оставшихся стратегических объектов, не исключаю подвижек в газотранспортном консорциуме. И если в этом году власть продержится, то в следующем не исключаю внеочередных парламентских выборов, чтобы выпустить пар.

    Но Украина доживает последние год-два, потому что со времен Советского Союза ничего капитально не обновлялось. Все пущено на авось – прожили день, и слава Богу.

    Наших резервов хватит максимум до конца года

    {2-}

    Андрей Новак,
    глава Комитета экономистов Украины

    Опасность девальвации гривны длится уже как минимум два года. Объективные экономические факторы, которые формируют курс любой денежной единицы (внешнеторговый баланс, реальная инфляция и состояние госдолга), в Украине эти годы находятся в негативном состоянии и, главное, в негативной тенденции. В частности, негативное сальдо составляет более 10 миллиарда долларов каждый год, показатели реальной инфляции зашкаливают под 10 %, а госдолг растет в геометрической прогрессии. Поэтому Нацбанк эти два года искусственно удерживает курс прямыми интервенциями на валютном рынке.

    Но такая искусственная поддержка обходится нам, в среднем, под миллиард долларов ежемесячно. И на сегодня золотовалютные резервы достигли свого четырехлетнего минимума. К тому же из оставшихся 23 миллиардов далеко не вся сумма является свободными валютными средствами – там есть и акции, и облигации, и драгоценные металлы. И если сбережется та же тенденция, этих резервов хватит максимум до конца года. Поэтому девальвация под конец года кажется весьма реалистичной, учитывая общую ситуацию в экономике. Как мы проживем конец года, будет зависеть от того, продлится ли в серьезных масштабах сотрудничество с МВФ. Ведь сейчас Украине нужны не просто валютные средства, а большие валютные средства. Именно такой экономический мотив и толкает украинскую власть в направлении Европы, потому что именно там находятся живые деньги, которых нет в таких объемах в Российской Федерации, а если и есть, то взамен на них Украина должна сдавать какие-то объекты.

    Украина находится в полной внешней финансовой зависимости, но, может, это и хорошо, потому что именно она тянет украинскую власть в цивилизованный мир. Не исключено, что уже в декабре после подписания Ассоциации с ЕС Украина сможет получить первые транши МВФ, и тогда финансовый год можно будет закрыть как с точки зрения бюджета, так и пополнения резервов, чтобы поддерживать гривню.

    По поводу курса есть еще один аспект. Владельцам наших крупнейших ФПГ очень необходима девальвация – за ее счет они могут компенсировать те финансово-экономические потери, которые сейчас несут из-за падения объемов продаж своего экспорта.

    У нас сейчас абсолютно реальный избыток валюты

    {3-}

    Александр Охрименко,
    президент Украинского аналитического центра

    Все, кто кричит о девальвации гривны, не учитывают самые важные факторы. По официальным данным НБУ, предложение валюты на межбанковском рынке сейчас на $1,7 млрд. больше, чем спрос. По итогам прошлого года было наоборот – спрос на $ 3,5 млрд. больше. Тенденция поменялась, потому что была введена норма о 50 %-ной продаже валютной выручки, которая дала положительный эффект. У нас сейчас абсолютно реальный избыток валюты. Экспортеры дают больше, чем импортеры покупают – и эта тенденция сохранится в четвертом квартале.

    Если уже сейчас экспортная выручка превалирует, то в четвертом квартале, когда пойдет реализация подсолнечного масла, зерна, курятины, яиц, эта выручка еще вырастет и спокойно перекроет потребность закупки газа на зиму. К тому же, наши очень удачно нашли общий язык с азиатскими странами. То, что Украина смогла пробиться на очень емкий китайский продовольственный рынок – большое чудо.

    Это, конечно, неоднозначный момент, но после введения пошлин на утилизацию авто однозначно резко упадет закупка импортных автомобилей. Чтобы было наглядней, по итогам прошлого года на закупку импортных авто потратили больше $4 млрд. На сегодняшний момент из-за снижения спроса эта цифра может превратиться в $1 млрд., пусть и за счет драконовских методов.

    Скорее всего, и далее сохранится тенденция большей продажи валюты, чем покупки. Люди же не просто меняют валюту, а начинают проедать валютные заначки и больше покупают товаров. Поэтому в четвертом квартале я больше ожидаю достаточного всплеска инфляции, и за четвертый квартал инфляция может составить 7 – 8 %, хотя годовая будет в пределах запланированных 5 %. Причины ее в том, что спрос будет расти и бизнес тоже захочет выжать максимум из этого момента.

    Правительство будет из кожи вон лезть, чтобы получить новые кредиты

    {4-}

    Владимир Лановой,
    президент Центра рыночных реформ

    Исходя из опыта предыдущих месяцев, могу предположить, что гривню будут держать до последнего. Когда мы уже подходили к краю пропасти, НБУ и правительство бросали последние ресурсы, на любых условиях брали кредиты. На поверхности все выглядело спокойно, но на самом деле только нагнетались огромные провалы в нашей экономике. Я склонен думать, что правительство будет из кожи вон лезть, беря новые кредиты под любые проценты и этим покрывать старые долги. Но тогда не выдержит бюджет, поскольку на обслуживание внешнего долга нужно будет потратить не 100 миллиардов, а 150 – 200 миллиардов. А это будет означать крах социально-экономического процесса в стране. Ожидать оживления в еврозоне я бы сильно не стал, потому что наша экономика всего на 15–20 % экспортноориентирована на Европу и небольшое увеличение никак не отразится на внутреннем производстве. А вот внутренние рынки падают.

    Нашему правительству можно было ранее плавно снижать курс и уменьшать импорт, но было решено демонстрировать мнимую устойчивость, под которой был песок. Все наши мнимые экономисты при власти считают, что государство будет работать вместо рынка, а к чему это приводит, мы видим в финансовой сфере, сфере занятости, уменьшении потребительских рынков и доходов населения. По всем фронтам – провал, именно потому, что государство взяло на себя несвойственные ему функции. Это фактически возврат к социализму, «back in USSR».

    Пока это не полная катастрофа, но она неотвратимо приближается

    {5-}

    Владимир Дубровский,
    экономист аналитического центра CASE-Украина

    Риск девальвации очень большой, но сотрудничество с МВФ может, по крайней мере, сделать эту девальвацию плавной. Витают в воздухе слухи насчет возможности продажи ГТС, помощи ЕС в случае подписания соглашения об Ассоциации, но, на самом деле, все эти решения будут краткосрочными.

    Разговоры о страшном кризисе ходят еще с 2010-го года, но на тот момент был довольно большой запас прочности и достаточно хорошая международная конъюнктура. Правительство рассчитывало, что она будет только улучшаться и гиганты индустрии, на которые оно делает ставку, будут локомотивом экономики. Эта ставка изначально была проигрышна, потому что думающие люди понимали, что это необычный кризис и быстрого выхода из него не будет. Если бы международная конъюнктура улучшалась, эта политика оставалась бы недальновидной в пределах десятилетий, а так все стало очевидно в течение пары лет. И какие-то временные затычки вроде продажи ГТС эти моменты не уберут, а наоборот позволят правительству продолжать свою безрассудную политику.

    Ко всему добавилось еще и резкое увеличение налогового давления, хотя и Президент, и правительство обещали обратное. Соответственно, бизнес уходит в тень и налоговые поступления наоборот снижаются. Пока это не совсем полная катастрофа, но она неотвратимо приближается. Как ни парадоксально, кризис – это часто самое подходящее время для реформ, потому что в остальное время власть просто почивает на лаврах и ей ничего не нужно. Есть какая-то надежда, что кризис заставит эту власть делать хоть что-то и отступать от той линии, которую она проводит. Но эти товарищи, в отличие от Кучмы, куда менее гибкие и куда более жадные и вероятность того, что они будут делать реформы, которые задевают их собственные источники обогащения, близка к нулю. Пусть даже страна при этом будет гибнуть.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ