Судьба Немцова - для Тимошенко, а Жириновского - для «Свободы»?

    • Святослав Хоменко, «Главком»
    • Розсилка
    Судьба Немцова - для Тимошенко, а Жириновского - для «Свободы»?

    В Украине закончились сто дней без оппозиции.

    «Где она, эта оппозиция?» Именно такой вопрос сегодня на устах тех, кто с ужасом вдруг обнаружил, что каток властной конструкции постепенно добирается и до него - в области, райцентры, города, поселки и села. На центральных Печерских холмах этот каток свою работу уже сделал. Почти всю…

    В Украине оппоненты власти, несомненно, формально существуют. Состоянием на сегодняшний день, оппозиционность нынешней власти декларируют свыше трети народных депутатов. В стенах Верховной Рады каждый понедельник собирается Совет оппозиции, который анализирует законопроекты, внесенные в повестку дня парламента. Время от времени противники власти инициирует собственные наработки, утверждаемые на заседаниях оппозиционных правительств (Соболева и Яценюка).

    Наблюдаются отдельные проявления оппозиции и вне парламента – создан Комитет спасения Украины, который даже провел несколько акций протеста. Время от времени подают свой голос и внепарламентские партии. Одним словом, оппозиция в Украине вроде как существует.

    С другой стороны, усилия противников власти представляют собой довольно унылое зрелище на фоне движения вперед того асфальтоукладочного катка, с которым часто сравнивают нынешнюю власть. Единственная совместная акция, для проведения которой попробовала объединиться парламентская оппозиция, – сопротивление ратификации харьковских соглашений 27 апреля. Но и она мало того, что закончилась сокрушительным поражением в сессионном зале и результативным голосованием за продолжение пребывания ЧФ в Севастополе. Она еще больше углубила пропасть между разными «крыльями» оппозиции – в их лексиконе по отношению друг к другу появились слова «предатели» и «провокаторы».

    Да, оппозиция вроде как нарабатывает собственные законопроекты. Однако абсолютно четко осознавая при этом, что шансов пройти через сессионный зал у них нет ровным счетом никаких. С конструктивными инициативами оппозиции абсолютно не знакомы «маленькие украинцы» – возможно, поэтому и акции, организуемые противниками власти, очень трудно назвать массовыми.

    В итоге – власть тоже формально имеет право не обращать особого внимания на потуги оппозиционеров. Признаться, она может это себе позволить: последние сто дней показали, что реальной, влиятельной, сильной оппозиции команде Януковича в Украине нет. И достаточно пессимистичными являются прогнозы по ее быстрому выращиванию. Даже несмотря на то, что власть преподносит широчайшее поле для обоснованной, результативной критики своей деятельности, на которой могла бы строиться мощная оппозиционная платформа. Причем, речь идет не только о законодательных инициативах, озвучиваемых коалициантами в парламенте, – за первые сто дней представители властной «элиты» засветились в целом ряде скандалов, способных стать причиной громкой отставки чиновников наивысшего ранга в любой по-настоящему европейской стране…

    Корень проблем оппозиции кроится в ее органичных чертах, успевших четко оформиться за время, прошедшее с момента инаугурации нового Президента. «Главком» попытался проанализировать эти черты и спрогнозировать дальнейшие модели развития оппозиции в Украине.

    Как мы дошли до жизни такой?

    Итак, первейшей чертой отечественных оппозиционеров является отсутствие конструктивной объединяющей идеологической платформы, могущей считаться фундаментом для полноценной оппозиционной деятельности. Приходится констатировать, что в идейном смысле в Украине наличествуют оппозиционеры, но – увы! – нет оппозиции. Альтернативные презентованным властью концепции реформирования экономики, отраслей народного хозяйства, социальной сферы оппозиция представить общественности так и не сумела, поставив тем самым вопрос: могут ли противники Януковича вообще прийти к общему знаменателю в этих вопросах. Пока что оппозиционеры ограничиваются либо критикой конкретных законодательных инициатив власти – часто по принципу Портоса: «я дерусь, потому что я дерусь», либо достают из загашников документы вроде Налогового кодекса Николая Катеринчука – наработанные не один год назад, но так и не оцененные прежней властью. При том, что раньше для реализации подобных идей у нынешней оппозиции было куда больше возможностей.

    Пожалуй, единственными сферами, в которой деятельность оппозиции имеет более-менее системный характер – это «гуманитарка» и внешняя политика. Здесь оппозиционерам не надо выдумывать велосипед: именно эти сферы были наиболее «выпуклыми» в деятельности Президента Виктора Ющенко. Собственно, отношением к этим двум сферем жизни и отличались Виктор Андреевич от Виктора Федоровича. Сегодня противникам Януковича достаточно просто повторять месседжи предыдущего главы государства на тему языковой политики и/или церкви и/или НАТО в разных вариациях для того, чтобы создавать у общественности устойчивое впечатление непримиримой идейной конфронтации с властью.

    Другое дело, что концентрация оппозиции на слоганах вроде недопустимости сужения сферы использования украинского языка или необходимости скорейшей интеграции в НАТО сужает потенциальную электоральную нишу движения сопротивления до совокупности сторонников право-консервативных идеологических течений. Ведь действительно – критика новой власти с левых позиций раздается ныне только со стороны полумаргинальных общественных организаций. Крупнейшие же левые политсилы – Компартия, Соцпартия и даже Союз левых сил Василия Волги нашли себя на орбитах действующей коалиции.

    Так или иначе, из этого обстоятельства можно сделать несколько выводов. Прежде всего, ориентация активной части оппозиции на национал-демократические и националистические ценности автоматически означает ориентацию этих политических сил на электорат, поддерживающий эти идейно-политические направления. А численность убежденных сторонников названных доктрин составляет, по данным Киевского международного института социологии, не больше 10% населения Украины.

    Конечно, число избирателей национал-демократических и националистических партий может быть несколько большим, нежели число сторонников соответствующих идеологий, однако факт остается фактом: на этом пятачке оппозиционерам тесно, и они обречены значительную часть своего ресурса тратить на стычки с себе подобными. Диалог между оппозициями в этой ситуации становится практически невозможным.

    Янукович же в оппозиционных войнах, само собой, остается «над схваткой», наблюдая за тем, как грызня между Юлией Тимошенко, Виктором Ющенко, Олегом Тягныбоком, Арсением Яценюком и другими деятелями приводит лишь к маргинализации как этих политиков, так и национал-демократического лагеря в целом. Кроме того изоляция нынешней оппозиции в одном «идейном поле» автоматически влечет за собой ее «регионализацию» – не секрет, что подавляющее большинство сторонников национал-демократов проживает в центральных и западных областях Украины.

    Вполне четко осознавая этот факт, власть приступила к своеобразной «зачистке» «колеблющихся» центральных регионов страны. В ряд здешних областей губернаторами были назначены «варяги», не связанные напрямую с местным политикумом, и, следовательно, могущие без лишних сантиментов устроить оппозиции «веселую жизнь» уже в ходе ближайшей местной избирательной кампании. И, вполне возможно, губернаторы Черкасщины Сергей Тулуб, Кировоградщины – Сергей Ларин и Виннитчины – Николай Джига добьются на этом поприще заметных успехов.

    Ведь еще одной характерной чертой нынешней украинской оппозиции является склонность немалой ее части к своеобразному политическому штрейкбрехерству. Ведь не секрет, что отдельные номинальные противники новой власти не скрывают своего желания войти в состав коалиции, требуя за это – по крайней мере, в публичном медиа-пространстве –«смешную» плату вроде ухода из состава коалиции коммунистов (на что намекал в последнем интервью «Газете по-киевски» Юрий Ехануров) или монопольного влияния на гуманитарную политику власти (подробнее читайте в интервью нунсовца Виктора Матчука, которое выйдет на «Главкоме» сегодня).

    Стоит ли говорить, что такой «разнобой» не лучшим образом влияет на восприятие нынешней оппозиции «маленьким украинцем»?

    Впрочем, в попытках достучаться до сердец обывателя противников власти ждут испытания посерьезнее, чем неоднозначная позиция отдельных соратников по оппозиции. Дело в том, что украинское общество сегодня, очевидно, не готово к активным формам протеста против действий власти и, соответственно – поддержки действий оппозиции. «Народ устал, он находится в политической летаргии», – говорит «Главкому» нунсовец Роман Зварыч, объясняя, почему парламентская оппозиция, не имея шансов реализовать свои планы в стенах Рады, не выходит на улицу. Нынешнюю ситуацию – когда власть, заимев контроль над всеми ветвями власти, начинает интенсивно «наводить порядок» Зварыч сравнивает с ситуацией после выигрыша Леонидом Кучмой президентских выборов-1999. Тогда, мол, тоже никто не мог спрогнозировать, что через год Украину сотрясут масштабные акции протеста. Правда, что может стать «будильником», который пробудит наше общество от летаргического сна, Роман Михайлович сказать затрудняется…

    Быть или не быть

    Что будет с украинской оппозицией дальше? Вопрос сложный, однако подавляющая часть опрошенных «Главкомом» противников власти в стенах парламента не особо надеются на то, что сформировать сильный, эффективный оппозиционный лагерь удастся им самим – сыречь украинским политикам. Оппозиция нуждается в тотальной перестройке, ей нужны новые лица, новые позитивные идеи и концепции – констатируют они неспособность нынешних политиков составить собой серьезную альтернативу действующей власти.

    Но вот откуда им – идеям, людям, стратегиям - взяться? Конечно, можно понадеяться на то, что нынешние оппозиционеры, фамилии которых находятся у всех на слуху, проведут серьезную, основательную работу над своими ошибками и, допустим, уже этой осенью, предстанут перед гражданами Украины в новом обличии. Однако прецедентов того, как наши политики меняются в лучшую сторону, за последние двадцать лет почему-то не наблюдалось. Тотальная деградация после утраты властных рычагов, и как следствие – практическое забвение (вспомните, например, что произошло с НДП или СДПУ(о)) – вот удел политиков, не желающих меняться.

    Отдельные противники власти обращают внимание на то, что на фоне бездеятельности оппозиционной части политикума в отдельных случаях себя проявляло украинское гражданское общество. Противостояние в харьковском парке имени Горького, акция «Стоп цензуре!», регулярные митинги с требованиями честного расследования смерти студента Игоря Индило и результативные акции против принятия закона о мирных собраниях граждан убедили нунсовца Тараса Стецькива в том, что движущей силой сопротивления власти нужно искать вне политикума.

    В идеальном варианте оппозиционно настроенные против власти гражданские среды органично трансформируются в качественно новую политическую среду, которая выработает опять же качественно новую позитивную программу действий, а уж ее представят общественности выкристаллизовавшиеся в этом процессе новые политические лидеры. Однако сложатся ли в Украине необходимые условия для таких метаморфоз, не погасят ли летние отпуска тот недюжинный потенциал влияния на власть, который и взаправду продемонстрировало наше гражданское общество на протяжении последних месяцев? Вопрос остается открытым.

    Но в таких обстоятельствах нужно вспомнить и о еще одном варианте развития событий на оппозиционном фланге отечественного политикума. Известная страсть нынешнего руководства Украины ко всему российскому вполне может заставить команду Януковича воссоздать партийную систему, присущую нашим северным соседям. Дело в том, что возвращение Украины к смешанной системе парламентских выборов вкупе с утратой смысла (после известного решения КС) требованием фракционного формирования коалиции способно до неузнаваемости изменить структуру Верховной Рады следующего созыва.

    Партия регионов вместе с симпатизирующими ей мажоритариями вполне может воссоздать в парламенте своеобразный прототип всемогущей партии власти – такой себе украинской «Единой России», которая сформирует «под себя» удобную оппозицию. Роль украинской КПРФ – «оппозиции слева» – сыграют, само собой, украинские коммунисты.

    Контролируемой «оппозицией справа», которой будет позволено критиковать власть с позиций прозападного либерализма, украинской «Справедливой России» в таком случае имеет все шансы стать «Сильная Украина» Сергея Тигипко – исполнением этой роли Сергей Леонидович отработает предоставленную ему площадку для раскрутки, коей имеет все шансы стать его нынешнее кресло экономического вице-премьера. Если что – в этой ипостаси неплохо будет чувствовать себя и Арсений Яценюк.

    На роль «городского сумасшедшего» от политики, радикала, который канализирует на себя протестный электорат – такого себе украинского Жириновского – годится Олег Тягныбок и его «Свобода».

    Где в этой схеме место нынешнего отечественного флагмана парламентской оппозиции Юлии Тимошенко? Думается, что в лучшем случае, она повторит судьбу Бориса Немцова – экс-вице-премьера РФ, с которым с удовольствием общаются западные политики, но который не имеет ни малейшего влияния на процессы, происходящие в его родной стране…

    Какой из этих сценариев будет, в конечном итоге реализован – сегодня сказать сложно, ибо зависит это не только и не столько от действий или бездействия оппозиции, сколько от того, как сложится дальнейшая судьба украинской власти. Найти адекватное противодействие подминающего под себя все и вся катку, не обращающего внимания на такие условности как правила дорожного движения – и вправду задача практически невыполнимая. Другое дело – если противники власти будут использовать те уязвимые узлы и конструкторские дефекты во властном механизме, коих на самом деле он имеет предостаточно. А хватит ли уже известным и еще неизвестным оппозиционерам силы и политической сноровки, – поживем-увидим…

    Фото: Владимир Бородин/Великая Эпоха/The Epoch Times

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ