Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Василий Джарты: «Если государство не повернется лицом к Крыму, то эта жемчужина Украины в своей ракушке закроется»

    • Валентина Самар, «Зеркало недели», Крым
    • Розсилка
    Василий Джарты: «Если государство не повернется лицом к Крыму, то эта жемчужина Украины в своей ракушке закроется»

    В недрах Совмина рождается законопроект, который, по мнению экспертов, его видевших, сможет существенно повлиять на дальнейшее развитие экономики

    Интервью «ЗН» крымский премьер Василий Джарты переносил несколько раз по разным причинам, за которыми угадывалось желание говорить по достижению какого-то результата его работы. Разговор состоялся в канун премьерской «стодневки» Джарты, и Василий Георгиевич согласился исключить из нашего разговора политику крымского разлива, партийную риторику, и сосредоточиться на экономике Крыма. В принципе, с этого новая команда Партии регионов во власти автономии начинала, обещая оставить за бортом внутрипартийные склоки, перетягивание каната между парламентом и правительством и политизацию процессов. Взамен были обещаны: жесткая борьба с коррупцией, создание прозрачного рынка земли посредством проведения аукционов и наведение порядка в этой сфере, расширение экономических полномочий автономии и использование в полной мере тех, которые уже есть. Все это должно было создать благоприятные условия для прихода системного инвестора.

    Учитывая, что Партия регионов удерживает крымский штурвал уже десятилетие и все мало-мальски значимые должности заняты ее представителями или союзниками, то для выполнения поставленных задач, по большому счету, было бы необходимо: привлечь к ответственности однопартийцев, которые проворачивали незаконные операции с землей и имуществом, или лишить их постов, отменить сотни решений, снести незаконные постройки в охранной зоне побережья. История для нашей страны невероятная, поэтому не удивительно, что революции в этом плане не произошло. В плюс себе Джарты может записать полное отстранение от влияния на власть друга экс-спикера А.Гриценко — депутата А.Мельника, чье всесилие и породило конфликт в среде местных регионалов, для улаживания которого в свое время и был командирован в Крым «железный» Джарты. Но приход его в качестве главы правительства с макеевской и киевской командой вице-премьеров, министров, их замов и помощников создал почву для конфликта нового, пока что непубличного. «Мы» и «они», «крымские» и «макеевские» — это четкое разделение доминирует во всем, невзирая на цвет партбилетов.

    При этом весьма любопытно наблюдать трансформацию самого Джарты, который часто выглядит большим «автономистом», нежели местные, уже профессиональные борцы за полномочия АРК. В недрах Совмина рождается законопроект, который, по мнению экспертов, его видевших, сможет существенно повлиять на дальнейшее развитие экономики автономии. Он похож на концепцию особого экономико-правового режима Севастополя, которая разрабатывалась при прежней власти и тихо умерла. Думается, у этого законопроекта будет нелегкая судьба, потому что такие льготы для инвесторов желает любой регион, только даст ли их центр. Но учитывая, что президент Виктор Янукович проведет свой отпуск в Крыму, а затем продолжит работать с документами на даче, у крымских властей есть шанс убедить некоторых критиков этого эксперимента в его реалистичности.

    – Василий Георгиевич, четыре года назад, в бытность министром охраны окружающей природной среды, в интервью «ЗН» вы говорили, что у вас есть такой принцип: «Прежде чем куда-то войти, думаю, как я оттуда выйду. А если не можешь выйти, то зачем входить». Забавно, что и тому назначению, и нынешнему – на Крым – предшествовала борьба за кресло руководителя МЧС…

    – Я действительно стараюсь всегда понимать и знать, прежде чем куда-то заходить, как я оттуда смогу выйти. Никакой внутрипартийной конкуренции в решении вопроса моего нахождения в Крыму не было. А в 2006-м борьбы за МЧС, по большому счету, никакой не было. Тогда было принято решение президентом Ющенко, что Виктор Балога все-таки возвращается, и он хочет занять эту должность. А мне было предложено Минприроды. Сложно было говорить тогда об экологии. Я не знал, не понимал деятельности министерства, но именно это вызывало интерес. У меня вся жизнь такая. То, что новое и неизведанное, всегда влечет. Тогда еще Виктор Федорович говорил: «Ты подумай, может быть, не стоит тебе идти». Но я посчитал, что смогу быть эффективным менеджером в этом министерстве. И оттого, что его никто, по большому счету, не знал, нам удалось за короткий промежуток времени создать министерство, которое могло влиять на процессы, происходящие в 2006 – 2007 годах в Украине.

    – На выходе из Минприроды в вашем багаже оказались: участие в схеме по приватизации «Межигорья», выдача спецразрешения на пользование недрами на шельфе компании Vanco Prykerchenska Ltd.? не говоря уже о более мелких скандалах и обвинениях в связи с выдачей и продажей спецразрешений, включая отъем лицензий у «Укрнафты». Вы и сегодня будете утверждать, что это критика из разряда политической конкуренции, или все-таки понимаете, что в истории с Vanco государственный подход отсутствовал?

    – Считаю, что это спорный вопрос. Я им занимался в части своих функциональных обязанностей – подготовке данного документа, который вообще был первым подобного рода в стране. И те условия, которые были там выписаны, однозначно соответствовали интересам государства Украина.

    – Теперь вы ближе к этому самому богатому шельфу. Но последние соглашения с РФ, газово-флотские, ставят под сомнение необходимость для Украины вообще заниматься добычей своего газа, раз у нас столько будет российского. При этом все знают, что себестоимость тысячи кубометров газа с черноморского шельфа – 35 долларов, и не так много денег нужно вложить, чтобы, увеличив добычу, закрыть потребности не только Крыма, но и юга Украины.

    – К сожалению, в моих функциональных обязанностях, как председателя Совета министров Крыма, нет возможности повлиять на эти вопросы.

    – А вы пытались?

    – Я просто знаю. Есть общая программа Минтопэнерго, есть программа Кабмина Украины. И я территориально ближе нахожусь к шельфу, но не более того. Хотя считаю, что мы должны совместно разрабатывать данный вопрос. И АРК должна быть в приоритетах. Это моя позиция, я ее не скрываю. Но на этом этапе пока так...

    – Мы подошли к важному моменту. На самом деле, у Крыма очень много ресурсов: углеводороды есть не только на шельфе, но и на материковой части, пять портов, побережье двух морей, минеральные и бальнеологические ресурсы, очень мало используемые в курортном лечении, которого, в свою очередь, тоже уже практически нет. Не странно ли, что регион с такими природными возможностями остается дотационным?

    – Дотации мы уменьшили, с 25 процентов до пяти от общего объема доходной части. Крым – неотъемлемая часть государства Украина, и есть общегосударственные задачи, которые рассматривает центр, а есть полномочия АРК. Мы все задаем вопрос: что такое автономия с точки зрения экономической самостоятельности? Но ответа пока на него нет. Мы должны выписать законодательно очень многие вопросы, которые дадут реальную возможность для развития Республики Крым. Необходимо привлечение инвестиций на территорию Крыма. А для этого мы должны законодательно утвердить условия, при которых инвестор, придя в Крым, будет чувствовать себя комфортно, уверенно и надежно.

    – Василий Георгиевич, я это слышу уже от десятого премьера. Эти правильные слова говорят все! А конкретно – что вы делаете для того, чтобы можно было говорить о какой-то экономической самодостаточности Крыма?

    – Может быть, десять премьеров об этом и говорили. Но наша команда сегодня занимается подготовкой законопроекта, который даст возможность от слов перейти к делу. Это проект закона об особом порядке инвестиционной деятельности на территории АРК и Севастополя. Я не хочу говорить сегодня о территориях приоритетного развития. Я против этого, потому что ТПР – для территорий депрессивных, и любой инвестор это понимает. Если говорить о СЭЗ, то нужно понимать, что мы не можем условно колючей проволокой огородить весь Крым. А мы должны иметь возможность регулировать налогообложение в приоритетных сферах. И мы имеем такие полномочия по Конституции Крыма, но эта норма не работает, поскольку другими законами не учитывается. Поэтому, на наш взгляд, было бы целесообразно законом о порядке инвестиционной деятельности в Крыму предоставить налоговые каникулы для инвесторов, к примеру, на пять лет – по налогу на прибыль, по НДС на ввоз оборудования, которое является частью инвестпроекта, по земельному налогу. Кроме этого, на уровне Крыма, предоставить инвестору упрощенный режим прохождения административных процедур – «единое окно» для регистрации, согласования и т.п. Со своей стороны, государство должно гарантировать стабильность порядка осуществления инвестдеятельности, сохранение имущественных и неимущественных прав инвесторов и компенсацию затрат и убытков по проекту в случае изменения или отмены закона. Естественно, закон должен также установить планку объема инвестиций, ниже которой инвестор не может претендовать на получение таких льгот. Это – необходимый комплекс условий, для того, чтобы в Крым пришел системный и, я бы даже сказал, – стратегический инвестор.

    – Как эти новшества будут корреспондироваться с новым Налоговым кодексом, который вот-вот будет принят, а затем в него нельзя будет вносить изменения в течение пяти лет?

    – Не только этот проект закона, но и все остальные будут корреспондироваться с Налоговым кодексом. А закон об особом порядке инвестиционной деятельности должен будет работать в соответствии с нормами Налогового кодекса касательно перечня и характера льгот, которые могут предоставляться инвесторам, и с учетом конституционных полномочий АРК. И эти наши предложения уже отрабатываются министерством финансов Украины.

    – Кто разрабатывает этот законопроект и когда он будет подан в ВР Украины?

    – Разработкой проекта занимается специально созданная рабочая группа Совета министров. Мы привлекаем сюда и независимых специалистов, крымских и киевских. Мы разрабатываем проект совместно и с минюстиции Украины, и с администрацией президента. Мне хотелось бы закончить его, пока Верховная Рада не уйдет на каникулы, и чтобы с 1 января 2011 этот закон уже работал.

    – На что вы делаете ставку, на какие секторы экономики?

    – Это здравоохранение на базе санаторно-курортного комплекса, это отдых и туризм, третье направление – аграрнно-промышленный комплекс, а также экологические проекты. Мы должны возродить лечебную базу крымских курортов. Я считаю, что это наше приоритетное направление...

    – И это даст круглогодичную работу здравниц...

    – Да. Ведь в чем проблема Крыма? Курортный сезон длится три месяца, а то и меньше. Мы должны его расширить, в идеале – сделать круглогодичным. Далее, сельское хозяйство. Мы должны сегодня говорить не только о выращивании местной продукции, но и о глубокой переработке. Крым – это та территория, которая по праву может и должна называться экологически чистой. Сегодня на рынке детского питания – всего 15 процентов продукции украинского производства. Мы тратим до миллиарда долларов на импорт данного продукта. Мы что, не можем делать свой и заполнить рынок? Можем. Мы должны здесь выращивать, перерабатывать и реализовывать.

    Что такое экология? Если мы говорим о развитии туризма и курортного здравоохранения, то это невозможно без решения проблемы утилизации ТБО. Крым потопает в мусоре. В этом направлении мы уже движемся. Не так быстро, как хотелось бы, но у нас есть серьезные наработки. Мы сегодня работаем по развитию альтернативных видов энергетики– гелиоэнергетике, ветроэнергетике.

    В наших планах развитие целого направления по привлечению социально ответственного бизнеса в возрождение исторических памятников. В бюджетах хронически не хватает ресурсов для поддержания в надлежащем виде памятников культурного наследия, которые, с другой стороны – очень привлекательные туристические объекты. И нужно использовать опыт европейских стран, когда под жестко выписанные условия со стороны государства, частный инвестор реставрирует и сохраняет исторические объекты и обеспечивает полноценный доступ туристов.

    Упреждая Ваш вопрос о судьбе Юсуповского дворца, который сегодня имеет статус госрезиденции и закрыт для посещений. Я ознакомился с обращениями и аргументами Ассоциации музеев и заповедников Крыма, публикациями в СМИ и хочу сказать, что буду обращаться к президенту Украины об открытии дворца для посещений и создания там музея. Это будет очень интересный туристический объект.

    Если вы спросите по поводу игорного бизнеса, то я хочу сказать – я не против. Но здесь как раз должна быть экономическая зона, на территории депрессивной, для развития которой мы можем создать эти инфраструктуры.

    – Об идеях, которые встречают критику общественности и экспертов. Строительство моста Крым—Кубань. Столько разговоров на эту тему ведется, но никто никогда не выкладывал на стол экономическое обоснование. До ТЭО вообще речь не доходила! Или может вы видели такое обоснование?

    – Нет, обоснования я не видел. Я другое видел, знаю и понимаю. Если взять глобус и провести ниточкой по нему от Лондона до Азии, то этот путь все-таки через Керчь будет идти. Я считаю, что той частицей этого пути, которой сегодня не хватает, может быть мост. Безусловно, мы должны считать. Но экономический эффект считается и на три года, и на пять, и на 20. На сколько вы предлагаете его посчитать?

    – До момента, когда проект на нули выйдет и когда инвестор начнет свои деньги возвращать.

    – Может, наши правнуки увидят экономический эффект? Разве это плохо?

    – А кто свои деньги вложит в такой долгоиграющий проект?

    – Государство должно думать сегодня о перспективах развития...

    – То есть вы хотите наши деньги туда зарыть, бюджетные?

    – Я ничьи деньги не хочу зарывать! Я хочу деньги вкладывать. Если бы все, кто строили сто лет назад, думали об экономическом эффекте через пять лет, то не было бы ничего, наверное, здесь. Давайте думать немножко больше, чем через пять лет, 10, 20.

    – Экономического обоснования нет, никто не просчитывал объем и структуру грузов, пассажиропотоки. Есть идея, в которую все свято верят без всякого экономического обоснования, с очень шатким техническим!

    – Я бы так критически не относился к этому. Мы говорим о том, что мы готовы начать строительство. Но мы же понимаем – для того, чтобы начать строительство, нам нужен проект. Проект предусматривает техническое обоснование. И после этого будет принято окончательное решение.

    – Тогда откуда эти сроки – по-

    строить до 2014 года?

    – Мы транслируем сроки, сказанные президентом Д.Медведевым. С другой стороны, А. Клюев возглавляет рабочую группу, которая сегодня разрабатывает, в том числе, и экономические обоснования по всем этим вопросам. Мы же сегодня не взялись сваи забивать!

    – При этом на все, что вы перечислили в приоритетах, – рекреация, сельское хозяйство, ТБО, экологические проекты – на все это катастрофически денег не хватает. А это реальные сегодняшние проблемы. Чтобы понять, насколько они реальные, нужно поехать в любой детский противотуберкулезный санаторий, который разграблен очень небедными людьми и убитый чиновниками...

    – Но дело не только в этом. Поверьте мне, если сегодня государство не повернется лицом к Крыму (в том числе я и себя имею в виду, как одного из участников управленческого процесса), то Крым как жемчужина Украины в своей ракушке закроется, и мы никогда уже ее не откроем. Жемчужина будет внутри, потому что Турция развивается, Грузия развивается, Россия с Сочи развиваются. Ниши будут заняты. Поэтому больше хотелось бы говорить о Крыме как о геополитическом проекте. Крым знает весь мир. Поэтому он обязан быть локомотивом всех территорий Украины.

    – К вопросу о геополитике. На ваш взгляд, продление базирования Черноморского флота, который занимает 18,5 тыс. га и только 3,5 тысячи из них — в Севастополе, а все остальное – это АРК, это побережье, порты, полигон, это экология, заповедные места – это благо для Крыма с экономической точки зрения?

    – Очень многие предприятия, которые находились в Крыму при Советском Союзе, ориентировались на заказы с Российской Федерацией. И на протяжении пяти лет данные предприятия стали банкротами.

    – Можете перечислить?

    – Завод «Море», например.

    – Заказы у «Моря» были со всего мира. Но к банкротству его подвело родное государство, которое не платило за заказы, и дельцы, которые хотели его «разрезать» для удобства приватизации.

    – Но я бы не рассматривал Черноморский флот только как флот или только с точки зрения политики. С точки зрения экономики, — это не только возможная работа предприятий, но и сам климат инвестиционный. Все-таки Россия это не просто сосед, а тяжеловес. И на это ориентируется и бизнес, и инвесторы. Российский инвестор получил дополнительные возможности для прихода сюда. Сразу же о Крыме вспомнила и Европа, и Турция. А по большому счету это та геополитика, которая пытается влиять на процессы, происходящие в Крыму. В том числе и то, что касается крымскотатарского народа. Поэтому я считаю, что харьковское соглашение даст толчок для развития в первую очередь экономики Украины.

    – А вы никогда не считали, какой был бы бюджет Крыма, если бы существовали прямые денежные платежи России за аренду земли?

    – Тогда давайте посчитаем, сколько мы должны и по какой цене платить за газ?

    – Мы уже выше европейских платим.

    – Но платили бы еще больше. Почему мы не хотим платить, как в Беларуси?

    – Да вот сейчас отдадим «Нафтогаз» и трубу, и будем, как в Беларуси.

    – Кому он нужен, «Нафтогаз»? Что такое «Нафтогаз»?

    – Спецподразделение Минтопэнерго по закупке российского газа.

    – Я задавал вопрос Министерству топливной энергетики: «Черноморнефтегаз» должен быть в подчинении Крыма и работать на Крым. Но радостных аплодисментов я не услышал.

    – Совмин несколько месяцев назад создал рабочие группы для проверки законности земельных решений и использования пляжных зон. Отчета пока не было. Что реально вы увидели?

    – Я реально увидел бардак во всех направлениях. И мы находимся по большому счету на нулевой точке. И чтобы этот пласт поднять, я не знаю, какая должна быть команда и какие силы. Однозначно – на уровне Крыма этого будет недостаточно. Все, что касается оборота земли, те полномочия Совмина, которые есть, мне их не хватает. Возможностей таких у меня нет.

    – Я с вами не соглашусь, что у вас полномочий мало. По всей вертикали в стране — одна и та же сила. Чего не хватает для того, чтобы заработал кадастр, для того, чтобы наконец было принято положение о проведении земельных аукционов в Крыму? А в это время господин Гриценко, экс-спикер ВР Крыма и губернатор Херсонщины, проводит пять аукционов в области.

    – Может быть, господин Гриценко и проводит аукционы – я ему желаю удачи в этом плане. Но почему-то в Крыму он их не проводил, хотя у него была такая возможность. Но для нас это будет яркий показатель того, что мы движемся вперед. Для меня аукцион по земле – это старт реальной практической работы. Я думаю, что через месяц мы объявим первый аукцион.

    – Что касается назначения господина Чабанова. Действительно, специалиста не нашлось на должность председателя Рескомзема? И что делать с той информацией, которая была и в прессе, что это место банально продавалось?

    – Вы сами в это верите?

    – Что должности продаются? Это что, какая-то новость для нашей страны?

    – Сейчас должности продаются? Я об этом лично не слышал.

    – Почему Чабанов? Вы знали его по работе в Азово-Черноморской инспекции?

    – Я его знал и по работе в инспекции в том числе. Это было неплохое приобретение тогда. Кроме того, я понимал, что эту должность должен занимать крымчанин и это должен быть человек, который понимает всю сложность земельного вопроса на полуострове, что позволит ему очень быстро во всем разобраться. Потому что тот кредит доверия, о котором мы все говорим, быстро тает. И у меня не было возможности очень долго выбирать.

    – Какое может быть доверие к человеку со столь неординарной биографией – судимость, смена гражданства, вызывающая много вопросов, смена фамилии, шлейф скандалов в его бытность секретарем Ялтинского горсовета и и.о. мэра…

    – Есть доверие мое к нему. И если он нарушит право и закон, нарушу и я в том числе.

    – При всех обещаниях власти экономить на себе и бороться с бедностью простого украинца, мы наблюдаем обратный процесс. Что в Киеве, что здесь. В СМ Крыма – девять вице-премьеров. На 48 миллионов бюджетных гривен власть автономии стала дороже. Учреждаются специально под людей должности, кто-то с кем-то рассчитывается. А в итоге рассчитывается налогоплательщик.

    – Мне очень сложно работать с коалицией, которая сегодня есть в ВР Крыма. У меня здесь девять замов числятся, а реально работают – трое.

    – А остальные за что получают зарплату?

    – Это спросить нужно у коалиции.

    – Но они же работают в вашем правительстве?! Кстати, могу напомнить ваши же слова: до трех считать не буду, через пару месяцев все, кто плохо работает, вылетят. Но в отставку отправлены члены правительства из квоты фракции коммунистов, которая не вошла в новую коалицию. То есть уволены по политическим мотивам.

    – ВР Крыма по моему представлению вчера досрочно освободила от должности вице-премьера и министра образования и науки автономии. И это вполне логично – коммунисты вышли из коалиции, и поэтому представление их в правительстве становится проблематичным. Хотя я бы подходил к этому вопросу не по политическим убеждениям, а по профессионализму. При следующем созыве крымского парламента Совет министров должен формироваться не по квотной системе и его члены не должны зависеть от политических сил, представленных в Верховном Совете.

    – Когда будут выборы в ВР Крыма, по какой системе и какой результат собираетесь дать?

    – Говорят, осенью. Я думаю, будет смешанная система, 50% — по мажоритарной системе, но выдвижения партийные, и 50% — по спискам. Думаю, что Партия регионов сможет сформировать самостоятельно большинство на всех уровнях в Крыму.

    – На финише выборов президентских вы говорили о том, что к местным выборам в Крыму будет создана новая боеспособная команда Партии регионов. Вы хотите сказать, что те люди, которые каким-то образом себя дискредитировали, не попадут в списки?

    – Я буду стараться делать все для этого.

    – И среди этих людей не будет нынешних мэров прибрежных поселков и городов, с которыми сегодня вы ничего не можете поделать даже для того, чтобы навести порядок на пляжах? Но эти люди приносили не только голоса, но и деньги в партийную кассу.

    – Может, в чью-то кассу они и приносят, но в кассу Партии регионов никто ничего не приносит. Мне очень жаль, что таких людей избирают. Но то, что я не буду сторонником их поддержки – никаких сомнений нет. С другой стороны, должны быть люди, которые действительно придут на их места от Партии регионов. Это будет ответственность уже моя. Мне бы очень хотелось подобрать таких людей, которые устоят от соблазна и будут стараться работать для людей. Если мне это удастся сделать, то я буду считать, что я как руководитель на первом витке становления выдержал удары политической судьбы.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ