Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Владимир Яцуба: «Смотрю на это самоуправление и стыдно, что за него голосовал...»

    • Инна Ведерникова, «Зеркало недели»
    • Розсилка
    Владимир Яцуба: «Смотрю на это самоуправление и стыдно, что за него голосовал...»

    Над министром Владимиром Яцубой сгустились тучи.

    Над министром Владимиром Яцубой сгустились тучи. Сначала глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский обвинил его в саботаже дерегуляции строительной сферы. Потом министр юстиции Александр Лавринович поставил под сомнение деятельность его команды, занимающейся региональной политикой. А на днях стали известны результаты мониторинга системы госуправления, проведенного российской фирмой Про-Грамма (по заказу Главгосслужбы Украины), которая вообще оставила министра без половины портфеля. Ввиду отсутствия у его ведомства законодательно подкрепленных функций в сфере регионального развития.

    И тут Владимира Григорьевича, упорно молчавшего все эти месяцы, прорвало. Это интервью — его инициатива. Вопросов накопилось много: от вышеперечисленных до зачистки Яцубой команды специалистов, работавших в министерстве при премьере Тимошенко и подготовивших пакет реформ административно-территориального устройства и местного самоуправления, направленных на децентрализацию власти в Украине. В рамках ратифицированной Европейской хартии местного самоуправления. В результате экспертное сообщество и Ассоциация городов Украины (АГУ) который месяц обвиняют сменщика Куйбиды еще и в саботаже этой реформы. Ведь президент-то продолжает делать красивые заявления о «сильных регионах».

    Опытный аппаратный волк Яцуба не мог не чувствовать пикантности ситуации. Потому, наверное, и появился в конференц-зале министерства в сопровождении трех своих замов. Насколько же Яцуба оказался убедительным — решать вам. И президенту. Который, по нашей информации, уже готов пустить под нож Минрегионстрой. В рамках административной реформы.

    Начать разговор Владимир Григорьевич предложил с проблем строительства, дабы отстоять ведущую роль своей команды в процессе дерегуляции строительной сферы. Болезненные же проблемы региональной политики Яцуба оставил на закуску.

    О дерегуляции, едином окне и доступном жилье

    — Владимир Григорьевич, дерегуляция, сокращение контролирующих и разрешительных государственных органов презентованы Банковой и лично Виктором Януковичем как ключ к экономическим реформам. И вдруг вы — в числе министров и губернаторов, которые не желают успеха президенту?

    — Еще в августе и Сергей Тигипко, и Михаил Бродский на совещании в Кабмине нас сильно хвалили. А через неделю от Госпредпринимательства пошла волна критики. Ну да Бог им судья… На самом деле еще до того, как началась кампания по дерегуляции на уровне Комитета по экономическим реформам, когда мы приняли министерство с 64-процентным падением темпов роста строительства, мы решили упростить разрешительную систему. И, никому не говоря, подготовили закон, который и внесли в Верховную Раду под номером №2464. Его суть? Минрегионстрой — основное министерство при принятии любого решения в строительной сфере. Речь о системе «единого окна». Конечно, мы попали под удар чиновников и лоббистов. Это было в июне.

    Парламент закон принимает. Однако президент ветирует. Мотивируя свое решение тем, что в документе есть нормы, некорректные с точки зрения международного права. Так как работы на территории Украины должны были выполнять 90% наших подрядчиков и использовать 50% отечественных строительных материалов. Мы все поправили. А президент подписал закон, который вступил в силу уже под номером 2367.

    Однако позднее, действительно, уже вместе с Госкомпредпринимательства мы начали анализ лицензирования видов строительных работ. Их было 800, потом — 543. Останется — 100.

    — А почему вы в 2007 году, когда занимали этот же пост, не облегчали жизнь бизнесу?

    — Да разве этот вопрос мог быть актуальным при темпах роста в 17%?! Но и сегодня важно не впасть в крайность. Нам предлагали вообще все убрать. Но, господа, а кто будет отвечать за случаи, подобные обрушению аквапарка в Москве и гостиницы в Харькове?! За надежность опоры весом в 46 тонн на «Олимпийском»? Министерство настояло на том, чтобы сохранить категории сложности строительных объектов. А также сохранить четкую линию контроля на объектах наивысших 4—5 категорий. Строительство мостов, тоннелей, зданий, где будет находиться больше 1000 человек, должно быть лицензировано. Как и ответственные сварочные работы, бетонирование и пр. Все остальное действительно убрали.

    Относительно индивидуальных жилых домов до 500 м2 — вообще освободили от необходимости получать разрешение. Человек сам себе плохо не построит. Подписан приказ о декларативном способе разрешения на строительство. То есть, если у вас объект 1—3 категорий, то вы по факсу передаете информацию в ГАСК: хотим строить такой-то объект. Точка.

    — А если инвестор строит склад — для продажи? Приходит покупатель и просит показать документы. Что он покажет? Декларацию? Я к тому, что декларативный способ не гарантирует качество. В нашей стране все привыкли экономить на материалах.

    — Мы думаем над этим. Желание бизнеса сэкономить на материалах и заработать действительно может наделать много бед. Поэтому в рамочном законе, который готовит наша рабочая группа, для объектов 4—5 категорий, все-таки должна быть зафиксирована обязательная оценка «Укргосстройэкспертизы» и подпись ГАСК. Это моя позиция.

    — На прошлом заседании Кабмина ваш рамочный закон о дерегуляции премьер назвал сырым.

    — Мы работали всю неделю. На заседании в понедельник нас тоже критиковали. Однако вице-премьер Сергей Тигипко счел наш закон «реализованной мечтой любого строителя». Документ вносит изменения в 70 статей 16-ти законов. В случае его принятия необходимо будет разработать 13 постановлений Кабмина, 24 порядка. Этим законом мы значительно упрощаем все процедуры, связанные с процессом строительства. Практически меняем идеологию. На первый план выходят такие понятия, как генеральный план, план детальной планировки (ПДП) и зонирование территорий. От этого отталкиваемся. После того как сделан план развития города и четко определено, в каких местах и что город собирается строить, не нужно для инвестора придумывать какие-то дополнительные моменты, связанные с расходами. Если инвестор решил построить предприятие, то генеральный план строго определяет зону промышленного строительства. Высотку? Только в обозначенном месте. Будут определены также исторические ареалы, где вообще строить нельзя.

    — Но генплан и зонирование есть и сейчас.

    — Фишка в том, что сейчас генплан утверждается на сессии местного совета. Да и его разработкой никто серьезно не занимался. Большинство населенных пунктов живет по документам еще

    80-х гг. Очень удобно, кстати, депутатам… выбирать себе козырные места. И строить, что хочешь и где хочешь. Посмотрите на Киев. Мы же предлагаем перенести утверждение генплана на уровень выше. Генпланы городов со специальным статусом вообще должны утверждаться у президента. А Кабинет министров должен утверждать генпланы всех областных центров. И больше никакого вмешательства. Иначе — уголовная статья.

    — Здесь может подняться уже местное самоуправление, на права которого вы наступаете.

    — Органы местного самоуправления никто не лишает права один раз хорошо подумать, создать и отстоять генеральный план. Который ни один новый глава земельной комиссии больше не позволит себе нарушить. Вы вообще представляете, сколько проблем мы решаем таким образом?! В депутаты не получится ходить за землей. Более того, государство профинансирует создание генплана.

    — Так же, как финансирует «доступное жи-лье»? Кстати, оно у нас по-прежнему по 1000 долл. за м2?

    — Я разделяю вашу иронию. Это другая серьезная проблема. Тем не менее, в этом году Кабмин выделил нам 100 млн. на развитие этой программы. Деньги идут на достройку объектов с высокой степенью готовности.

    — Но кредит-то под 20% остается.

    — Поэтому задача государства — вести такую политику, чтобы доступное жилье постоянно освобождалось от лишних затрат. И мы ведем такую политику. Министерство внесло предложение подготовить бесплатные площадки для строительства такого жилья. Их, площадок, более 2,5 тыс. га по всей Украине. Где-то 20% из стоимости точно уйдет. Плюс — коррупционная составляющая.

    Решаем также и вопрос инфраструктуры. По сути, уже готовый дом один бизнес (инвестор) передает другому бизнесу. Ведь газ, вода, электроэнергия давно в руках у частника. Частник же занимается беспределом. В условиях отсутствия четко выписанной процедуры сдачи домов в эксплуатацию. Сейчас мы выписываем постановление Кабмина с жесткими и одинаковыми условиями для всех. Что позволит снять с инвестора еще 30% абсолютно надуманных затрат. Вместе с бесплатными площадками и отменой НДС для строительства этого вида жилья уходит 50%!

    И я не отступлю. Хоть и понимаю, что на этот раз наступаю на интересы энергетиков, газовщиков и еще много кого…

    — Только не забывайте, Владимир Григорьевич, что у, как вы говорите, энергетиков и газовщиков сегодня не слабые позиции на Банковой.

    — Ну и что? Для меня это принципиальный вопрос. Потому что это национальный проект президента Украины. Если бы еще нашему гражданину пошли на уступки банки и дали 10% годовых… Поверьте, через несколько лет вы уже не иронизировали бы на счет доступности жилья в Украине. Нет нерешаемых проблем, есть люди, которые не хотят их решать.

    О возрождении регионов, «ручных» губернаторах и пустом портфеле министра

    — Партия регионов пришла к власти с не раз задекларированной миссией «отдать права и деньги регионам». Президент публично настаивает на реформе местного самоуправления до сих пор. Однако понятно, что вам, несмотря на звучный пост, вряд ли было позволено бежать впереди паровоза. Тем более в ситуации, когда Банковая так увлеклась строительством исполнительной вертикали, что не заметила, как вошла в диссонанс с заявлениями Виктора Федоровича и у всех на глазах затеяла похороны идеологии ПР.

    — Вопрос взаимоотношений центра и регионов никогда не был простым. Скажу больше: он всегда был политическим. Говорю я это еще и потому, что имел честь быть экспертом ООН и заниматься многими проблемными вопросами этой сферы в Африке, в Азии и в Европе. Пять (!) лет у Лондона не было мэра. А сегодня столицей государства — одного из основателей ЕС — управляет не избранный мэр, а вице-премьер правительства…

    Однако вернемся в Украину. В период перехода от одной общественно-экономической формации к другой всегда страдают регионы. И есть несколько способов вывести их на нормальный уровень. Именно в этой точке должна заканчиваться политика и начинаться экономика. У нас до сих пор действует советская схема выравнивания бюджета: области-доноры и области-реципиенты. Так сложилось исторически. Здесь есть свои «за» и «против». Наверное, на первом этапе независимости продолжать такую практику было правильно и выгодно. Но десятилетия сладкой жизни сильно расслабили дотационные области. Зачем напрягаться, если тебе все равно дадут? Обеспечить же действенные механизмы, которые бы стимулировали их развитие, государство, погрязшее в политических разборках 2004—2010 гг., не смогло. Руки не дошли.

    Выход? По моему мнению, есть три пути. Во-первых, можно вернуться к схеме 2004 года. Когда за перевыполнение доходной части бюджета любой из областей 50% сверхплановых денег оставляли в регионе. Я тогда был губернатором и получил конкретный рычаг.

    Во-вторых, можно заняться стимулированием областей-доноров. В этом должна сыграть большую роль программа президента об инвестиционной привлекательности территорий. Строить предприятия и развивать новые бизнесы, согласно местным особенностям регионов.

    В-третьих, можно обратиться к опыту, который сегодня широко использует Запад. Речь о концентрации и развитии интеллектуальных и инвестиционных возможностей там, где это уже работает. То есть продолжать развивать металлургию в Донецке, машиностроение — в Луганске, туризм — в Галичине… Ведь что бы мы с вами ни делали, а на работу из Ровенской области будут ехать в Кривой Рог. Потому что там уже есть рабочие места. Китай тоже пошел в направлении концентрации.

    Украине предстоит сделать нелегкий выбор. И только исходя из него искать баланс во взаимоотношениях центра и регионов. В рамках реформ и новых законов.

    — Только «предстоит сделать» и только «начинать искать»?! В то время как вы, ваша политическая сила и президент девять месяцев у власти и уже должны были бы предложить стране конкретные варианты?

    — Надо понимать, что такие серьезные решения не принимаются накануне выборов. Я уверен, что именно сейчас начнется серьезная работа над этими вопросами. Над реформированием системы государственного управления и местного самоуправления.

    — А когда вам предлагали пост министра региональной политики, какие задачи перед вами ставили? Выиграть выборы?

    — Премьер-министр поставил передо мной задачу подготовить базу законопроектов, которые бы решали проблемы местного самоуправления и децентрализации власти. Это принцип Виктора Януковича. Он выдвинул его еще до того, как стал президентом. Первое, что сказал премьер Виктор Янукович в 2004-м году: «Мы дадим новые возможности регионам».

    — Так он это и сегодня говорит. Дальше-то что?.. Вот взять хотя бы вас: какие у вас в руках инструменты, для того чтобы заниматься этой самой децентрализацией? Когда вы получили напутствие от Азарова, вы были в курсе, что у вверенного вам министерства нет законом утвержденных функций для ведения региональной политики? Или вы узнали об исследовании россиян для Кабмина из нашей газеты?

    — Вы затронули проблему, которая существует. Чтобы избежать домыслов, я пошел на диалог. К сожалению, Министерство регионального развития и строительства в 2007 году действительно создали только на бумаге. В части региональной политики. Тем не менее, в этом году часть функций, касающихся разработки программ регионального развития, была передана от Минэкономики!

    — Но в 2007 году премьером был Янукович, а министром созданного министерства — вы. Почему не довели до конца, если собирались на деле, а не на словах реализовывать программу своей партии и премьера? Ведь для чего-то вы создавали это министерство?

    — Да мы работали всего девять месяцев. Подготовили проект закона. Только скажите, а кто бы в ВР его пропустил? Разве вы забыли о сложностях коалиционных договоренностей того времени? К тому же создание любой новой структуры связано с ограничением чьих-то полномочий. А кто этого хочет? Вот сегодня возникли вопросы дерегуляции…

    Более того, отстаивать интересы регионов — это очень непростое дело. Возьмите любого губернатора или мэра. К кому он едет, когда ему тяжело? Кто ведет его за руку в Кабмин? Тот, кто может конкретно помочь. Тот, у кого есть ресурс. Поэтому официально вам заявляю: у лоббистов региональных интересов в центральных органах власти всегда есть проблемы. Поэтому мне и десятой доли не отдали того, что нужно для полноценного участия в формировании региональной политики.

    Несогласованность функций и действий министерств и ведомств по-прежнему актуальна. На повестке дня — админреформа. И президент, и премьер это понимают. А проект закона по нашему министерству уже готов.

    О реформах, отношениях с Ассоциацией городов и опасности резких движений

    — Давайте вернемся к губернаторам, которых вы, как оказалось, водите за руку в Кабмин. Думаю, что более ярко и кратко сегодняшнюю региональную политику и систему местного самоуправления в действии вряд ли кому-то удастся описать. Они едут в центр клянчить деньги, а вы, министр, занимаетесь банальным посредничеством. В чем децентрализация-то, обещанная президентом?

    — Вот пакет законопроектов, меняющих эту схему. Здесь закон об основах государственной региональной политики, о государственной поддержке объединения громад, административно-территориальном устройстве, госадминистрациях и местном самоуправлении. Мы постарались выписать полномочия всех структур власти. Найти баланс между функциями государства и местного самоуправления в рамках действующей сегодня Конституции. Мы прошлись с этими законами по всем регионам, у нас есть поддержка. Так что результаты деятельности нашего министерства — передо мной.

    — А передо мной, Владимир Григорьевич, письмо Ассоциации городов Украины (АГУ) за подписью ее исполнительного директора Мирослава Питцыка. Так вот, мэры городов считают, что предложенные вами законы по сути ничего не меняют. Более того, усиливают контроль центральной власти над местным самоуправлением в лице губернаторов. Углубляют дуализм власти на уровне района и области, где главы администраций по-прежнему возглавляют исполнительный орган, а совет — имитирует бурную деятельность. Здесь идет подробный разбор ваших предложений буквально по пунктам.

    Почему вы не учли мнение органов местного самоуправления, ведь вы читали это письмо? Почему отправили в корзину пакет законопроектов ваших предшественников, которые писались с помощью экспертов АГУ, а самих экспертов выставили за дверь?

    — Я привел в министерство свою команду. На что имел полное право. Это во-первых. Во-вторых, все проекты моих предшественников — нежизнеспособны. Потому что базируются на изменении Конституции. Конституцию же можно изменять только тогда, когда ты на сто процентов уверен, что эта модель будет работать. Польша реформировала систему местного самоуправления более десяти лет. Поймите, это процесс, а не революция. Сначала надо провести админреформу и обеспечить преемственность во власти. А уже потом решаться на такие глобальные эксперименты со взаимоотношениями центра и регионов.

    Более того, прежде чем говорить о правах местного самоуправления, надо заставить местную власть работать на регионы. Мы как раз и занимаемся такими конкретными шагами, а не строим замки на песке, как наши предшественники. Кстати, ни один из их законопроектов не был одобрен Кабмином Тимошенко. А закон об основах региональной политики, который они через группу народных депутатов зарегистрировали в ВР, получил негативную оценку научно-экспертного управления.

    Вот вы говорите о нивелировании роли облсоветов. Да, прежде чем стать настоящими представительскими органами власти, они должны пройти долгий путь. Всем известно, что областные советы не могут найти общего языка с территориальными общинами. Функция областного совета как выразителя совместного интереса территориальных громад вообще не просматривается.

    Поэтому мы видим выход в заключении экономических соглашений с регионами. Когда на среднесрочный период будут определены приоритеты территории. Которые ей самостоятельно предстоит определить, отстоять и получить на них финансирование. Область и громады будут вынуждены работать на общее благо. Чтобы потом уже реализовать Европейскую хартию. Тем самым мы пытаемся выстроить модель стабильности в регионах, несмотря на существующие политические противоречия.

    Я убежден, что передавать власть можно, только хорошо подготовив почву. Пока мы не добьемся того, чтобы районы и области начали работать над развитием территорий, делать проекты, которые соответствуют европейским стандартам, никакие функции и полномочия им передавать нельзя.

    — Поляки, прежде чем учить органы местного самоуправления считать деньги и развивать территории, нашли оптимальный вариант административно-территориального устройства. То есть пошли на непопулярную административно-территориальную реформу.

    — Я работаю в министерстве, в котором большая группа специалистов с привлечением экспертов разработала пакет законопроектов. Его можно обсуждать. На Кабмине, в комитете Верховной Рады, в Комитете по реформам, в Ассоциации городов, где угодно…

    Действительно, одна из главных проблем структуры местного самоуправления — большое количество общин с численностью до 2 тыс. жителей. Из этого следует, что проблема укрупнения громад одна из самых главных в реформировании территорий. Да, громады надо объединять и укрупнять. Но не насильно! Как это предлагают горе-реформаторы. И это наша принципиальная позиция. Уже известен опыт одного экспериментатора, который в 2005-м пытался силой объединить общины в Киевской области. И что?.. У нас принцип совсем другой — государство создает условия, чтобы люди сами приняли решение и объединялись. Важными рычагами становится экономическое стимулирование, опора на местные кадры и многое другое. Исходя из этого, мы и подготовили законопроект.

    — Но кто захочет сам себя ликвидировать, Владимир Григорьевич?

    — Наши предшественники утверждали, что решение об объединении громад должно приниматься советами. Мы — настаиваем на референдуме. Почему? В сельраде заседает пять человек. И чаще всего это — родственники, которые дружно делят землю. У нас таких сельсоветов — половина. (В Украине 47% территориальных громад численностью до 1000 человек.) И кто откажется от своего счастья и согласится на какое-то объединение и укрупнение? Да никто и никогда! А потом нам эксперты скажут — мы же говорили вам, что не захотят объединяться. Вот поэтому — референдум! Пусть община решает. А мы обязательно проведем разъяснительную работу и объясним преимущества. А потом и поддержим материально.

    Можно много примеров на этот счет приводить... А если совсем начистоту, я один из тех, кто разрабатывал действующий закон о местном самоуправлении. Мы его выписывали с большими мечтами и надеждами. И что? Сейчас смотрю на все это самоуправление и мне стыдно, что я за него голосовал…

    — Хотите сказать, что наш народ не способен самостоятельно управлять?

    — Я о народе говорить не буду, а вот о местных кланах скажу. Возьмите, к примеру, мой родной Днепропетровск. Знаете, сколько в структурах его исполнительной власти управленцев? 1500 человек. При мне было всего 145 человек в управлении городом.

    — А разве на уровне центральной власти нет кланов и воровства, раздутых аппаратов чиновников? Безусловно, говоря о расширении прав органов местного самоуправления, мы должны включать механизмы его эффективности и очищающие фильтры. Выборы мэров в два тура (за которые ПР не голосовала), антикоррупционное законодательство (которое ПР два раза отсрочила), принятие закона об урегулировании конфликта интересов на госслужбе (который ПР провалила на этой неделе) и пр. и пр. Улавливаете?

    Эти вопросы вряд ли будут лоббировать мэры и АГУ. И здесь должна включаться государственная функция. Но она не включается. Потому что эти фильтры напрямую коснутся и самой центральной власти. Значит, все разговоры о плохом местном самоуправлении и хорошем центре — только прикрытие.

    — Есть много нюансов, которые министерство, при всем уважении к себе, самостоятельно не потянет. В этой стране действительно многое нужно изменить. Именно на этом настаивает президент: власти нужно начать с себя. Однако на данном этапе, ввиду выше обозначенных причин, государству придется усилить контроль местного самоуправления. Другого выхода нет. Особенно в части функций, которые государство ему делегирует. Должен быть кто-то, кто говорит «стоп».

    О Киеве, благодарности президенту и политической воле

    — Вы имеете отношение к тому, что происходит с системой управления в столице?

    — В рамках функций министерства. И я уже высказал свою точку зрения. Районы не нужны.

    — Особенно накануне выборов?

    — Есть момент.

    — А внесение изменений в закон о столице и возможность президента назначить главой КГГА не мэра?

    — Везде назначает глава государства. В Москве назначает, в Лондоне... Столица — это всегда сложная проблема для центральной власти.

    — Так мы уже пошли по российскому сценарию?

    — Я бы пошел. Другой опыт только усугубляет ситуацию. Всенародное

    избрание не гарантирует качества. В Днепродзержинске тоже избрали мэра 25% голосов...

    — Мы уже говорили о том, что это ПР не поддержала закон о двух турах. Что касается Киева, то вряд ли мог обеспечить качество, управленческий гибрид, сидящий сразу на четырех стульях. Но центральная власть даже не попыталась найти баланс. Решила, что надо забрать все и сразу, сделав любого последующего мэра свадебным генералом. Ведь исполнительный орган остался под главой КГГА.

    — Вы говорите о системе управления, а я о бюджете говорю, о планировании, о генплане… О тех вопросах, которыми мэр любого города заниматься не может. Потому что строительство двух мостов через Днепр не смог потянуть даже Киев. При его стабильной экономике. Я считаю, что центральное руководство страны должно иметь прямое влияние на столицу. Посмотрите, сколько мы сделали за эти четыре месяца. Все стояло только потому, что центр и Киев не могли найти контакт.

    — Я еще говорю о сбалансированной системе управления европейской столицей. Которая, с одной стороны, не ущемляла бы права громады, с другой — обеспечила систему сдержек и противовесов для любого мэра. Можно шире — 31 октября столица должна была избрать себе нового мэра, а не кланяться незаконно навязанному ей сити-менеджеру Попову.

    — Мне так не кажется. Мэр есть. Он сидит каждый день на работе. Вам не нравится, что он не руководит? А я думал, что вы будете благодарны за это президенту.

    — Мне не нравится, что он сидит в кабинете, а не в другом месте. А еще показательно то, что все делается в обход закона. Вообще-то, Владимир Григорьевич, такая хваткая политика центральной власти напоминает все что угодно, только не поиск сбалансированных отношений между центром, столицей и регионами.

    — Процесс реформирования очень сложный. Он только начался и не менее важен, чем Конституция. Потому что касается всех. Идет процесс отработки механизмов взаимодействия центральной и местной власти на законодательном уровне. У местного самоуправления своя точка зрения. У нас — своя. Будем стараться все это привести в законодательное русло. Нужен контроль государства за использованием бюджета, земли, нужно повысить ответственность тех, кто избирается.

    Но даже не это главное. Чтобы провести такие масштабные реформы, нужна не только политическая воля, но и политическая ситуация. Невозможно пойти на это без политической стабильности и поддержки всех политических сил. И об этом постоянно говорит президент.

    P.S. Если бы президент проявил политическую волю и решил выполнить свое предвыборное обещание «отдать власть на места», то он мог бы апеллировать к оппозиции за поддержкой. И, опираясь на наработки Кабмина Тимошенко, найти голоса, изменить Конституцию и реализовать программу собственной партии. Идеальный расклад. Для страны в том числе.

    Но подходы изменились. Партия регионов цементирует вертикаль и, как выяснилось, намерена заняться воспитанием местных элит. Вместо того, чтобы пойти на глубинную реформу и принять законы, исключающие злоупотребления, как на уровне регионов, так и на уровне центра. Но тогда всего одно пожелание. Не называйте себя реформаторами. Просто храните стабильность. Собственной власти.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ