Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    За что сядет Луценко, или Друзьям – все, врагам - закон

    • Павел Серов, специально для «Kontrakty.ua»
    • Розсилка
    За что сядет Луценко, или Друзьям – все, врагам - закон

    Обвинения против Юрия Луценко выглядят откровенно смешно.

    Обвинения против Юрия Луценко выглядят откровенно смешно. 5-тысячедоллровый ущерб, который Луценко нанес государству, трудоустроив своего водителя в одном из департаментов МВД, ясное дело, являются лишь поводом, крючком на который подцепили скандального политика.

    Но Луценко не из тех, кто понимает намеки. Он сам лезет на рожон, стремясь стать мучеником системы и узником совести. Более серьезные обвинения ему могут предъявить, когда он окажется за решеткой. При этом сенсации дело Луценко не сделает: его звездный час, как и Тимошенко, уже в прошлом. А значит, и власть не добьется особого эффекта, «закрыв» его.

    Внесистемный игрок

    Версий атаки на Луценко несколько. Они сводятся к тому, что власть либо преследует самого Луценко как знаковую фигуру «оранжевого» режима и одного из самых информированных персон этого времени, либо пытается сделать экс-министра МВД первым примером посадок людей из окружения Тимошенко. Обе версии вполне согласуются между собой, и могут составлять комплексный мотив отправки Луценко на нары.

    И все-таки, почему Юрий Витальевич, и почему сейчас? Во-первых, он слишком много знает. Во-вторых, у него слишком много врагов, немного друзей и покровителей. В-третьих, он слишком много болтает, причем сознательно не слушает предупреждений, которые, по его же словам, ему делали даже высокопоставленные «регионалы». В-четвертых, экс-министр - откровенно скандальная фигура. Хотя, честно говоря, скандалы вокруг него – дутые. Знаменитый алкогольный инцидент был провокацией с точным расчетом на истерические качества характера главы МВД. Одной из причин этого скандала были как раз разборки в самом министерстве, где Юрий Витальевич всегда был чужаком. И эту причину – его чуждость корпоративному духу людей в погонах, которыми он руководил две каденции, можно выделить в отдельный, пятый, фактор, обусловливающий нынешнее преследование Луценко: на его примере показывают, что человек не из системы не может руководить даже частью системы. Даже если он более-менее успешно это делает, он все равно остается чужаком и будет сдан членами корпорации, ибо не разделяет те же ценности и не имеет того же опыта, что и они.

    И даже если на Луценко не накопают ничего более истории с шофером, сам факт наказания пришлого чужака будет показательным: гражданским «штафиркам», записным революционерам и личностям истероидного склада в ведомстве, где правят бал суровые люди в погонах и фуражках, делать нечего.

    Власть сознательно трубит о столь незначительном на общем фоне тотальной коррупции нарушении, дабы показать, что взять и посадить сейчас могут любого за грехи любой сложности и давности. Прокуратура, СБУ и налоговая милиция сейчас могут поднимать дела пяти- и десятилетней давности. Грехи есть у каждого, их множество, и за любой можно понести наказание, если ты оказался чем-то не угоден власти.

    Закон для друзей

    Пока что борьба с коррупцией ограничивается трепкой нервов чиновникам тимошенковского времени, но для многих из них партбилет ПР является гарантией неприкосновенности. Попытка строить подобную России однопартийную вертикаль продолжается. Российский пример как раз пестрит «посадками» губернаторов, мэров и крупных чиновников, неизменно состоящих членами тамошней партии власти. Что вполне объяснимо: когда в стране фактически остается одна партия, в которую сбегаются все чиновники и мало-мальски влиятельные персоны, между ними начинается борьба по Дарвину.

    Первые признаки внутривидовой борьбы на лицо. За решетку отправилась начальник комиссии по контролю цен Татьяна Рудь. Арест связывают с борьбой группировки Фирташа – Хорошковского против людей Азарова. Позиции Николая Яновича в последнее время шатаются, и вызвано это регулярными справочками об истинном состоянии экономики, которые кладут на стол президенту заинтересованные в ослаблении премьерских позиций фигуры. Критика со стороны Януковича на фоне антиазаровских лозунгов на митингах предпринимателей – это серьезный звоночек для премьера.

    Ненужный информатор

    Но вернемся к Юрию Витальевичу. Ход делу против него дали сразу же после скандальных заявлений о возобновлении в Украине деятельности крупных преступных группировок и возрождении института «смотрящих». Однако Луценко, по большому счету, не сказал ничего конкретного. Он лишь перечислил имена и клички уголовных авторитетов, которых в свое время преследовал как министр, и заявил, что они снова начинают править бал в Украине. Подтверждением его слов стало недавнее оправдание Гиви Нимсадзе, которого в свое время обвиняли как одного из организаторов банды киллеров на Донбассе в «славных» 1990-х. Однако и без заявлений Луценко в СМИ начала сливаться информация подобного рода, например, о роли в нынешней системе финансовых потоков того же Юрия Иванющенко (Юры Енакиевского), о конфликте Иванющенко с группой Фирташа – Хорошковского и т.д. Все эти вбросы происходили отнюдь не через Луценко, а через иные каналы информации. Луценко, повторимся, не открыл ничего сенсационного. Мало того – начав преследование под откровенно натянутым предлогом, власть как бы подтвердила правдивость его слов, и лишний раз поспособствовала репутации Луценко, как «революционного правдоруба». Теперь его слова о возрождении преступных банд в Украине разошлись уже по всем СМИ, а многочисленные повторения в ток-шоу и стали неприятным фактом для выстраиваемой системы стабильности. Так что арест Луценко готовится (если все-таки готовится) более чем топорно. Наоборот, на его выступления нужно было бы не обращать внимания, а если арестовывать, то быстро, не давая выступать с пространными спичами у Савика Шустера. Ведь он не успокоится, и теперь может, как потенциальный арестант, говорить все, что угодно. И любое его высказывание может быть истолковано как «последняя капля», побудившая власть все же отправить его за решетку.

    Дело Луценко лишний раз показывает, что Партия регионов не знает, как вести себя с главными противниками. Ни Тимошенко, ни Турчинов, ни Луценко не изолированы от СМИ, продолжают обвинять власть, будто нарочно вызывая на себя гнев Банковой. Помимо Луценко, у оппозиции остается достаточно каналов информирования общественности, равно как и спикеров, готовых озвучить компромат на власть. Это и Геннадий Москаль, и Сергей Соболев, и Юрий Кармазин, и даже Тарас Черновол, не говоря уже о журналистах. Поэтому создается впечатление, что уголовное преследование Луценко выполняет чисто демонстрационную миссию. Смахивает на показательный акт устрашения и формальный повод сослаться на выполнение обещаний по борьбе с коррупцией. И на первую часть плана по созданию «мертвой зоны» вокруг Тимошенко.

    Вот почему Луценко и избран мишенью. Опровергать осуществленное им нарушение бессмысленно. Оно имело место, но, как и в случае с аудитом Кабмина Тимошенко, обвинение выглядит убогим и популистским. Следует учитывать, что оно выдвинуто в отношении человека, который ассоциируется с Майданом, а, следовательно, с памятью о самых трудных для регионалов и лично гаранта временах. Следовательно, фигура Луценко приобретает тем более символический характер, становясь уже не конкретным человеком, а идеей, которая теперь разоблачена в своей пошлости. Мол, революционеры, обещавшие бандитам тюрьмы, оказались мелкими воришками.

    Но ключевое слов здесь – «мелкими». Наше население уверено: во власти все воруют только по-крупному. Потому озвученная сумма, за которую тащат в кутузку Луценко, равно как и тимошенковские махинации с деньгами на выплату пенсий, не выглядят в глазах народа убедительно. Естественно, кроме фанатичной части поклонников Виктора Федоровича. Но реакция широких масс власть особо и не интересует. Будет сидеть Луценко или нет, для шахтера Донбасса и рабочего Днепропетровска не важно. Они уже либо престали доверять власти и воспринимают ее действия критически, либо относятся к ее действиям равнодушно. Обвинение Луценко как действо адресовано не народу. Оно адресовано элите. И потому Луценко разглашает секреты, которые секретами не являются - например, о возможной экспроприации Коломойского. Но, как бы он не старался, его действия не найдут особого отклика. Равно как и усилия власти доказать, что Луценко – мега-коррупционер. Народу все это безразлично. Он думает о своем выживании и даже начинает митинговать. Без былых ораторов.

    Закат кумира

    Народ начинает играть с властью в новую игру по новым правилам. Налоговый и Трудовой кодекс отрезвляют его. Но Луценко на этом этапе борьбы, когда во главе разрозненных пока протестов встанут новые лидеры, уже не будет. Мы вступаем в новую эпоху, в которой старые кумиры отойдут на второй план, вещая в пространство. Время Луценко завершается. А «дело шофера» так и останется показательным казусом, говорящим более о скудоумии власти, не накопавшей против главы одного из самых коррумпированных ведомств страны ничего более служебного преступления с начислением стажа водителю. Арестовав Луценко, власть, а вернее, ее отдельные представители, удовлетворит свою мстительность – и только. Ни к чему позитивному возможный арест не приведет. К негативному – тоже: Партия регионов за несколько месяцев уже вырыла себе такую рейтинговую могилу, в которой дело против экс-министра внутренних дел – лишь маленькая частичка, характеризующая моральные качества донецкой команды и ее способность просчитывать наперед.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ