Экономические тренды 2011-го

    Команда Януковича, придя к власти, прогнозируемо дала понять, что ставит экономику во главу угла.
    Команда Януковича, придя к власти, прогнозируемо дала понять, что ставит экономику во главу угла. И в 2011-й год страна, в отличие от года предыдущего, входит с заранее принятым бюджетом. Вот только радости от самого этого факта мало. Дефицит бюджета-2010 зашкалил, госдолг такой, что пессимисты пугают дефолтом, кредитование фактически заморожено,
    • «Главком»
    • 5 Сiчня, 2011, 10:00
    • Розсилка

    Команда Януковича, придя к власти, прогнозируемо дала понять, что ставит экономику во главу угла.

    Команда Януковича, придя к власти, прогнозируемо дала понять, что ставит экономику во главу угла. И в 2011-й год страна, в отличие от года предыдущего, входит с заранее принятым бюджетом. Вот только радости от самого этого факта мало. Дефицит бюджета-2010 зашкалил, госдолг такой, что пессимисты пугают дефолтом, кредитование фактически заморожено, а за сменой ценников на продуктах питания не успеваешь следить. На ближайшее время правительство запланировало массу реформ, к которым, по печальному опыту Налогового кодекса, население априори относится, мягко говоря, настороженно. И понятно, что реформы эти будут проходить под призывы «затянуть пояса». Чего же ждать от наступившего года, свои прогнозы читателям «Главкома» дают ведущие эксперты-экономисты.

    {1-}

    Василий Юрчишин, директор экономических программ Центра им. Разумкова: «Ориентироваться на российскую экономику – крайне рискованно»

    Та политика, которая декларируется на ближайшее время, слишком противоречива. К сожалению, уже видно, что декларации и их реализация достаточно расходятся. Хорошо, что началась налоговая реформа, но то, как принимался Налоговый кодекс и затем бюджет на его основе, настораживает. Подобная быстрая, не до конца продуманная, политика будет низко результативной.

    На следующий год есть много позитивных ожиданий. Например, разблокирование приватизации, что, с моей точки зрения, необходимо. Наверно, требуется создать институты рыночных отношений на земле – и через кадастр, и через четкие правила игры. Как-то будут продолжаться жилищная и пенсионная реформы. Но, к сожалению, все, что в 2010-м году начиналось, принесло больше сопротивления и разочарования. Отношение украинцев к реформам и так неоднозначно, а такие начинания без результата могут вызвать разочарование и дестимуляцию даже у тех украинцев, которые потенциально готовы поддерживать реформы.

    Власти нужно очень аккуратно следить, чтобы все эти мероприятия не ухудшали ситуацию. Ведь уже заложен высокий риск в социальную сферу: я имею в виду то, что в бюджете запланирован номинальный рост минимальной зарплаты, прожиточного минимума, но мы знаем, что реальная инфляция у нас выше официальной. Власть будет рассказывать, как она повысила зарплаты и пенсии, а по факту население будет становиться беднее. Хоть реформы и нужно делать быстро, но понимать при этом, что в этой скорости заложены высокие риски. Есть такой важный принцип относительно реформ: чтобы позитивы проявлялись быстрее, чем накопится большое количество негатива.

    Большой риск связан, в том числе, и с персоналиями, поскольку часто непонятно, почему те или иные лица назначаются на те или иные позиции. Тривиальная вроде бы вещь – прозрачность власти – на будущий год становится особенно актуальной для Украины.

    Сейчас все больше заметно, что Украина вроде бы больше направляет свои усилия на Россию. Но российская экономика – развивающаяся и неустоявшаяся, во многом зависящая от сырьевых ресурсов. Ориентироваться на такую экономику – крайне рискованно. И не только в контексте партнерства, но и структуры собственной экономики. Консервируется старая модель украинской экономики – ориентация на полусырьевой или низкотехнологический энергоемкий экспорт (прежде всего, металл). И мы видим, что государственные льготы предусматриваются как раз для такого рода бизнеса.

    В Евросоюзе же больше всего сейчас говорят о долговом кризисе. Не думаю, что у них будет кризис как таковой, но то, что в ЕС может произойти сужение агрегированного спроса, вполне возможно. И среди стран, которые наиболее пострадают от такого сужения спроса, окажется Украина. Поэтому у нас пересекаются два типа рисков: с одной стороны, усиление ориентации на нестабильную экономику России, с другой – риски, связанные с Европой. И в этом контексте вопросы выбора внешнего вектора могут возникнуть по-новому. Сейчас, правда, заговорили об активизации диалога Украина – Китай, Украина – Индия, но, мне кажется, это пока на уровне намерений.

    В 2010-м году приток иностранных инвестиций был крайне низок. И боюсь, что останется низким и в 2011-м, хотя эти годы могли бы быть плодотворными. Тот же Евро-2012 может стать мощным стимулом для развития и экономики вообще, и инфраструктуры, в том числе, финансовой, в частности. Но пока не заметно, чтобы риски на 2011-й год активно устранялись. Наоборот, как мы уже говорили, сохраняется противоречие между декларациями и реальностью, которое, может, даже увеличивается. Это может повлиять и на реальный сектор уже в краткосрочной перспективе.

    {2-}

    Алексей Плотников, народный депутат от Партии регионов, член парламентского комитета по вопросам экономической политики: «Не думаю, что разрешение на реализацию земли приведет к каким-то потрясениям»

    В принципе, не ставлю под сомнение те макропоказатели, по которым рассчитывался бюджет. Реалистичен рост в 4,5 %, инфляция – до 10 %. Это вполне реально, исходя из структуры отраслей национальной экономики, Думаю, страна будет развиваться без какого-то сверхподъема, но окажется в плюсе, и будет спокойно выполняться бюджет. Я очень спокойно отношусь и к событиям в мире, и к событиям в Украине, не вижу никаких предпосылок для серьезных проблем и потрясений.

    Возможное размораживание рынка земли станет лишь одним из важных факторов. Не думаю, что разрешение на реализацию земли приведет к каким-то потрясениям. Да, кто-то станет более активно покупать, но рынок и сейчас существует, только в замаскированных формах. Это будет несомненный позитив, но не назвал бы его импульсом.

    По инвестициям будет какое-то оживление, поскольку наступила ясность с Налоговым кодексом. Думаю, будет четкость и по другим параметрам – пойдут реформа здравоохранения, административная, что также оживит рынок инвестиций.

    Хотелось бы и подвижек в кредитовании, но это зависит от позиции Нацбанка, коммерческих банков. И четко сказать, что они произойдут внезапно… Посмотрим.

    {3-}

    Владимир Лановой, президент Центра рыночных реформ: «Депрессия еще на один год нам гарантирована»

    Мне кажется, что в следующем году будет высокая инфляция. Мы не вложимся в 9–10 %, потому что начнутся выплаты по полученным правительством кредитам. А поскольку кредитная система пока не имеет серьезных долгосрочных проектов – промышленность, как я понимаю, не разрабатывает такие проекты, а предприятия убыточны – то будет избыточная ликвидность. Можем столкнуться с высоким ростом цен и возникновением сложностей с удержанием курса. Здесь, конечно, многое зависит от политики Нацбанка.

    К сожалению, у нас нет рынка земли, нет фондового рынка, поскольку только 5 крупных предприятий из 50–60 имеют обращение акций на биржевых площадках. Рынка земли не будет, а будет происходить захват земли в частную собственность, ее скупка у крестьян. Это все будет контролируемо и управляемо: местные власти будут указывать, кому что продавать, а кому – нет.

    Теперь давайте посмотрим на малый бизнес. У нас ростовщическая модель кредитования бизнеса – под рухлядь, складские запасы, в то же время малый бизнес, научные разработки таких запасов не имеют. И они занимаются просто скупкой долларов, самокредитованием. Так этот бизнес мало того, что не кредитуется, так еще и подавляется. Мы не знаем еще, чем обернется налоговая вакханалия, и не исключено, что налоговики восторжествуют и покажут еще «кузькину мать». Очень тяжело будет бизнесу, а это, конечно, скажется на инвестициях, потому что никто не будет вкладывать в нестабильную политическую, финансовую и юридическую систему без гарантий прав собственности и прочего.

    Поэтому пока мне видится, что темпы роста в следующем году будут низкие –2–2,5 %. Хотя, конечно, манипулированием с индексом инфляции можно показать объем ВВП выше реального. Еще одна нехорошая тенденция – возрастание импорта более быстрыми темпами. Так будет происходить, потому что экспорт не имеет новых ниш и новых рынков, а импорт будет возрастать, как только у потребителей будут накапливаться средства. Дисбаланс экспорта-импорта будет нарастать, и через год, возможно, эта напряженность выльется в провал гривны. Так что я очень пессимистически смотрю на динамические показатели, объемы. Тенденция к падению инвестиций, безусловно, отразится на низкой динамике производства.

    Напомню, что по меморандуму с МВФ правительство обязалось не поднимать зарплаты бюджетникам, следовательно, будет серьезная стагнация в экономике, достаточно узкий потребительский спрос. В общем, депрессия еще на один год нам гарантирована. Чем это закончится? Возможно, какими-то политическими изменениями в стране.

    Политика Нацбанка будет полностью изменена. Стельмах все-таки, обладая определенным запасом знаний, опыта и прочности, вел свою линию. Хотя общие контуры курсовой политики, ресурсного обеспечения кредитного рынка, инструментов кредитования до него были доведены, он пытался балансировать на лезвии ножа, чтобы удержать инфляцию. Правда, он так ее гасил, что подавил кредитование. Может, новое руководство Нацбанка его оживит, но будут ли это рыночные или административные механизмы, пока рано говорить. Равно как и делать прогнозы о курсе гривни.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ