Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Кузьмин будет «стучать» на дипломатов?

    • Катерина Пешко
    • Розсилка
    Кузьмин будет «стучать» на дипломатов?

    Зачем прокуратура взяла под контроль Министерство иностранных дел

    Направлением так называемой «евроинтеграции дела Тимошенко» первый заместитель Генпрокурора Ренат Кузьмин озаботился уже давненько. «Любимым» занятием человека, некогда обвинявшего адвокатов ЮВТ в «разъездах» по Европе вместо организации грамотной юридической защиты, в последнее время, как ни странно, были поездки в те же края и озвучивание всевозможных обвинений против Тимошенко: от газовых соглашений до причастности в убийстве Щербаня.

    Однако только лишь возможностью выступления в Европарламенте и поездками по Европе «в рамках служебных командировок» деятельность своего зама Генпрокурор Виктор Пшонка решил не ограничивать. Кузьмин еще будет отвечать за международное сотрудничество и осуществлять надзор за Министерством иностранных дел. Невинное, на первый взгляд, расширение его полномочий вполне может «аукнуться» как сотрудникам МИДа, так и стране в целом.

    Чрезмерное внимание

    О том, как к обязанностям первого заместителя Генпрокурора добавили еще и международную деятельность, Ренат Кузьмин сам рассказал в интервью: «Это было решение Генпрокурора – распределить обязанности таким образом. В круг моих обязанностей теперь входят международное сотрудничество, правовая помощь и непосредственно надзор за МИДом». Такое заявление удивило и представителей МИДа и экспертов-международников.

    С одной стороны, «прокуратура имеет определенные полномочия в плане контроля за соблюдением органами исполнительной власти законодательства Украины. В этом смысле МИД не имеет никакого особого статуса, - отметил в разговоре с «Главкомом» член общественного совета при МИД Украины, директор Института евроатлантического сотрудничества Александр Сушко. – Какие-то законодательные нарушения органов власти могут стать предметом интереса Генпрокуратуры».

    С другой стороны, не понятно, зачем было выделять МИД в отдельную «сферу контроля» и почему понадобилось поручать этот контроль именно Кузьмину. «Возможно, так осуществляется какое-то распределение между заместителями определенных сфер. Но меня очень удивил тот факт, что Кузьмин отдельно обозначил функцию контроля за МИДом», - возмущенно добавил Александр Сушко.

    Не понятым такое расширение обязанностей Кузьмина осталось для заместителя генерального директора Центра Разумкова Валерия Чалого: «Что такое прокурорский надзор – понятно. Но что значит надзор Кузьмина?». С удивлением ознакомился с данной информацией и экс-министр иностранных дел Владимир Огрызко: «Я когда сам был министром, и не думал, что у такой структуры, как МИД, должен быть специальный надсмотрщик. Прокуратура, в принципе, осуществляет надзор за исполнением законов – это правильно. Но, зачем было очерчивать это на уровне первого зама Генпрокурора, я понять не могу. Такая постановка кажется мне неожиданной и не совсем адекватной».

    Не смогла дать четкой оценки словам Рената Кузьмина и пояснить, чем именно он будет заниматься в рамках «надзора за МИД» и пресс-секретарь Генпрокурора Маргарита Велькова. «Как я могу комментировать слова одного из своих руководителей?», - спросила она. Официальный же ответ в пресс-службе Генпрокуратуры пообещали дать не раньше следующей недели.

    Контроль выборов

    Одной из причин, по которой Кузьмину могли поручить контроль за деятельностью МИДа, Владимир Огрызко называет «новый подход за тратой бюджетных средств». «Но на МИД традиционно выдают копейки – для того, чтобы работников содержать. Это вряд ли может быть каким-то чрезвычайно важным заданием», - развенчивает он позже свою теорию.

    Также, по мнению экс-министра иностранных дел, такая «расстановка обязанностей, возможно, была сделана для контроля над тем, как будут голосовать люди на избирательных участках за границей».

    Шансы у МИДа «повлиять» на украинские выборы на заграничном избирательном округе есть. Соответствующее желание у действующей власти – тоже. Это признают многие эксперты. Но вот в эффективности влияния голосования украинцев за рубежом на общий результат сомневаются.

    «Думаю, что попытки как-то повлиять на выборы на заграничном округе будут, - отмечает один из дипломатов. – Вопрос только в том, насколько это возможно. Думаю, что этой теме в Украине уделяется слишком большое внимание, даже с точки зрения возможного влияния результатов голосования в этом округе на результаты выборов. Из общего числа зарегистрированных избирателей во время голосования появится процента два-три, хотя, в принципе, это тоже какое-никакое «блюдо».

    «Понятно, что у МИДа есть определенные возможности повлиять на результаты выборов, - подтверждает версию Владимира Огрызко Александр Сушко. – Но если эти выборы будут проходить так же, как и раньше, не стоит переоценивать их значимость. Из тех, кто находится на консульском учете, голосуют не больше десяти-пятнадцати процентов. К тому же, Конституционный суд отменил мажоритарные выборы на заграничном округе, оставив только возможность голосовать за тех, кто проходит по пропорциональной части списка. То есть, там получается совсем небольшая группа в общем массиве избирателей, и начинать давление на МИД уже июне в этом контексте рановато».

    У руководства МИД разногласия с властью

    Усиленное внимание к Министерству иностранных дел, по мнению собеседника «Главкома» из дипломатических кругов, обусловлено, в первую очередь, «системой». «Советская система управления была своеобразной, - отмечает он. – В ней негласно, в высшем руководстве каждого министерства, как правило, работали представители нескольких ведомств: обязательно КГБ (у нас – СБУ), Министерства внутренних дел, разведка и прокуратура. Люди по специальности принадлежали к ведомству, но занимались фактически тем, что «стучали» на руководителей».

    Эту же систему унаследовала и нынешняя Украина. «С точки зрения принципов управления в демократическом обществе, это не просто зло, это вещи, которые парализуют деятельность всего ведомства. Это механизм стимулирования взяточничества в ведомстве, корпоративных сговоров, построения системы «зарабатывания» денег. Такие люди, группируясь в одном ведомстве, начинают кидать мостики и в другие. Вот, например, когда на таможне работает и СБУ и МВД и сама Таможня, можно говорить о контрабанде. То же относится и к МИДу», - отмечает один из экс-послов. Все перечисленное, по его мнению, теперь войдет «под контроль» первого зама Генпрокурора Кузьмина: «Вот что в системе координат дипломатов делать прокурорскому работнику? Гласно или негласно, но результатом его работы будет именно контроль того, о чем я говорил. Найти грамотные, цивилизованные слова, чтобы это объяснить, невозможно. Это глупость, свидетельство ущербности административной модели в Украине».

    Украинский эксперт-международник Виктор Замятин добавляет: «Кузьмин уже зарекомендовал себя как механизатор широкого профиля в прокуратуре. Запомнился безапелляционными заявлениями, которые не всегда выдерживают проверку доказательствами. Представил себя старательным исполнителем. И вполне возможно, некоторым дипломатам, которые еще не «числятся» по линии Генпрокурора, придется уйти. Хотя, возможно, ничего серьезного нет».

    Александр Сушко, однако, подозревает, что все дело в разногласиях руководства МИДа с правящей верхушкой: «Учитывая наши политические реалии, скорее, это свидетельство того, что у руководства этого министерства наметились какие-то проблемы с политическим руководством». Осталось только следить за тем, как действующая власть использует такой «рычажок» давления на дипломатов в лице Кузьмина.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ