Ада Роговцева: И эпатаж, и голая натура уместны, если служат высокой цели

  • Романия Горбач, «Комментарии»
  •  glavcom.ua
  • Розсилка
Ада Роговцева: И эпатаж, и голая натура уместны, если служат высокой цели

«У многих актеров нет жизни, есть только театр. А у меня есть жизнь»

Легендарная актриса рассказала «Комментариям» о своей книге, новом спектакле и разнице между жизнью и театром.

Всю свою жизнь Ада Николаевна играла только ведущие роли. До сих пор она остается одной из самых затребованных украинских актрис на просторах СНГ. Хотя ее жизнь вряд ли можно назвать сплошным праздником.

В прошлом году актриса похоронила сына, Константина Степанкова. Еще раньше ушел из жизни муж, Константин Петрович Степанков, с которым Роговцева прожила в браке 46 лет.

В последнее время Ада Николаевна отказывалась давать интервью. Но для «Комментариев» сделала исключение.

- Ада Николаевна, вас воспринимают, скорее, как легенду, чем как живого человека. Не обижаетесь?

- Достоевский сказал: «Человек есть тайна. Если потратишь жизнь, чтобы разгадать ее, то ты не даром прожил». Каждый человек – тайна. Поэтому приходить к нему нужно, как в тайну. Только дураки могут так воспринимать живого человека. К примеру, Бодык (Богдан Ступка – «Комментарии») - разве это не легенда? Еще какая легенда, а он взял и ушел… Ступка не терпел пустопорожних разговоров. В этом мы с ним похожи.

- Вы недавно закончили работу над новой книгой. О чем она?

- Книжка называется «Свидетельство о жизни», она двуязычная. Недавно Жванецкий шутил, что есть свидетельство о рождении, о смерти, а свидетельства о жизни - нет. Вот мы и использовали его цитату.

Это книга обо всех – о рабочих театра Леси Украинки, актерах, моем сыне, деде, братьях… Обо всем на свете, без жанров и остановок, табу, терминологий, - так, как я чувствую и переживаю.

- Нелегко, наверное, писать о близких, которых уже нет на этом свете…

- Конечно, к 75 годам ты уже многих похоронил. Писать о тех, кто ушел – очень сложно. Когда умирает человек, его судьба сразу становится на ладошки каждого, кто о нем вспоминает. Вот он, Бодя, у меня на ладони. Вчера вытащила старую дубленку сына, а на ней остался еще аромат его парфюма. О таких вещах сложно говорить.

- На днях Киевская академическая мастерская театрального искусства «Сузір’я» отметила свое 25-летие. В свое время вы тоже играли в спектаклях, поставленных на сцене этого театра. Как туда пришли?

- Началось все со спектакля «Насмешливое мое счастье», который, по инициативе художественного руководителя театра «Сузір’я» Алеши Кужельного, поставили на сцене Русской драмы. За многие годы исполнители менялись, но пьеса продолжает жить, хотя уже совершенно в другой редакции.

- Вы же с «Сузір’ям» соседи. На огонек часто заходите?

- Скажу больше, мы - одна семья. Когда моей дочери, Катерине Степанковой, предложили поставить в этом театре спектакль «Будьте, как дома», я пришла туда, как на праздник, ведь знала, что предстоит интересная работа.

Действие спектакля происходило в квартире. Складывалось впечатление, что зритель пришел в свой дом и смотрит на происходящее с разных сторон. Актеры использовали все помещения, включая туалет и ванную. Зрители аплодировали нам стоя. С этим же спектаклем наш коллектив вышел на большую сцену театра Ивана Франка, с гастролями мы объездили 25 городов Украины.

- А над чем работаете сейчас?

- Готовимся к новому спектаклю. Не буду раскрывать все тайны, скажу только, что пьеса прекрасна и ее постановкой занимается моя дочь Катя.

- Намекните хотя бы, о чем она? Заинтриговали же…

- Пьеса очень смешная, об отношениях между женщиной и мужчиной. Что такое первая любовь? Для кого-то первые чувства проходящие, для других - на всю жизнь. Хорошо это или плохо? Понятно лишь одно: любовь изменяет судьбу.

Если все будет хорошо, то осенью представим пьесу публике.

- Вам посчастливилось работать со многими известными режиссерами. А из современных украинских режиссеров кто вам больше всего импонирует?

- Мне нравятся Владимир Кучинский, Олег Липцын, Виталий Малахов. В Украине много талантливых режиссеров, которые создают прекрасные спектакли.

- А по каким критериям вы оцениваете, хороший спектакль или нет?

- Я над глупостями не задумываюсь. Есть хороший спектакль, есть плохой. Вот тебе и все критерии. Главное - говорить с людьми душой. А душа вмещает в себя все эти модные слова – критерии, тенденции, веяния.

- Вы не только актриса, но и педагог. Чему, в первую очередь, учите своих студентов?

- Когда приходят дети без культурного багажа, то перед педагогами стоит большое, не всегда посильное задание: за четыре года дать им правильные профессиональные ориентиры. И главное о-бла-го-ро-ди-ть! Потому что благородством почти нигде сейчас и не пахнет! Театр без благородства существовать не должен. Его нужно закрывать.

- Это касается и современных эпатажных театральных студий?

- Эпатаж бывает очень благородным, если, конечно, он уместен. Все может быть: и эпатаж, и экстравагантность, и голая натура, и ругательство, если они служат высокой цели.

- Вы продолжаете постоянно сниматься в кино, оставаясь одной из самых затребованных украинских актрис…

- Я обожаю кино! Одна из причин, почему я так люблю сниматься в кино, это возможность бывать в разных местах, знакомиться с новыми людьми. Чехов говорил: «Влюбленность указывает человеку, каким ты должен быть». Если ты не влюблен в жизнь, то ты не знаешь, кто ты. Это прекрасный эгоизм – когда я люблю, и мне нравится моя работа. Мне так легче.

Я всю жизнь играла только большие роли. Просто всегда отделяла работу от реальной жизни. Ты никогда не используешь чужое сердце, трепетание души, не научишься милосердию. Все это можно взять из жизни. Профессия только отнимает. Я живу либо не живу, вот и все. У многих актеров нет жизни, есть только театр. Когда они теряют театр, они теряют жизнь. А у меня есть жизнь.

- Где только вы берете столько жизненной энергии?

- Чтобы ответить на этот вопрос, я прочитаю вам одно свое стихотворение:

«Огорнуло горе, чи гора впала,

сину, моя доле, що ж це нас спіткало?

Де не додивилась? В Господа просилась

дати тобі силу, дати тобі долю –

з ніжністю, любов’ю.

Але ти від болю захлинувся кров’ю.

Крок ступить не сила, серце в прірву впало,

обгоріли крила і мене не стало».

Скажите, как можно говорить с человеком, которого не стало? Но все же, жизнь продолжается. Есть мои внуки, Катерина, театр. Они – мой неисчерпаемый источник силы.

Источник фото: zn.ua


Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

Ада Роговцева: И эпатаж, и голая натура уместны, если служат высокой цели