Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Пять за и против «Нефтегазпрома»

    • Дмитрий Коротков, Александр Панченко, «Сегодня»
    • Розсилка
    Пять за и против «Нефтегазпрома»

    Путин предложил объединить «Нефтегаз» с «Газпромом». Что от этого получит Украина.

    Кремль любит сюрпризы. Первым для мира стал харьковский договор по газу и флоту. Но Владимир Путин переплюнул Дмитрия Медведева: он удивил даже украинскую власть, предложив в Сочи на встрече с главой правительства Украины Николаем Азаровым объединить «Газпром» с «Нефтегазом». По реакции президента и Кабмина (точнее, по ее отсутствию) ясно, что это предложение на переговорах украинских и российских лидеров не звучало.

    «Эту идею Владимир Владимирович высказал экспромтом. Что ж, мы и экспромты будем рассматривать, и изучать конкретные предложения», — подтвердил данный тезис пресс-секретарь премьера Виталий Лукьяненко. Реакция Банковой аналогична. «Ну, знаете, российский премьер выражает много неожиданных идей, — считает замглавы АП Анна Герман. — Их можно по-разному воспринимать, можно удивляться, можно обсуждать. Это надо делать лишь с точки зрения украинских национальных интересов».

    Что Украина получит с этой точки зрения? Объяснение Юлии Тимошенко понятно: это сдача национальных интересов. Как и объяснение Виктора Ющенко — с той разницей, что по его мнению, сдачу национальных интересов начала Тимошенко подписанием январских газовых соглашений. Причем экс-президент ясно видит, что «что вместе с газпромовскими инженерами и техниками на предприятия ГТС по всей территории нашего государства придут российские гарнизоны». Но что же мы можем получить на самом деле?

    Предложение России: украинские весы

    Нам предлагают новые экономические выгоды в обмен на козырь во внешнеполитических маневрах.

    Аргументы «За»

    1. Подарок для бюджета. Даже после харьковских договоренностей «Нефтегаз» не стал бы самоокупаемой компанией: из-за заниженных цен на газ для населения и коммунальных предприятий скрытый дефицит его бюджета продолжает расти, ложась серьезным бременем на госбюджет — вместе с дефицитом Пенсионного фонда это треть всей расходной части. При объединении с «Газпромом» проблема автоматически будет решена — ведь не будет же новый консорциум требовать долги с самого себя.

    2. Подарок для промышленности. Цена газа для Украины может быть существенно (возможно, даже на $100 за 1000 «кубов» с нынешних $234) снижена, что повысит рентабельность наших экспортных отраслей — металлургии и химпрома.

    3. Экономия на затратах. Новый консорциум модернизирует обветшавшую газотранспортную систему, причем украинские затраты на это будут в два раза меньше — около $3 млрд вместо $6 млрд. Кроме того, исчезнет ежегодная проблема заполнения хранилищ газом на отопительный сезон.

    4. Доля в прибыли и месторождениях. «Нефтегаз» сейчас не имеет права на реэкспорт газа, а в составе консорциума получит такую возможность и вместе с ней — долю от прибыли. Кроме того, Украина может получить свою часть в разработке новых месторождений нефти и газа в Западной Сибири.

    5. Весомое слово в Европе. Украина станет младшим партнером в решении глобальных экономических вопросов: в случае если интересы Украины и России будут совпадать, отстоять наши позиции в переговорах со странами, зависимыми от «Газпрома», будет намного легче.

    Аргументы «Против»

    1. Маленькая доля. Активы «Газпрома» на порядок больше, чем «Нефтегаза». Отдав 50% активов «Нефтегаза», позволив «Газпрому» торговать на нашем внутреннем рынке, Украина взамен получит примерно 6% активов «Газпрома» и одно место в совете директоров объединенной компании. Это значит, что самостоятельность «Нефтегаза» будет потеряна, а на политику «Газпрома» мы влиять вряд ли сможем. Другое дело, что и сейчас наше положение скорее зависимое, чем самостоятельное.

    2. Частичное повышение «коммуналки». Хотя внутренняя рыночная цена газа в России ($130—160) достаточно ниже нынешней в Украине, даже она выше цены, которую сейчас платят население и коммунальные предприятия. Поэтому в ряде регионов, где цены на комуслуги в последние годы существенно не поднимались, их все равно придется поднять на 50—70%, чтобы выйти на уровень самоокупаемости. Правда, к примеру в Киеве, разницу на себя может взять городской бюджет.

    3. Страхи Европы. Несмотря на заявление ЕС, что консорциум — дело России и Украины, он опасается усиления позиций «Газпрома». Особенно это касается Восточной Европы, страны которой сейчас в случае обострения отношений с Россией могут договориться хотя бы на короткий срок с Украиной о покупке газа из ее хранилищ; в случае же консорциума Польша или Чехия становятся полностью зависимыми от «Газпрома». С другой стороны, сотрудничество РФ и Украины избавит Европу от «зимних неожиданностей» в виде перебоев с поставками газа из-за возникавшей между нами последние годы «газовой войны».

    4. Отданный козырь. Украина отдает в совместную собственность хранилища на своей территории, лишаясь главного аргумента в переговорах с Россией. Отстоять свои позиции в случае несовпадения интересов будет весьма сложно.

    5. Обвинения оппозиции. Объединение «Газпрома» с «Нефтегазом» станет еще одним поводом для оппозиции обвинять власть в продаже Родины. Для Банковой и Кабмина было бы выгоднее получить еще одного партнера в консорциуме — крупную европейскую компанию вроде «Рургаза» — это отвело бы обвинения в отказе от евроинтеграции и улучшило отношение к Украине со стороны тех европейцев, которые критически настроены к России.

    Данные: политологи Вадим Карасев, Михаил Погребинский, эксперт Валентин Землянский

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ