Добить Юлю: почему главный оппозиционер страны стала основной предвыборной мишенью

    • Павел Серов, «Контракты»
    • Розсилка

    Эти выборы, в числе прочих базовых задач, решали проблему «сведения к нулю» основного соперника правящей партии...

    Эти выборы, в числе прочих базовых задач, решали проблему «сведения к нулю» основного соперника правящей партии — политсилы Юлии Тимошенко. Задача «добить Юлю» решается властью с ранней весны — со времени отставки ее Кабмина.

    Разумеется, при всей силе предвыборного давления лично на Тимошенко, ее людей и партструктуры на местах нельзя говорить о том, что экс-премьер является единственной жертвой нынешней предвыборной кампании. Но сообщения о гонениях на тимошенковцев стали все¬таки основными поводами, попадающими под тему «преследования оппозиции».

    Враг номер один

    Мало того — будет преувеличением утверждать, что с «Батькивщиной» обходились намного хуже, чем с другими. К примеру, у коммунистов, Единого Центра или Фронта Перемен по итогам выборов к власти накопилось не меньше претензий. Тем не менее именно комплексный характер давления на Тимошенко заставляет говорить о системном преследовании с возможными серьезными последствиями. Возможно, у Януковича понимают, что излишнее акцентирование внимания на Тимошенко и БЮТ только создает ей рекламу. Однако стиль агрессивной манипуляции и прямого давления выбран целиком сознательно.

    Отчасти это связано с наличием у Юлии Владимировны остаточного ресурса — той же парламентской фракции, пусть и более чем поредевшей. Отчасти — с фактом личной мести: Тимошенко продолжает оставаться раздражителем номер один не столько даже для Виктора Януковича, сколько для Дмитрия Фирташа, Валерия Хорошковского и Сергея Левочкина. Не в последнюю очередь жесткое давление на Тимошенко связано с пониманием главного принципа построения и работы вертикали власти российского образца. В идеале при наличии этой вертикали (с формальными внешними элементами «управляемой демократии») не должно существовать даже намека на сколько-нибудь влиятельную альтернативу.

    При этом все методы, примененные властью против Тимошенко, будут использоваться ею и в дальнейшем — во время парламентских выборов. Карты раскрыты.

    Шоу клонов

    Главной наработкой можно считать клонирование списков БЮТ, причем в некоторых случаях проведенное довольно искусно. Эту технику опробовали в нескольких областях. Самыми резонансными стали дела о списках «Батькивщины» в Львовский городской и областной советы, а также в Киевский областной совет. Суть технологии — в нерегистрации судами изменений в руководстве партячеек и, как следствие — непризнание списков «Батькивщины», внесенных на выборы новыми главами региональных парторганизаций. Вместо них для участия в выборах регистрировались списки, составленные прежним руководством: на Львовщине — Иваном Деньковичем, на Киевщине — Владимиром Майбоженко. Обоим скандалам предшествовал раскол в местных парторганизациях, по результатам которого появились два партийных списка, две печати и т. д. В результате Тимошенко вынуждена была лично ездить в эти регионы и уговаривать население не голосовать за собственный бренд, «засвечивая» тем самым раскол в среде своих партийцев. Видя некий успех Тимошенко на поприще контрагитации, власть поступила хитро: под самый конец кампании суды приняли решение о признании изменений в руководстве местных партячеек и отзыве списка-клона. Да только толку от этого Юлии Владимировне было немного: зарегистрировать «правильные» списки времени уже не было, да и избиратель был дезориентирован.

    В итоге выборы в этих регионах могут быть поставлены под сомнение, так как в них не была отражена вся информация, необходимая избирателю.

    Аналогичные расколы произошли на Луганщине, где Тимошенко также распустила местные партячейки, в Кировоградской области (тут ситуацию удалось «отыграть» оперативно и был зарегистрирован новый список), в Тернополе, в ряде райцентров и районов Киевщины.

    Самые резонансные — львовская и киевская истории — связаны не только с политической изобретательностью Банковой, но и с инициативной местных влиятельных персон, перебежавших к регионалам. На Киевщине это Владимир Майбоженко, считающийся близким соратником Богдана Губского — одного из былых спонсоров БЮТ. Таким же перебежчиком стал и мятежный глава львовской «Батькивщины» Иван Денькович. То есть в обоих случаях ясно видна связь между расколом в местной ячейке и сотрудничеством «раскольников» с властью.

    Версию о местных корнях разборок в Львовской и Киевской организациях БЮТ подтверждает сравнение с ситуацией в иных областях, где также произошла смена партийного руководства — в Хмельницкой, Сумской и Харьковской. Большие возможности навредить бывшей шефине были в Харькове у Александра Фельдмана, смещенного с поста главы местного БЮТ. Но Фельдман ячеек не клонировал, хотя и стал для лучшей сохранности своего бизнеса членом парламентского большинства. Не оказалось мощных местных покровителей и у отстраненного руководства ячейки БЮТ в Кировоградской области — в результате Тимошенко удалось зарегистрировать там свой «правильный» список. Необычно завершилась ситуация с расколом в Луганской области, где в результате на выборы пошли люди из списка Дмитрия Плугина, которого формально можно также причислять к «раскольникам», но официального решения на этот счет не было. Тем не менее из числа областей, где Тимошенко может быть спокойна за формальную чистоту списка своих рядов, Луганщину можно также исключать.

    Очередь на нары

    Если рейдерские захваты и клонирование партии стали главными ноу¬хау антитимошенковской предвыборной кампании, то аудит Кабмина Тимошенко и аресты чиновников ее правительства — приемы уже классические. Последней крупной акцией в этом направлении стало обнаружение в Чехии беглого экс-министра экономики Богдана Данилишина.

    И результаты аудита, и показания бывших чиновников могут быть использованы против Тимошенко, если все же будет принято решение ее арестовать. Также они могут обернуться против Александра Турчинова. Однако за арестами чиновников-тимошенковцев стоят не всегда политические мотивы. Если клонирование партий прошло успешно только там, где у этой идеи нашлись местные энтузиасты, то аресты чиновников бывшего Кабмина имеют во многом бизнесовую подоплеку, а иногда и банальную личную вражду.

    За арестами экс-первого зампреда правления НАК «Нафтогаз України» Игоря Диденко и экс-главы Гостаможни Анатолия Макаренко просматривается ответный ход Дмитрия Фирташа, адресованный всем исполнителям газовой спецоперации Тимошенко, чтобы получить от них показания против главной фигурантки. Однако возможный суд над ними вряд ли будет открытым. По понятным соображениям, устраивать из «газового дела» показательное шоу не планируется: важен сам факт доказательства своего влияния и статуса, а не личные страдания Макаренко и Диденко на нарах. За решеткой хотят видеть Тимошенко и Турчинова.

    Другие громкие дела — бывшего и. о. министра обороны Валерия Иващенко («дело Минобороны»), бывшего первого заместителя главы Госказначейства Татьяны Грицун («дело Госказначейства») — властью вообще особо не «засвечиваются». То ли следствие мало «накопало», то ли докопалось не только до оранжевых коррупционеров, то ли снова не нашло прямых выходов на Тимошенко. Теперь, однако, вместе с делом Данилишина этим процессам может быть дан ход. Ради кумулятивного эффекта.

    Все эти дела имеют и иную составляющую — передел собственности и возврат долгов. Так, Валерий Иващенко («дело Минобороны») арестован за то, что отдал в частные руки стратегическое госимущество — причалы Феодосийского судоремонтного завода. Отдал якобы бютовцу Андрею Сенченко, тогда как претендует на окрестные земли старший сын президента — Александр Янукович. Конечно, и Сенченко, и Янукович свою причастность к делу отрицают, но логика подсказывает: исполнителей, вроде Иващенко, так просто в тюрьму не сажают.

    Кстати, пока фигуранты сидят, некоторые вопросы уже решаются. Фонд госимущества до конца года обещает вернуть 400 млн грн залога, который внесла компания «Фрунзе¬Флора» при неудачной приватизации Одесского припортового завода. А невозврат этого залога — одно из главных обвинений против Татьяны Грицун («дело Госказначейства»).

    Кто может быть следующим арестантом среди бывших чиновников Тимошенко? Это может быть экс-глава Государственной авиационной администрации Александр Давыдов, в отношении которого Генпрокуратура уже завела уголовное дело по злоупотреблению служебным положением. В тюрьму может отправиться и бывший глава Госрезерва Михаил Поживанов. Ему могут вменить так называемое сахарное дело, озвученное в аудите Кабмина. К тому же еще летом председатель СБУ Валерий Хорошковский заявлял о хищениях в Госрезерве на 7 млрд грн.

    Еще одним «уголовным» фронтом против Тимошенко и ее людей может стать история с попыткой захвата полиграфкомбината «Украина». По этому поводу Генеральная прокуратура уже возбудила дело. К нему могут привлечь Александра Турчинова и экс-министра внутренних дел Юрия Луценко.

    В ходе предвыборной кампании ряды арестантов пополнились и представителями местной власти, связанными с БЮТ. Так, был взят под стражу мэр Новомосковска Владимир Литвищенко и мэр Каменца-Подольского Анатолий Нестерук. Последнего не спасло даже то, что он вышел из БЮТ незадолго до ареста. Оба градоначальника имели шансы на переизбрание. У Литвищенко, управлявшего городом с 1994 го-да, фактически не было конкурентов. Нестерук был довольно популярным — его сторонники после задержания городского головы даже перекрыли автотрассу. Однако в результате оба мэра так и остаются за решеткой.

    Административно-судебные методы

    Среди других методов вредительства главному оппозиционеру страны был отказ в возбуждении дел по факту печати дополнительных бюллетеней в харьковской типографии. Другое отрицательное судебное решение было принято, когда активисты «Батькивщины» решили объявить голодовку у стен Администрации президента с требованием снять с выборов ложные списки в Киевский облсовет. Аналогичная голодовка у стен ЦИК состоялась, но ничем не закончилась: никто из представителей власти с активистами говорить не пожелал и в результате Тимошенко лично уговаривала голодающих прекратить вредить своему здоровью.

    К данной категории методов давления можно отнести и принципы формирования избирательных комиссий на выборах, при которых представители Батькивщины попадали туда, скорее всего, в виде исключения. Были зафиксированы и местные эксцессы в виде запрета на акции и агитацию БЮТ. Такое, в частности, случилось 29 октября

    в Херсоне, где у Батькивщины отобрали законный последний день кампании, запретив митинговать на отведенных для этой цели местах. Заодно запретили и митинг предпринимателей против Налогового кодекса.

    Наконец, согласно сообщению БЮТ, офис Киевской облорганизации партии был отключен от водоснабжения и электроэнергии. Государственное предприятие «Научно¬исследовательский институт градостроительства», на чьей территории более 10 лет находился офис, ссылаясь на приказ министра регионального развития и строительства Владимира Яцубы, потребовало немедленного освобождения помещения. Так была блокирована работа общественной приемной БЮТ.

    Врожденный порок

    Во многом результат выборов, который получила Батькивщина, — следствие вышеописанных усилий власти. Но и с самой Юлии Владимировны невозможно снять ответственность за случившееся. Корнем проблем является ее подход к кадрам, утрата контроля над местными ячейками. Собственно, проигрыш начался в тот момент, когда большая часть ее спонсоров бросилась менять политическую «крышу», увидев неизбежное поражение патронессы. Конечно, в случае победы Тимошенко на президентских выборах такой же процесс — во всяком случае, частично — произошел бы и с Партией регионов. Но история не знает сослагательного наклонения. И теперь мы видим, что влияние местных политэлит сыграло огромную роль в тех же рейдерских скандалах с клонированием партии.

    К тому же выяснилось, что идейных борцов за дело «бело-сердечных» очень мало. БЮТ не был идеологической силой, а был и есть вождистским проектом с безусловно талантливым лидером, проигравшим свое главное сражение и теперь теряющего остатки былого влияния.

    Для власти дальновиднее было бы оставить Тимошенко в покое — конечно же, лишив ее последних остатков реального влияния. Тимошенко все еще остается генералом, командующим изрядно потрепанной и страдающей от дезертирства, но все¬таки армией. Экс-премьер оказалась заложницей собственного стиля управления — персоналистского и иррационального. Ей не суждено стать даже лидером объединенной оппозиции: под ее начало никто не хочет идти. Наоборот, большинство оппозиционных политсил испытывают желание лишний раз пнуть Батькивщину, дабы занять «вкусное», как им почему-то кажется, место главной оппозиции страны. Естественно, это будет «правильная» оппозиция — Его Величества, а не Его Величеству. Теперь только такая оппозиция в Украине сможет существовать относительно комфортно, не рискуя потерей бизнеса, имиджа и попаданием на нары.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ