«Парниковый эффект» Тимошенко

    Сегодня состоялся второй за год поход Юлии Тимошенко в Генпрокуратуру. Ранее в это здание, а также на бывшее место работы в СБУ часто захаживал ее ближайший соратник Александр Турчинов, которому также приходилось давать показания на различные темы – от дела «Росукрэнерго» до дела шофера экс-главы МВД Юрия Луценко.
    Сегодня состоялся второй за год поход Юлии Тимошенко в Генпрокуратуру. Ранее в это здание, а также на бывшее место работы в СБУ часто захаживал ее ближайший соратник Александр Турчинов, которому также приходилось давать показания на различные темы – от дела «Росукрэнерго» до дела шофера экс-главы МВД Юрия Луценко.Первый после поражения на
    • Павло Вуєць
    • 2 Грудня, 2010, 20:13
    • Розсилка

    Сегодня состоялся второй за год поход Юлии Тимошенко в Генпрокуратуру. Ранее в это здание, а также на бывшее место работы в СБУ часто захаживал ее ближайший соратник Александр Турчинов, которому также приходилось давать показания на различные темы – от дела «Росукрэнерго» до дела шофера экс-главы МВД Юрия Луценко.

    Сегодня состоялся второй за год поход Юлии Тимошенко в Генпрокуратуру. Ранее в это здание, а также на бывшее место работы в СБУ часто захаживал ее ближайший соратник Александр Турчинов, которому также приходилось давать показания на различные темы – от дела «Росукрэнерго» до дела шофера экс-главы МВД Юрия Луценко.

    Первый после поражения на президентских выборах визит Тимошенко в Генпрокуратуру состоялся 12 мая. Лидер оппозиции была вызвана в Главное следственное управление ГПУ для вручения ей повестки о возбуждении уголовного дела №49-1293 по обвинению в покушении на дачу взятки, в котором она выступает в качестве подозреваемой. После общения со следователем Тимошенко рассказала журналистам, что, бесспорно, речь идет о политических репрессиях против нее, а дело касается обвинений в даче взяток судьям для освобождения близких Тимошенко сотрудников приснопамятной корпорации ЕЭСУ. Причем заведено это дело было в 2004-м на основаниях заявления экс-помощника премьера, который и должен был передать судьям сумму в 125 тысяч долларов, и закрыто в 2005-м. Повторно явиться в прокуратуру ЮВТ должна была 17 мая, но Генпрокуратура отменила повестку о явке в связи с командировкой следователя, и на этом все заглохло.

    Но ЕЭСУ при всей одиозности истории этой кампании – это все-таки дела давно минувших дней. А вот непосредственную деятельность Тимошенко во главе правительства все еще помнят. Еще до первого вызова Тимошенко на Борисоглебскую Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту нарушений закона о бюджете и махинаций с деньгами, полученными от японцев по Киотскому протоколу. На текущей неделе по этому делу уже вызывался в прокуратуру Турчинов. В 2009-м году Украина вполне законно продала Стране восходящего солнца свои квоты на выброс парниковых газов, за что получила около 300 миллионов евро. Другое дело, что тратить эти деньги на затыкание бюджетных дыр, согласно соответствующим международным договорам, Киев не имел права, поскольку все они должны были пойти на проекты, предусматривающие сокращение выбросов парниковых газов. Показательна риторика Тимошенко еще во время переговоров с японцами. Премьер обещала, что полученные средства Украина на 100 % использует в сотрудничестве с японскими же корпорациями на экологические проекты. Да и на заседании Кабмина, предшествовавшем получению денег, она недвусмысленно заявила, что они «будут направлены исключительно на сокращение выбросов, на замещение в отоплении и подогреве горячей воды газа на электроэнергию».

    Когда правительство поменялось, новая власть, проведя ревизии, выяснила, что из «киотских» денег 287 млн. долларов были использованы не по назначению, а Виктор Янукович прямо заявил, что эти средства разворованы: «Мы пока еще, как говорится, концов не нашли, куда эти средства делись». Также Президент заявил, что уже заведены 30 уголовных дел по допущенным нарушениям, но вдаваться в детали тогда не стал, ссылаясь на тайну следствия. И вот по результатам затеянного международного аудита было установлено нецелевое использование 200 из 300 млн. евро., что подтвердила и параллельная ревизия КРУ. Было установлено, что правительство Тимошенко, предварительно направив эти деньги на единый казначейский счет, использовало их непосредственно для покрытия дефицита бюджета и предоставления кредитов Пенсионному фонду. И если Турчинов, давая показания по этому делу, заявлял, что не было ни одного случая, когда средства, которые поступили по Киотскому протоколу и хранились на специальном счету, использовались не по назначению», сама Тимошенко ранее с телеэкранов не особо отпиралась, что эти деньги были направлены на выплату пенсий. Оправдание одно – кризис. Ну и президентская кампания, о чем Тимошенко, конечно, умалчивала.

    Собственно, мотив вступительного слова Тимошенко на пороге Главного следственного управления Генпрокуратуры можно было предугадать с незначительными вариациями, учитывая, что ранее из «Батькивщины» доносились заявления, что Президент поручил новому Генпрокурору Виктору Пшонке максимально осложнить жизнь оппозиции. Сегодня Тимошенко повторила мантру о предвзятости Генпрокуратуры и добавила, что ее вызов сюда – прямая команда Януковича и «месть за тотальный проигрыш на Майдане относительно Налогового кодекса»: «Они таким образом пытаются отомстить тем, кто заставил их наложить вето на тот Налоговый кодекс». Собственно такая тяга к трактовке любых обстоятельств в свою пользу вызвала в памяти легендарное уравнение «Вона – це Україна». И недруги Тимошенко прекрасно понимают, что у нее пока хватит сил и талантов превратить преследование ее лично в трагедию национального масштаба.

    «У нас оппозиции не надо тратиться на рекламу, власть делает ее сама, – говорит «нунсовец» Геннадий Москаль. – Вызов Тимошенко в прокуратуру – это информационный повод с сотней видеокамер. И ничем это не завершится. Что – деньги, полученные по Киотскому протоколу, вышли за пределы Госказначейства или перешли в частные руки или нанесен существенный вред государству? Любая власть наступает на те же самые грабли – Кучма, Ющенко, Янукович».

    В реальность «посадки» Тимошенко не сильно верят как ее оппоненты, так и сегодняшние соратники.

    «Премьера вообще трудно посадить – он возглавляет коллегиальный орган, который все решения принимает путем голосования, – рассуждает «теневой» министр экономики Александр Бондарь. – Это нужно всех опросить и собрать сведения, что премьер лично на кого-то давил. По Киотскому протоколу – это смешно, поскольку это были условные деньги, которые находились на счету, и определить, что они были не туда пущены, нереально. Просто идет давление в их стиле, но ничего серьезного нет, потому что если бы было, уже давно бы сделали. Плюс есть боязнь сделать из Тимошенко героиню. А так – дергают, нервы треплют – идут попытки до парламентских выборов разрушить эту политическую силу. Хотя по Турчинову еще непонятно, чем закончится, поскольку материалы не переданы в суд».

    Тимошенко пришла в Генпрокуратуру не с пустыми руками. Как сообщила пресс-служба БЮТ, экс-премьер принесла обращения и депутатские запросы, касающиеся нескольких журналистских расследований, о которых она ранее вспоминала и в обращении к митинговавшим предпринимателям. Касаются они сотен миллионов гривен, переведенных из бюджета на счета частных компаний, близких к высокопоставленным членам Кабмина, под видом поддержки инвестиционных проектов.

    Зацикливание Генпрокуратуры именно на истории с Киотским протоколом не сильно ударит по электоральным перспективам Тимошенко. А все претензии прокуратуры, как рассказала Тимошенко после трех часов в прокуратуре, касались именно этого вопроса. Само по себе переориентирование денежных потоков с модернизации предприятий на выплату пенсий вряд ли вызовет народный гнев, если не наоборот.

    В то же время сейчас Тимошенко заявляет, что деньги, полученные от реализации квот, никуда не потрачены, а находятся на спецсчетах Минэкологии. Пенсии же во время ее премьерства выплачивались за счет средств, выведенных из теневого оборота.

    «Я думаю, что после того, как следователи с удивлением узнали, что все деньги на месте, им просто нечего было мне предъявить – подписку о невыезде или что угодно», – бравировала экс-премьер. Осталось дождаться комментариев самой «удивленной» Генпрокуратуры.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ