Взрывы в Макеевке. Сбой системы?

    Теракты, совершенные неизвестными бомбистами в Макеевке, к счастью, обошлись без жертв. Однако загадочные события на родине Виктора Януковича и прочих видных деятелей современности, дополнили серию странных «взрывных» инцидентов, которые периодически приключаются в Украине с прошлого года.
    Теракты, совершенные неизвестными бомбистами в Макеевке, к счастью, обошлись без жертв. Однако загадочные события на родине Виктора Януковича и прочих видных деятелей современности, дополнили серию странных «взрывных» инцидентов, которые периодически приключаются в Украине с прошлого года. Мусорные урны в Кировограде, памятник Сталину в Запорожье,
    • Евгений Шибалов, «Зеркало недели»
    • 22 Сiчня, 2011, 09:24
    • Розсилка

    Теракты, совершенные неизвестными бомбистами в Макеевке, к счастью, обошлись без жертв. Однако загадочные события на родине Виктора Януковича и прочих видных деятелей современности, дополнили серию странных «взрывных» инцидентов, которые периодически приключаются в Украине с прошлого года.

    Теракты, совершенные неизвестными бомбистами в Макеевке, к счастью, обошлись без жертв. Однако загадочные события на родине Виктора Януковича и прочих видных деятелей современности, дополнили серию странных «взрывных» инцидентов, которые периодически приключаются в Украине с прошлого года. Мусорные урны в Кировограде, памятник Сталину в Запорожье, магазин и офисное здание в Макеевке. Не забудем и складец с оружием в Ивано-Франковске, сразу напомнивший потешный „заговор грибников», раскрытый СБУ при Кучме. Что общего? Звенья одной цепи или совпадения, всплески народного гнева или спланированные провокации?

    Вкратце напомним хронологию событий в Макеевке. Утром, по официальным данным — в 4:37 и 5:05, в центре города прогремели два взрыва. Один — в телефонной будке у местного торгового центра „Голден плаза“, второй — возле главного входа в административное здание ГП „Макеевуголь“. Жертв и пострадавших нет по причине раннего времени. Расстояние между объектами — около километра, поэтому можно представить, как неизвестные минеры хладнокровно и неторопливо прогулялись пешком, расставляя заряды. То, что бомбистов было несколько — уже установлено: камеры наблюдения засекли два огонька от сигарет, да и свидетели — вездесущие „вязаные береты“ — нашлись.

    Сначала грешили было на „Макеевуголь“, подозревая руководителей предприятия в желании замести следы нарушений, над которыми трудилась КРУ. Но версия не подтвердилась, ибо последствий, которые могли бы уничтожить документы, взрыв не повлек. Впрочем, сам „Макеевуголь“ в фокусе СБУ остался. Но об этом потом.

    Как выяснилось, оба взрывных устройства были относительно маломощными, а разрушения — минимальными, без критических последствий. Например, возле торгового центра остался неповрежденным расположенный неподалеку газопровод. Мощность взрывов эксперты предварительно определили в 200 г в тротиловом эквиваленте, что совпадает с характеристиками ручной гранаты. Устройством такой мощности может быть что угодно, от упомянутой гранаты до шахтного детонатора, применяемого в горном деле. Даже в официальных инстанциях определенного мнения пока нет. Некоторые грешат на взрывчатку с армейских складов, другие кивают на инвентарь горняков.

    Чуть позже стало известно, что таинственные подрывники передали властям послание, в котором требовали выкуп в обмен на обещание не проводить дальнейших терактов. Авторы послания (то ли подброшенного в исполком, то ли найденного на месте взрыва в „Макеевугле“, впрочем, здание муниципалитета и госпредприятия расположены рядом) утверждали, что заложили еще пять зарядов в „людных“ местах города, и угрожали взорвать их, если не получат к концу дня 4,2 млн. евро купюрами по 500 евро. Кроме того, утверждается, что в тексте письма присутствовали фразы „достала эта власть и закон“ и „наши близкие умерли, нам нечего терять“, а адресовано послание лично отцам города, начиная с мэра Александра Мальцева. Скрупулезная сумма в 4,2 млн. может объясняться несколькими причинами: либо террорист, как Шура Балаганов, точно подсчитал, сколько ему нужно для полного счастья, либо это точная сумма… долга.

    В здании Макеевского горисполкома начал заседать спешно созданный оперативный штаб, работой которого на первых порах руководил губернатор Донецкой области Анатолий Близнюк. Официальные лица несколько раз обещали дать комментарии для прессы, однако к журналистам так и не вышли. Утечки от милиции прекратились. Вся информация шла только от пресс-службы СБУ. По рекомендации психологов, изучавших опыт подобных ситуаций, террористов держали на голодном информпайке. Чекисты выдали скупое сообщение: мол, „мероприятия“ проводятся, а версия спланированного теракта „не исключается“. И замолчали до вечера.

    Расквартированный в Донецке специальный полк внутренних войск поднят по тревоге. Однако на патрулирование улиц Макеевки направили только 50 бойцов, остальные находились в расположении части. Вместе с тем на месте событий не наблюдается никаких попыток организовать эвакуацию жителей с потенциально опасных территорий города. Вывели на улицу персонал Центрально-городской администрации, спешно объявила о прекращении занятий детско-юношеская спортивная школа… И все.

    Тем временем на ситуацию начали реагировать „верхи“. Охваченную паникой Макеевку посетил председатель СБУ Валерий Хорошковский. Анонсировалось также участие в работе антитеррористического штаба министра МВД Анатолия Могилева, однако руководителя милицейского ведомства так никто и не увидел. Пресс-служба Виктора Януковича сообщила, что глава государства сократил визит в Японию и намерен сразу после возвращения обсудить случившееся с силовиками.

    Наконец, Хорошковский вышел на публику с успокоительными речами. „Собирался штаб Антитеррористического центра, и в этом были задействованы и органы власти, и правоохранительные органы с одной единственной целью, чтобы никому ничего не угрожало. После проведенных мероприятий мы в определенной степени можем быть уверены, что данная ситуация локализована…

    Главная цель проводимой нами операции — жизнь и здоровье людей. На сегодня могу сказать горожанам, что они могут спать спокойно“, — заверил председатель Службы безопасности. При этом он добавил, что условия террористов выполнены не были, и денег никто никому не платил.

    Закончив изложение обрывочной информации о произошедшем, вступаем на скользкую стезю домыслов и предположений. Но без этого никак, потому что белые нитки заявления о „спокойном сне“ торчат отовсюду. Все, конечно, знают, что нынешний председатель СБУ на этом поприще человек, мягко говоря, новый. Не совсем „в теме“. Однако даже любителям шпионских романов известно, что в подобных ситуациях есть только три способа обезопасить всех. Первый и самый эффективный — задержать террористов. Не нужно заумных оборотов вроде „локализовать ситуацию“ и прочей шелухи, нужно было сказать два слова: „Их поймали“. Тогда законопослушные граждане рукоплескали бы рыцарям плаща и кинжала, а город действительно спал бы спокойно.

    Второй путь — тотальная эвакуация людей с потенциально опасной территории. Масштабно, затратно, муторно. Но на войне как на войне. Если направление удара не известно, лучше перестраховаться. Этого не произошло. Дополнительный контингент бойцов ВВ и осмотр предполагаемых мест заложения зарядов — крайне сомнительная гарантия безопасности. Известно ли г-ну Хорошковскому, что шахтный детонатор производства, к примеру, Павлоградского химического завода — это небольшой усеченный конус, длиной 12 см и диаметром основания в 8 см? Зато весит 810 граммов и детонирует с температурой вспышки около трехсот градусов. А стоит всего десятку. И пятьдесят патрульных вояк вкупе с участковыми и замотанными операми, пусть даже усиленные кинологами и экспертами-взрывотехниками, не смогут заглянуть в каждую дыру, куда можно такую штуковину спрятать. Тем более в городе, площадью превосходящем Донецк, хоть и уступающем в численности населения в четыре раза. А если бомбисты на вечер приготовили акцию устрашения в спальных районах, куда как раз вернутся с работы горожане? Однако местные жители свидетельствуют: дальше центральной части сеть патрулей не продвинулась, так и топтались все в окрестностях той самой злополучной площади.

    Маленькое отступление. Донецкая область, вообще говоря, — мечта террориста. Промышленных объектов, плохо охраняемых мест хранения опасных веществ и важных коммуникаций — немеряно. Если подойти со всем злодейским расчетом, можно такое устроить… Не то что Макеевка — весь мир встанет на дыбы от ужаса. И все источники угрозы перекрыть не сможет вся украинская армия вкупе с милицией и пограничниками. Возьмем банальный городской водопровод. Засушливый Донбасс снабжается водой с помощью фильтровальных и насосных станций, водопроводных узлов. В Донецке таких узлов девять, и на каждом, для очистки и обеззараживания, — тонна жидкого хлора. Утечка этой дряни не оставит ничего живого в радиусе нескольких километров. А есть еще химзаводы, коксохимзаводы, есть магистральные газопроводы, ведущие из России к промгигантам. Жуть.

    Наконец, третий, самый ошибочный и позорный путь выхода из подобной щекотливой ситуации — заплатить. Банально пойти на попятную и заплатить. И некоторые СМИ утверждают, что именно этот путь выбрали вчера „ребята Хорошковского“.

    Возможно, в антитеррористическом штабе знали, точно знали, кому адресованы взрывы и письмо, и о каких именно четырех миллионах идет речь. Ведь может быть, что под „этой властью“ подрывник имел в виду не президента с правительством, а своих местных божков, которые разрушили ему жизнь или отобрали бизнес? Чтобы грозить Януковичу, взрывы лучше устраивать в Донецке, а еще лучше — в Киеве. А в Макеевке достучаться таким образом можно только до двух человек, но один сейчас в затяжной командировке в АРК. Да и сумма… Уж коли идешь против Системы, то требуй соответственно — миллиарды. Ни в Донецке, ни в других городах области дополнительные меры безопасности не принимались. Неужели так безоговорочно поверили террористу, что тот сосредоточится на одной Макеевке?

    Если действительно заплатили, то ничего хуже и представить нельзя. О том, что обозленный „покращенням“ народ может, во исполнение заветов Кобзаря, „добре вигострить сокиру“ и попереть буром на творцов его порядка и стабильности, „ЗН“ предупреждало. Ком проблем нарастал, социально-экономические реалии ухудшались, а возможности ненасильственного протеста старательно блокировались, так что людям просто не оставили выбора. А теперь, выходит („тому що послідовні!“), сами подсказали: да, с нами только так и можно, только такие аргументы мы понимаем и принимаем.

    И если допустить версию „скисли и заплатили“, то что их могло напугать? Вариант первый — близость событий к таким важным стратегическим объектам, как резиденция Ахметова и коттеджный поселок семьи Януковичей. Жилища небожителей расположены аккурат на донецко-макеевском пограничье, откуда до центра Макеевки, если без пробок, езды минут десять. А, как известно, при всей показной крутизне даже на призрачную угрозу своей безопасности некоторые ВИПы реагируют нервно и требуют любой ценой отодвинуть линию фронта от их уютного гнездышка.

    Однако, по данным ZN.UA, казна 4,2 млн. евро не потеряла. Террористов ловили „на живца“. Деньги к назначенному месту в указанное время привезли. Однако террористы на встречу не явились. То ли планы поменялись, то ли автобусы с милицией, следовавшие за перевозчиком суммы, вспугнули. В результате и тратиться не пришлось, и взрывы в обещанные 17.00 не прогремели.

    Подытожим: задержанных нет; эвакуации не было; выкуп не выплачен. Что же тогда дало возможность Валерию Хорошковскому заверить макеевчан в том, что они могут спать спокойно? Есть две версии: одна — наиболее обсуждаемая, вторая — следственная.

    Во-первых, Валерий Хорошковский мог излучать спокойствие в том случае, если знал наверняка, что сценарий со взрывами разработан самой властью. Вспоминая аналогичные инциденты в разных частях нашей беспокойной страны, можно выделить несколько существенных сходных признаков, позволяющих строить догадки о единой режиссуре акций. Кировоград, Запорожье, Макеевка. Все взрывы — в заведомо безлюдное время, глухой ночью или ранним утром. Все случаи — без жертв и с минимальными повреждениями, без существенного ущерба для коммуникаций. Все — с минимальными затратами взрывчатки, зато с максимальной „ударной волной“ в информационном пространстве. Из этой цепочки выпадает только второй взрыв в Запорожье, в храме, когда взрывное устройство сработало среди людей, и погибла одна женщина, а еще десять человек были контужены и пострадали от осколков стекла. „Идеологическое оружие“, призванное сплотить народ перед лицом общей угрозы, отвлечь от насущных проблем и действий власти по части дележа не по-братски, но по-дружески? В соседней России то и дело за терактами видят руку спецслужб, хотя толком доказать так ничего и не сумели. Такие вопросы следует адресовать, например, российскому политтехнологу Игорю Шувалову, который на пару со своим коллегой Павловским в 2004-м изобретал „нашистов“ и натовскую угрозу, а теперь часто мелькает на Банковой.

    Вряд ли сценарий единения вокруг „знамени“ сработает. Украина — не Россия. Нет внятной идеологии (айда за полным кошельком — это не идея), да и власть с оппозицией на роль „железных лидеров“, за которыми можно пойти в одном строю против назначенных врагов, не тянут. Никак не тянут. Напротив, подобное „раздергивание“ коллективного бессознательного — фарсовыми терактами, памятниками Сталину, танцами на могиле Бандеры, черт знает чем еще — может спровоцировать страшную волну. В том же Донбассе во многих гаражах и кладовках лежат-полеживают шахтные детонаторы и промышленная взрывчатка, из бережливости горняцкой не сданные на склады. И рук мастеровитых, способных собрать в домашних условиях немудреное, но мощное устройство, в достатке. И голов светлых, в схемах коммуникаций кумекаюших, немало. Начнут вдалбливать им исподволь мысль, что „так — можно“, всем тесно станет. Поэтому не надо подсказывать народу, что ему делать. Лучше попробовать остановиться, не доводя до беды...

    Во-вторых, глава СБУ, когда делал свое заявление, еще не имел представления о существовании либо отсутствии заложенных пяти зарядов, однако уже понимал причины произошедшего.

    По последним данным из источников в спецслужбах, следствие вернулось к отработке версии, в фокусе которой ГП „Макеевуголь“. Речь, однако, повторимся, не о том, что „угольный генерал“ Станислав Толчин, возглавляющий предприятие, пытался уничтожить документацию, в которой КРУ обнаружило нарушений почти на 2 млрд. грн. Напомним, Толчин, всегда был фигурой неоднозначной. Но всегда — договороспособной. Он хоть и родом из ПР, однако во времена правительства Тимошенко остался при погонах, и серьезно конфликтовал с отцами города. Чем, собственно, и подмочил свою репутацию в глазах однопартийцев. Однако это не помешало ему и после победы Януковича удержаться в кресле. Надолго ли?

    Вероятно, этот вопрос мучил не одного Станислава Марксовича. По версии следствия, некто положил глаз на его кресло и заплатил ответственным товарищам за эту должность. Однако в силу каких-то причин — либо руководство Минугля поменялось после админреформы, либо Толчин в верхах нашел сильного покровителя — директор ГП „Макеевуголь“ сохранил свой пост. А вот претендент на этот пост свои деньги, уплаченные за обещанную должность, не получил. Коррупционные обещания нынешняя власть, похоже, выполняет так же щепетильно, как и предвыборные. Вот и решил горе-претендент вернуть свои деньги назад, отчаявшись получить их иным способом.

    Нам показалось логичным поинтересоваться, что думает об этой версии сам руководитель „Маееквугля“, который, по словам того же источника, хоть и смог найти нужный баланс в отношениях с новым министром энергетики Юрием Бойко, все еще не нашел его с теми, кто ставил задачи КРУ.

    — Купить должность? Ну, знаете ли, в нашей стране многое может быть… Однако я сильно сомневаюсь, что это как раз тот случай, — заявил ZN.UA Станислав Толчин. — Я не знаю никого, кто метил на мою должность. Что касается каких-то моих встречных договоренностей с Бойко, то я лично с министром ни разу не встречался. Я контактирую исключительно с его замом Поповичем, который до настоящего момента никаких претензий к работе вверенного мне предприятия не имел. Мы выполняем все задачи по добыче. Проверка КРУ? Это отдельная история. В связи с которой очень хочется спросить г-на Андреева: если я лично все эти годы иду плечо к плечу с Партией регионов, то из какой партии он?

    Нас проверяли ровно год, несмотря на то что у меня сегодня идеальное состояние экономики на предприятии и такие же отношения с городом и областью (если бы губернатор не был в отпуске, то письмо-ответ КРУ в мою защиту подписал бы сам Близнюк, а не его зам, которого назвал Андреев). Работали более 60 человек! Были нарушены все допустимые сроки проверки, нормы и законы. Это действительно было давление. Акт о результатах проверки с какими-то там миллиардами нарушений, о которых на всю страну заявил глава КРУ, уже оспорен нами в суде. В этой связи смешно смотреть всякие сюжеты по телевидению о том, что это Толчин подорвал свое предприятие.

    Что касается взрыва вообще, то я лично присутствовал, когда снимали со стены эту записку. Там не было речи о „Макеевугле“. Более того, министр Юрий Бойко, будучи с визитом в Енакиево, заявил об отсутствии какой-либо связи произошедших событий с нашим предприятием. Что касается позиции КРУ, то все это похоже на какие-то мелкие склоки“.

    Точку в истории со взрывами ставить рано. Как в версии „отвлекающий маневр“, так и в версии „частный бунт“. Просто во втором случае всем представлялся „народный мститель“ — доведенный до отчаяния экономическим положением шахтер, бывший военный, сокращенный милиционер и т. д. А может оказаться просто „кинутый“ бизнесмен. „Кинутый“ госсистемой, которой, собственно, и была адресована угроза, содержащаяся в записке. Наличие разных центров влияния в окружении президента на сегодня не гарантирует четкости работы даже отлаженного коррупционного механизма. Сегодня можно купить по дешевке или отобрать все, что угодно и у кого угодно. Должности, бизнес, права, влияние… Правда, без каких-либо гарантий. И с непредсказуемыми последствиями. Как в Макеевке.

    Справка ZN.UA

    ZN.UA направило запрос в Главное контрольно-ревизионное управление с просьбой предоставить информацию о результатах проверки в госпредприятии „Макеевуголь“.

    В КРУ оперативно отреагировали на обращение. По информации ведомства, „Результаты проведенного контрольного мероприятия в очередной раз показали недостатки в ведении бухгалтерского учета, грубые нарушения финансовой и бюджетной дисциплины в целом на 1 млрд.

    823 млн. 500 тыс. гривен“.

    В частности, установлены операции, проведенные с нарушением действующего законодательства, которые привели к потерям в целом на 317,5 млн. гривен, из них:

    — Нецелевое использование бюджетных средств — 7,3 млн. гривен;

    — Излишне получено бюджетных средств — 110,2 млн. гривен;

    — Недостачи материальных ценностей — 3,8 млн. гривен;

    — Уничтожений (порчи) материальных ценностей — 173 млн. гривен.

    Установлены операции, проведенные с нарушением действующего законодательства, которые не привели к потерям, в целом на 374,8 млн. гривен, из них оплата за государственные средства стоимости товаров, работ и услуг без проведения тендерных процедур — 373,8 млн. гривен; недополучение финансовых ресурсов на 48,2 млн. гривен, другие нарушения финансовой дисциплины на 1 млрд. 71 млн. 500 тысю гривен, из них получение ГП „Макеевуголь“ доходов от реализации продукции без наличия лицензии на добычу полезных ископаемых из месторождений, имеющих общегосударственное значение, — 1 млрд. 45 млн. 300 тыс. гривен.

    Вследствие выявленных нарушений нанесен ущерб государственному бюджету на 117,5 млн. грн., ГП „Макеевуголь“ — 312,3 млн. гривен, работникам ГП „Макеевуголь“ — 46,1 млн. гривен.

    «Ответственными за финансово-хозяйственную деятельность за период, по которому проводилась проверка, были генеральный директор Толчин С.М. и главный бухгалтер Иванеев В.В», — говорится в ответе ГлавКРУ.

    Об указанных фактах ГлавКРУ информировало премьер-министра Украины, УМВД Украины в Донец¬кой области и прокуратуру Донецкой области.

    Кроме того, ГлавКРУ неоднократно сообщало Минуглепрому о фактах препятствования расторжению контракта с Толчиным. В ответ Минуглепром сообщил ГлавКРУ о направлении письма в Донецкую областную государственную администрацию относительно освобождения Толчина с занимаемой должности и расторжения с ним контракта. Однако первый заместитель председателя Донецкой облгосадминистрации Сергей Дергунов письмом от 12 декабря 2010 года № вх. 08-07750-12/01 сообщил, что считает работу Толчина на посту положительной и принятие решения о его увольнении преждевременным.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ