Верхи не могут: почему пример грузинских реформ вряд ли поможет Украине

    Никакого «плана реформ» у грузинского правительства не было и нет. То есть существуют различные мероприятия и, конечно же, всякие локальные планы, но нет никакой «бумаги, в которой все написано».
    Никакого «плана реформ» у грузинского правительства не было и нет. То есть существуют различные мероприятия и, конечно же, всякие локальные планы, но нет никакой «бумаги, в которой все написано». Это и правильно, так как суть либеральных реформ во все времена одинакова и весьма проста. Если ты понимаешь, в чем суть дела, то задача состоит в том,
    • Владимир Золоторев, «Контракты»
    • 27 Сiчня, 2011, 15:14
    • Розсилка

    Никакого «плана реформ» у грузинского правительства не было и нет. То есть существуют различные мероприятия и, конечно же, всякие локальные планы, но нет никакой «бумаги, в которой все написано».

    Никакого «плана реформ» у грузинского правительства не было и нет. То есть существуют различные мероприятия и, конечно же, всякие локальные планы, но нет никакой «бумаги, в которой все написано». Это и правильно, так как суть либеральных реформ во все времена одинакова и весьма проста. Если ты понимаешь, в чем суть дела, то задача состоит в том, чтобы найти решение, применимое к данной ситуации, а это уже, конечно, может быть непростой задачей.

    Системность. Обычное право

    Лично меня такой подход радует и именно он является по-настоящему системным — к примеру, общий подход к реформам, который называется «односторонняя либерализация». Суть этого подхода состоит в том, что нет никакого смысла в существовании регуляции и регуляторов там, где мы имеем дело с продукцией или услугой, уже «зарегулированной» иностранными регуляторами. Вряд ли отечественный контролер лучше зарубежного проконтролирует, скажем, качество лекарств. Зато просто существуя и ничего не делая, такой контролер точно создает коррупцию. Руководствуясь этим подходом были отменены визы для многих стран, упрощено финансовое регулирование — теперь иностранные банки могут свободно открывать филиалы в Грузии, значительно упрощены импортные операции и т. д. То есть никто не ставил и не решал отдельные задачи в торговле лекарствами, визовом режиме и др., был применен системный взгляд на вещи, в результате чего и решились эти локальные проблемы. Если бы правительство занималось просто «реформой визового режима» или «увеличением конкуренции в банковской сфере», уверен, проблема бы решалась до сих пор.

    Успех реформ определяется тем, насколько сами реформаторы понимают обычное право своей страны. Если реформы идут «по учебнику», то вряд ли что-то из этого получится, потому что повседневная жизнь людей определяется не законами и пожеланиями властей, а обычным правом.

    Хороший пример с пониманием обычного права — это история с ворами в законе. В Грузии они долгое время выполняли роль судебной системы. Бороться с ними «посадками» невозможно, так как воровской кодекс приводит к тому, что пребывание в тюрьме для вора в законе мало чем отличается от пребывания на воле. Чтобы победить этот кодекс, воров в законе начали сажать друг с другом. Тут и начались проблемы, ведь кодекс не позволяет вору выносить парашу и выполнять какие бы то ни было работы. В итоге воровской кодекс подвергся модификациям «для Грузии», а оставшиеся на свободе воры в законе поспешили покинуть страну. Правда, обычное право теперь ставит серьезный вызов перед судебной системой. Она должна быстро принимать справедливые решения, иначе воры вернутся, может, и в другом виде.

    Много примеров того, что власть смотрит в корень. Например, еще в 2004 году было создано Национальное агентство общественного реестра (НАОР) при Министерстве юстиции. Это позволило ликвидировать органы общественного или гражданского регистра — БТИ, земельный кадастровый департамент, ОВИРы. Но дело даже не в этом, а в том, что определенность прав собственности — это основа для любой деятельности, если ее нет, то не только разводится коррупция, но и парализуется человеческая активность, чему Украина является лучшим примером.

    Реформа МВД и прокуратуры

    Реформы «правоохранительных» органов являются своего рода визитной карточкой реформ в Грузии. Это и понятно. Эти самые органы являются олицетворением коррупции и беспредела во всех постсоветских странах, вот почему удачная реформа в этой сфере особенно важна. Добавлю, что Грузия еще в советское время страдала от тотальной коррупции, поэтому болезнь казалась неизлечимой. Между тем ее вылечили и пока рецидивы не замечены.

    Реформы начались с ликвидации ГАИ, так как именно она считалась главным источником коррупции. В ходе реформы были уволены практически все сотрудники МВД и прокуратуры. Бывших милиционеров стараются не брать на работу в органы.

    Теперь бывшая милиция состоит в основном из патрульной службы, которая объединяет функции нашей ППС и ГАИ и ее работа состоит в патрулировании определенных секторов и выездов по вызовам. Патрульные работают в паре, но пары меняются. Зарплата в полиции (и в госорганах) выросла в среднем в 20–25 раз. Средняя зарплата по стране составляет $200, патрульного — $600–1000, детектива — $2000. При этом действует жесткая система проверок. Полицейские обязаны доносить друг на друга, в случае если видят правонарушение, совершаемое другим полицейским. Недонесение жестко карается. Никто не знает, является ли «заманчивое предложение» коллеги действительно его предложением или проверкой из внутренней инспекции, поэтому зарплатой предпочитают не рисковать.

    Полицейские становятся полицейскими, поучившись в академии. Для службы в патруле высшее образование не требуется, но для того чтобы стать детективом, нужен юридический диплом. Прием в академию проходит на основании специальных тестов.

    Рейтинг доверия к правоохранительным органам — 80%. При этом даже враги грузинского президента Михаила Саакашвили признают ликвидацию коррупции в МВД его большой заслугой.

    Прокуратура потеряла свое советское значение и теперь является частью Минюста. Следственных полномочий у нее больше нет, она поддерживает обвинение в суде.

    «Отчетность» полиции больше не является основным источником оценки эффективности МВД. Показания обвиняемого в суде считаются приоритетными по отношению к показаниям под следствием. Соответственно, пыток стало меньше.

    Другие реформы

    Приватизация. Стопроцентная приватизация, то есть продажа всех видов земель, рыбных, лесных и водных ресурсов, железных дорог и станций, морского флота, портов и аэропортов, шахт, предприятий (в том числе стратегических) и т. д. и т. п.

    Земельная реформа. Было приватизировано 460 тыс. га государственных земель сельскохозяйственного назначения. Из них 300 тыс. га отданы в аренду. Арендаторы могут выкупить эту землю. Для этого они должны выплатить сумму, эквивалентную десятилетней арендной плате. Арендаторы могут внести в качестве первого взноса 20%, а потом платить постепенно. Но если они готовы выкупить землю за пять лет, то им надо заплатить 70% от общей цены. А если арендаторы могут выкупить землю за год, то платят они всего лишь 50%. Оставшиеся 160 тыс. га будут приватизированы через так называемые закрытые аукционы. Такие аукционы будут проводиться для местного населения. Если эти земли не найдут своего хозяина, тогда вступит в силу механизм открытого аукциона, в котором примет участие любое заинтересованное лицо.

    Налоговая реформа. До революции в Грузии взималось 22 налога. Сейчас осталось 6 налогов, а к 2012 году будут отменены еще два. Для оставшихся четырех введена плоская шкала: 20% — на доходы физических лиц, 15% — налог на прибыль, 1% — налог на имущество и 18% — НДС. Социального налога в Грузии нет.

    Трудовой кодекс. В 2006-м был принят новый Трудовой кодекс. Теперь работник и работодатель заключают контракт, в котором вольны писать что угодно. Пособий по материнству больше нет для частных фирм. Уволить работника стало проще — не требуется согласие профсоюза. Нужно уведомить его об этом за четыре месяца и предоставить выходное пособие в размере среднемесячной зарплаты.

    Здравоохранение. В Грузии частное здравоохранение, включая частные больницы. Существует медицинское страхование, но государство, в отличие от большинства стран, где применяется этот метод, не является страховщиком. Страхуют только частные компании.

    Лицензирование, таможня и «вход в бизнес» . Общим для этих трех позиций является радикальное упрощение и существование временных нормативов для чиновников по некоторым видам их деятельности. Лицензирование осуществляется по принципу «одного окна» и «молчание — знак согласия». Из 900 осталось 150 лицензий. Если в течение некоторого времени податель заявки на лицензию не получает ответа, то она считается удовлетворенной.

    Таможенные пошлины все это время сокращались. Количество документов, требуемых для экспортных операций, сократилось с 9 до 4. В импорте из 32 осталось всего три тарифные ставки: 0%, 5% и 12%. Для большей части товаров, в том числе машин и оборудования, действует нулевая ставка, а 12% применяет только к некоторым видам сельскохозяйственной продукции и стройматериалов.

    Компанию любой формы собственности можно открыть в течение 13 минут. Для этого необязательно идти в госорган (регистрацией занимается не налоговая служба, а Минюст), можно обратиться в отделение банка, где есть уполномоченный Минюстом сотрудник.

    Антимонопольное законодательство. Грузия является одной из немногих счастливых стран, в которых нет антимонопольных органов. Это не упущение, а осознанная позиция. Мы все знаем, что если вы хотите, чтобы исчез хлеб, — создайте министерство хлебопродуктов. Этот принцип верен и в отношении монополий — хотите, чтобы они были, создайте антимонопольный комитет. В Грузии действует Закон «О свободной и конкурентной торговле», позволяющий предотвратить передачу государством монопольного права частной или государственной компании.

    Разное

    Во всяких реформах есть свои фишки. В Грузии это, например, переезд Конституционного суда в Батуми, а парламента — в Кутаиси. Логика в этом есть: чем меньше чиновники встречаются друг с другом, тем лучше.

    Другой особенностью является сообщение о переговорах между фермерами-африканерами из ЮАР и грузинскими властями. Правительство предлагает им 88 тыс. гектаров дешевой земли. В ЮАР африканерам (известным у нас как буры) жить стало нелегко, так как значительно выросла преступность, кроме того, правительство Южно-Африканской Республики требует, чтобы они безвозмездно передали 30% своих земель черным фермерам.

    Третей фишкой, о которой говорит большинство очевидцев, становятся хорошие дороги, которые к тому же быстро строят. Получается это потому, что отменены ГОСТы, отсечены вороватые чиновники, а к тендерам допускаются иностранцы.

    Ну и, наконец, приятной лично мне особенностью является тот факт, что, по словам грузинского политика Кахи Бендукидзе, «судебно-правовая система начала миграцию от континентальной в сторону островной».

    Продолжение читайте тут

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ