Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Грузия рассчитывает на ЕС

    • Пьер Верлюиз (Pierre Verluise), «IRIS» (Франция)
    • Розсилка
    Грузия рассчитывает на ЕС

    Интервью с Торнике Гордадзе, заместителем министра иностранных дел Грузии и основным представителем Грузии в переговорах по Соглашению об ассоциации с ЕС

    Пьер Верлюиз: Каковы цели Грузии в отношении Европейского Союза?

    Торнике Гордадзе: Стратегическая задача Грузии заключается в максимальном сближении с Европейским Союзом для достижения «четырех свобод»: свободного движения имущества, услуг, людей и капиталов. Прежде всего, мы нацелены на подписание Соглашения об ассоциации в конце 2012 года. В долгосрочной перспективе Грузия надеется стать членом ЕС.

    - Как организованы переговоры с ЕС?

    - Я направляю работу грузинской правительственной комиссии в вопросах политики и безопасности, свободы и правосудия, экономики и свободной торговли. Рабочие группы регулярно проводят встречи с представителями грузинских министерств, парламента и Совета безопасности страны для обмена информацией и обсуждения условий переговоров.

    Каждую неделю мы проводим видеоконференцию с брюссельскими комиссиями, а раз в полгода – пленарное заседание поочередно в Брюсселе и Тбилиси. В июне 2010 года переговоры в Тбилиси открыла Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон (Catherine Ashton). Чиновники Евросоюза приглашают экспертов, и мы исправляем рабочие документы. В перспективе подписания Соглашения об ассоциации остается обсудить еще 45 статей. В начале 2011 года шесть статей были временно закрыты, однако у нас существует принципиальное соглашение с ЕС, которое запрещает сообщать прессе, о каких именно статьях идет речь. К обсуждению вопросов свободной торговли мы пока еще не приступали.

    В этой связи мы стремимся приблизить нашу внешнюю политику к основным направлениям дипломатии ЕС.

    - Какой поддержкой вы пользуетесь?

    - В вопросе отношений с ЕС Грузию консультируют несколько стран Евросоюза, а не США. Вашингтон практически не принимает участия в развитии отношений Тбилиси и Брюсселя. С ЕС мы не обсуждаем НАТО. Все это разные вопросы, хотя между ними, разумеется, существует косвенная связь.

    США стремятся в первую очередь наладить свои отношения с Россией. Некоторые опасаются того, что Грузия может оказаться в списке «сопутствующего ущерба» от начатой Обамой «перезагрузки», однако многочисленные визиты чиновников высокого уровня, как, например, Хиллари Клинтон и Джозефа Байдена, показали нам, что Грузия не будет принесена в жертву на алтаре «перезагрузки». Наоборот, Тбилиси рассчитывает получить от нее определенную выгоду.

    - Сейчас для Грузии наступил благоприятный момент?

    - По сравнению с тремя балтийскими государствами, которые, как и мы, являются бывшими советскими республиками, Грузия потеряла целых десять лет. Наш выход из СССР оказался проблематичнее, и в те времена Запад не интересовался нашим регионом. На Западе все молчаливо соглашались с тем, что Кавказ – это дело России. Интерес Запада к Кавказу проявился только в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Проблема Грузии была в том, что тем временем в России начали отрыто проявляться державные амбиции, тогда как Европейский Союз (и даже НАТО) переживал нечто вроде «усталости от расширения» после 2004 и 2007 годов. В результате условия переговоров с Евросоюзом были ужесточены. Балтийские государства сообщили нам, что перед ними не ставили таких драконовских условий для подписания Соглашения об ассоциации и договора о свободной торговле под названием Deep and Comprehensive Free Trade Area.

    Таким образом, у нас возникло противоречие между нашими устремлениями и внешними обстоятельствами. По понятным причинам Брюссель предпочитает работать на основе объединения стран. Нам же ближе индивидуальный подход, основанный на заслугах каждого, так как у каждой страны есть собственная траектория движения (например, у Украины и Молдавии) и нам не хотелось бы, чтобы к нашим проблемам добавились их проблемы. Точно так же Брюссель рассматривает и перспективы своих отношений с Арменией и Азербайджаном. Белоруссия – это отдельный случай. Мы, как и ряд членов ЕС, верим в необходимость установления диалога с Белоруссией Александра Лукашенко, чтобы не оставить ее один на один с Россией Путина и Медведева.

    Отметим также, что ЕС – это не единственная организация, куда намереваются вступить Грузия и Украина. НАТО также рассматривало такую перспективу до президентских выборов января-февраля 2010 года. Тем не менее, Грузия теперь оценивается иначе, нежели Украина, как видно из принятых в Лиссабоне в ноябре 2010 года документов: Стратегической концепции НАТО и итогового заявления.

    Наши партнеры должны оценить позитивные отличия Грузии в плане делового климата и борьбы с коррупцией.

    - С какими трудностями вам приходится сталкиваться?

    - Переговоры по Соглашению об ассоциации в целом идут хорошо, мы удовлетворены нынешними темпами продвижения процесса. Вообще, мы не берем на себя обязательств в области сближения с ЕС, если считаем, что не сможем полностью их выполнить.

    На данный момент основная проблема касается открытия переговоров по поводу зоны свободной торговли. ЕС медлит, тогда как мы считаем, что выполнили все предварительные условия, которые были поставлены перед нами в 2008 году. С течением времени рекомендации ЕС претерпели изменения, что, разумеется, осложняет их выполнение. Так, рекомендации для начала переговоров по свободной экономической зоне сейчас столь же жесткие как и те, что были объявлены в 2008 году для закрытия переговоров.

    Европейская комиссия объясняет такую медлительность негативным опытом работы с Украиной, которая начала эти переговоры почти три года назад, но так и не смогла продвинуть дело вперед. Мы задаем вопрос, насколько такое сравнение может быть оправданным, так как наша экономика либеральная и реформированная. Кроме того, она гораздо меньше, и в ней нет проблематичных секторов, таких как тяжелая промышленность, горнодобывающая отрасль и т.д. Некоторые в Грузии опасаются, что ЕС связывает решение проблемы зоны свободной торговли с вопросом вступления России в ВТО. Мы же надеемся, что эти сомнения необоснованны, так как между этими двумя вопросами нет ничего общего, и подобная связь была бы чисто политической.

    - Чего вы опасаетесь?

    - Открытие переговоров Грузии и ЕС повлечет за собой множество позитивных последствий, однако необходимо учитывать и потенциальные сложности. У нас есть опасения по поводу нашего трудового права, а также нашего сельского хозяйства, которое уже сейчас испытывает серьезную конкуренцию со стороны Турции. Если мы не будем настороже, наша экономика вполне может рухнуть. В таком случае, как увеличить популярность европейских идей среди грузин?

    Тем не менее, мы будем готовы пойти и на большие риски, если получим от ЕС четкое обещание о вступлении, пусть и нескором. Пока же нам говорят следующее: «Реализуйте у себя как можно больше достижений единой Европы, но это не означает, что вам гарантировано вступление». Тем временем правительство Грузии идет на социальные, а значит, и политические риски. У наших действий есть своя цена, которую придется заплатить на выборах 2013 года. У балтийских стран, несмотря на трудности, получилось сохранить либеральные настроения в обществе, но удастся подобное нам? Мы ходим по лезвию бритвы.

    Кроме того, должен признать, что вес Грузии довольно мал: 0,04% ВВП ЕС и 0,06% его торгового оборота. Брюссель естественным образом отдает предпочтение своим торговым переговорам… с более значимыми государствами.

    - Что вы можете сказать об отношениях с Россией?

    - Грузия хочет вести диалог с Россией вне зависимости от его места, времени или уровня. Грузия говорила и повторяет, что готова обсудить с Россией оккупацию Абхазии и Южной Осетии.

    Москва представляет события августа 2008 года как победу, однако России практически не удалось добиться поддержки в признании независимости осетин и абхазов за исключением Венесуэлы, Никарагуа и Науру. Даже в этих трех случаях юридическая процедура признания не была завершена на конец 2010 года. В ноябре прошлого года президент Грузии дал торжественное обещание в одностороннем порядке отказаться от применения силы для объединения страны. Это обещание прозвучало с трибуны Европейского парламента. Мы ожидаем аналогичного обязательства со стороны России. В любом случае, Грузия – не агрессивное государство: наш военный бюджет самый маленький на всем Южном Кавказе в абсолютных цифрах.

    - Почему вы отправили своих солдат в Афганистан?

    - С 1 января 2011 года в Афганистане, в том числе в провинции Гильменд находится 937 грузинских солдат. У нас также есть врачи, например в госпитале Чагчарана в провинции Гор. Стоит также добавить, что мы берем на себя обязательства по отправке инструкторов, которые займутся подготовкой афганских полицейских и военных.

    Грузия стала второй после Австралии страной, не являющейся членом НАТО, по числу отправленных в Афганистан военных. Кроме того, она занимает второе место после США по соотношению числа задействованных солдат на душу населения. Мы надеемся, что это будет воспринято как залог нашей доброй воли, прежде всего в отношении НАТО. Этим мы также продемонстрируем, что Грузия является не только потребителем безопасности, но может ее экспортировать и принимать участие в совместных операциях.

    Пьер Верлюиз (Pierre Verluise), научный директор Института международных и стратегических отношений IRIS и руководитель геополитического сайта Diploweb.com.

    Фото: REUTERS/David Mdzinarishvili

    Опубликовано: 10/02/2011 18:53

    Перевод: inoСМИ.Ru

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ