Интервью с Константином Грищенко

    • Сьюзан Глассер и Джошуа Китинг (SUSAN GLASSER AND JOSHUA E. KEATING), «Foreign Policy» (США)
    • Розсилка

    Министр иностранных дел Украины о том, чему Египет может научиться у Оранжевой революции, и о преследовании Юлии Тимошенко.

    Украинский министр иностранных дел Константин Грищенко на этой неделе посидел с редакторами Foreign Policy во время визита в Вашингтон, где он провел двустороннюю встречу с госсекретарем Хиллари Клинтон. Грищенко был назначен на свой пост президентом Виктором Януковичем в марте 2010 года. До этого он был послом в Соединенных Штатах и в России.

    Foreign Policy: Думаю, я буду не первым, кто спросит вас о Египте и о том, что вы думаете и что вы извлекли для себя из событий на Ближнем Востоке на прошлой неделе.

    Константин Грищенко: Ну, конечно, эти события, они меняют весь баланс не только на Ближнем Востоке, но и вообще глобально. Я не могу говорить о каком-то определенном понимании, потому что я думаю, что многое будет зависеть от взаимодействия между разными действующими лицами в самом Египте. Внешние факторы – мнение мировых лидеров, Европейского Союза, Соединенных Штатов, России, других арабских стран – тоже будут иметь какое-то значение, но по моему мнению, оно будет ограниченным и будет играть роль лишь на начальной стадии.

    Так что нам всем нужно внимательно следить и начать работать с новым египетским руководством, как только оно появится.

    Очевидно, что мы поддерживаем демократические перемены, но также выступаем и за ответственное правительство. Мы на Украине знаем, что лидеры, раздающие обещания и красиво или политически корректно высказывающиеся – это не обязательно признак ответственного или эффективного правительства.

    - Да, многие приводили в пример опыт Украины в последние дни как поучительную историю того, как уличные протесты не обязательно должны быть необходимым условием настоящих реформ. Вы так на это смотрите? Каковы уроки Оранжевой революции, если говорить о Египте?

    - На Украине, я полагаю, урок очень ясен – качество политических лидеров должно оцениваться самими людьми, а также средствами массовой информации и основными акционерами демократического процесса, чтобы демократию не захватили демагоги и те, кто просто неспособен эффективно проводить реформы.

    - Вы думаете, произошло именно это, демократия была взята в заложники демагогами на Украине?

    - Я убежден в этом. В годы так называемого Оранжевого правления лидеры разных фракций в Оранжевом движении обещали все: вернуть людям деньги, оставшиеся в советских банках, убрать призыв в армию, повысить пенсии – что они сделали на какой-то период времени, но все съела инфляция, вступить в Европейский Союз.

    Что они постоянно делали, так это обещали все и всем и, в итоге, обо всем об этом забывали. А потом они потеряли власть на свободных и справедливых выборах в начале 2010 года. Не потому, что что-то специально было сделано с внешней стороны. И не потому, что у нас была очень кричащая предвыборная кампания – это у них она была такой. Но просто потому, что люди начали понимать, что ими манипулируют в своих интересах.

    - Вы озабочены новой волной преследования, или расследования в отношении Юлии Тимошенко? (Следователи, назначенные президентом Виктором Януковичем, допросили бывшего премьера Юлию Тимошенко в рамках официально заведенного в отношении нее дела о коррупции. Критики этого процесса, включая посольство США в Киеве, выразили озабоченность, заявив, что правительственные антикоррупционные инициативы направлены избирательно против представителей политической оппозиции).

    - Давайте разберемся в том, с какого рода проблемами украинское общество сталкивается сегодня, и на нужды этого общества. Украина продолжает быть, во многих отношениях, управляема юридической системой и системой взаимодействия между бюрократией, людьми и бизнесом, которая во многом еще советская. Коррупция снижает возможности страны в плане самопреобразования и продвижения вперед, и мы рассматриваем это как наш главный приоритет в международной и внутренней политике – присоединение к Европейскому Союзу. Чтобы добиться этого, мы должны привнести европейские стандарты во все секторы нашей социальной и экономической жизни.

    Впервые за двадцать лет у нас есть президент, который сформулировал стратегию, направленную не просто на изменения в одном-двух секторах, а на проведение реформ, которые будут взаимосвязаны между собой и должны привести к очень четким результатам.

    Это делает жизнь людям и работу бизнеса значительно легче, так как создает лучшие условия для работы в бизнесе. Это означает создание уверенности в том, что все в обществе будут платить налоги. Но это также означает и борьбу с коррупцией.

    Мы должны послать сигнал обществу, что никто не обладает иммунитетом в том отношении, что с него не могут спросить за то, что он совершил, и в том числе в связи с тем, что касается твоей деятельности в правительстве. У нас сейчас расследуется 300 или 360 случаев в отношении разного ранга правительственных чиновников как предыдущего, так и нынешнего правительства. Это не избирательное правосудие, но мы не согласны с точкой зрения, что если ты глава правительства, и если ты совершаешь, - ну хорошо, скажем, «предполагаемые» правонарушения, в связи с которыми есть достаточно оснований для расследования, - то ты должен иметь иммунитет.

    В Корее в отношении бывшего президента было расследование в связи с коррупцией. В Европе расследования в отношении бывших глав правительств идут, по крайней мере, в трех странах. Так что, если говорить просто о нашем обществе, будь ты премьер-министр или министр правительства, ты отнюдь не над законом – это было бы неправильно.

    Мы понимаем, что восприятие может сделать задачу трудной, но для нас важно не только произвести хорошее впечатление посредством наших действий, но и изменить общество к лучшему.

    - Но вы согласны, что полностью новая независимая судебная власть на Украине еще не появилась.

    - Пока нет. Но еще раз, надо же с чего-то начинать...

    - Конечно, но начинать с Тимошенко?

    - А что, нам следует начинать с шофера такси или с кого-то, кто действительно отвечал за миллиарды долларов? Не следовало ли бы нам начать с тех, кто нанес наибольший ущерб обществу?

    - Возвращаясь к вопросу о восприятии, не чувствуете ли вы, что это преследование воспринимается как политически мотивированное, и что это может отбросить страны в достижении цели членства в Европейском Союзе?

    - Да. Но я думаю, опять-таки, что все усилия были предприняты для того, чтобы обеспечить прозрачность в данном конкретном расследовании. Существует много обвинений в отношении предыдущего правительства. Есть много обвинений и в отношении нынешнего правительства. Но есть определенные вещи, которые более-менее ясны. Чтобы убедиться в том, что это не избирательный подход, правительство наняло три иностранные признанные на международном уровне компании для аудита того, что было сделано.

    Что я могу сказать? Некоторые мои коллеги говорили мне, что мы открываем ящик Пандоры: они говорят – в следующий раз, когда вы выйдете из состава правительства, уже вас призовут к ответу. К счастью, единственное, что я могу украсть из моего министерства, это степлер.

    Фото: РИА Новости

    Опубликовано: 14/02/2011 14:46

    Перевод: inoСМИ.Ru

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ