Милиция сознательно назвала клинику, в которой орудовали «черные трансплантологи»

    Юрий Кучер сегодня — самый известный милиционер. Это он, начальник нового Департамента борьбы с киберпреступностью и торговлей людьми, сделал сенсационное заявление о возбуждении уголовного дела по фактам продажи и незаконной пересадки человеческих органов, в которых замешаны доктора украинской клиники с мировым именем — Национального института хирургии и трансплантологии им. Шалимова.
    Юрий Кучер сегодня — самый известный милиционер. Это он, начальник нового Департамента борьбы с киберпреступностью и торговлей людьми, сделал сенсационное заявление о возбуждении уголовного дела по фактам продажи и незаконной пересадки человеческих органов, в которых замешаны доктора украинской клиники с мировым именем — Национального института
    • Людмила Башкирова, газета «Новая»
    • 19 Серпня, 2010, 08:48
    • Розсилка

    Юрий Кучер сегодня — самый известный милиционер. Это он, начальник нового Департамента борьбы с киберпреступностью и торговлей людьми, сделал сенсационное заявление о возбуждении уголовного дела по фактам продажи и незаконной пересадки человеческих органов, в которых замешаны доктора украинской клиники с мировым именем — Национального института хирургии и трансплантологии им. Шалимова.

    Юрий Кучер сегодня — самый известный милиционер. Это он, начальник нового Департамента борьбы с киберпреступностью и торговлей людьми, сделал сенсационное заявление о возбуждении уголовного дела по фактам продажи и незаконной пересадки человеческих органов, в которых замешаны доктора украинской клиники с мировым именем — Национального института хирургии и трансплантологии им. Шалимова.

    — Юрий Михайлович, ваше заявление о черных трансплантологах стало сродни информационному взрыву. Реакция на него, кстати, была далеко не однозначной. — Я был достаточно искренен с журналистами на пресс-конференции… И, заметьте, ни разу не произнес словосочетания «черные трансплантологи». Это уже плоды фантазии ваших коллег-журналистов. Однако я сознательно назвал клинику, чтобы ни у кого не возникло соблазна спустить дело на тормозах. В деле фигурируют достаточно серьезные люди с широчайшими связями во всех сферах, в том числе и во властных структурах. Примечательно, что никто из руководства и врачей института не удивился, когда мы проводили обыски. Их было 15, в одно время и в разных точках. Никто не препятствовал, когда мы опрашивали врачей, когда изымали документы в бухгалтерии. В дело был посвящен широчайший круг людей. Все видели пациенты этой клиники. Были десятки понятых.

    Обратите внимание: руководство института очень аккуратно в высказываниях по телевидению. В итоге их претензии свелись к тому, что не определен процессуальный статус этих врачей. Да, на сегодняшний день они проходят по делу в качестве свидетелей. И сейчас нам ставят в вину, что, дескать, мы позарились на одну из святынь Украины, можем подпортить имидж страны в глазах мирового сообщества. Более того, одна очень «принципиальная» и настолько же «независимая» журналистка обвинила нас в посягательстве на достояние нации, цвет украинской медицины – высококлассных специалистов, входящих «…в десятку докторов, способных делать полную операцию трансплантации…». На это я могу заметить, что доктор Йозеф Менгеле, проводивший опыты над узниками лагеря Освенцим во время Второй мировой войны, также был хирургом высочайшей квалификации.

    Уверяю, в ближайшее время виновные перейдут в статус подозреваемых. Потом, возможно, и обвиняемых. С избранием соответствующей меры пресечения.

    — Институт грозится подать на МВД в суд за клевету. На вас оказывают давление?

    — В суд никто не подавал, и сомневаюсь, что подадут. Это было отмашкой с их стороны. На меня никто не давит. Более того, появились люди, которые, скажем так, были в поле нашего зрения и которые сейчас сообщают: «Мы готовы все рассказать».

    — Как ваш департамент вышел на торговлю органами в стране?— Исходной точкой был Интернет. Поступила оперативная информация на конкретных людей. Сначала вышли на вербовщиков, потом на организаторов, заказчиков и врачей.

    — Кто организатор? Расскажите о нем поподробнее.

    — Это на вид симпатичный молодой человек лет сорока. Гражданин Израиля. Он считает, что делал богоугодное дело. Говорить больше я пока не имею права.

    — Женщина, с которой общались мои коллеги и которая проходит пострадавшей в этом деле, говорит, что теперь боится за свою жизнь. Ей угрожают? И что говорят люди, которые продали свои органы?

    — Ей не угрожали, во всяком случае, у меня такой информации нет. Эта женщина в свое время потеряла почку. Ее муж, кстати, тоже, только чуть раньше. Не от хорошей жизни люди идут на это. Причины продать органы бывают разные: кто-то с кредитом прогорел, кто-то просто от безнадеги. Но по всем медицинским канонам эти люди теперь являются инвалидами.

    — Вербовщики и организатор торговли органами на данном этапе проходят как подозреваемые или уже как обвиняемые?

    — Они – подозреваемые. Но, думаю, это ненадолго. Очень скоро их статус изменится. Работа в этом направлении, уж поверьте мне, идет активная.

    — А как ведут себя врачи? Ни в чем не признаются?

    — Это не важно. Пусть молчат. У нас есть доказательства, показания других людей. Я знаю реальные случаи, когда люди приводили в институт донора и больного. На вопрос о пересадке органа получали ответ: «Степень родства не позволяет». Но в то же время им назывались суммы, которые нужно собрать, объяснялось, как и что нужно сделать. Более того, даже при соблюдении всех норм, когда родственник отдавал орган родственнику, пересадка делалась за определенную плату. Не зря ведь у одного из врачей нашли полмиллиона долларов.

    — Три года назад много шума наделал случай с матерью Евгенией Шевченко, которая продавала почку своего 4-летнего ребенка за $50 тысяч. Позже все затихло. Чем закончилась та история, кто-то понес наказание?

    — Департаментом было установлено, что женщина через Интернет на сервере бесплатных объявлений: www.doski.ru в разделе «Медицина — органы продам / куплю», разместила сообщение: «Продам детскую почку, 1 (+) группа крови. Цена договорная. Отправитель е-mail: Джанкой, АР Крым».

    В сентябре 2007 года в Департамент с письменным заявлением обратилась корреспондент одного из телеканалов с просьбой привлечь Шевченко к уголовной ответственности. К заявлению прилагалась видеозапись встречи с Шевченко, где последняя обсуждала условия соглашения о продаже детской почки.

    Шевченко была задержана в Специализированной медико-санитарной части, расположенной в Киеве. Почку сына она продала за 225 тысяч гривен. К счастью, орган ребенку не вырезали. Было возбуждено уголовное дело за «нарушение установленного законом порядка трансплантации органов и тканей человека». В декабре 2007-го Дарницкий райсуд Киева осудил Шевченко к 4 годам лишения свободы. Так что, как видите, шума на пустом месте не бывает.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ